Судебно-экономическая экспертиза



Судебно-экономическая экспертиза

Чаадаев С.Г., д.ю.н., профессор
Международной академии информатизации

Чадин М.В., преподаватель МГЮА

1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

1.1. Понятие, сущность и задачи судебно-экономической экспертизы

Для определения понятия судебно-экономической экспертизы следует прежде рассмотреть само понятие экспертизы. Термин "экспертиза" происходит от латинского "ехpertus", что означает "опытный", "сведущий".

Экспертиза предполагает исследование и решение опытными специалистами вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, экономики, искусства или других отраслей знаний с целью профессиональной оценки степени соответствия исследуемого объекта тем или инм заданным характеристикам.

Экспертиза может проводиться в различных государственных органах, ведомственных учреждениях и негосударственных организациях в зависимости от предмета и назначения экспертизы. При этом во всех случаях, когда говорят об экспертизе, то имеют в виду исследование, проводимое сведущим лицом (экспертом) для ответа на вопросы, требующие специальных (научных, опытных, профессиональных) познаний. Постановка решаемых экспертами вопросов определяется потребностями практики государственных органов, коммерческих и некоммерческих организаций, должностных лиц и просто интересами граждан. Чаще всего такие вопросы относятся к областям науки, техники, искусства и ремесла (ст. 78 УПК РСФСР).

Экспертиза есть прикладное исследование конкретного объекта в целях достижения не собственно научного, а прикладного знания. Характерной особенностью такого исследования является применение особых, специализированных методик, отвечающих требованию проверяемости. Поэтому любая экспертиза имеет свой определенный регламент, порядок осуществления, предопределяемый спецификой предмета экспертизы и сферой применения специальных знаний.

Экспертиза может иметь исследуемым предметом обстоятельства и элементы различных сфер практической деятельности, для профессиональной оценки которых необходимы специальные знания.

Судебная экспертиза отличается от несудебной тем, что порядок ее назначения и производства, а также использования полученных при этом результатов регламентирован процессуальным законодательством. Законодательные акты специально определяют основания и условия назначения судебной экспертизы. В соответствующем законе устанавливается принцип оценки и использования заключения эксперта как доказательства по делу; четко определены права и обязанности участников конституционного, уголовного, гражданского, арбитражного, налогового и административного процессов при проведении судебных экспертиз. Судебная экспертиза — единственное следственное действие, подготовительный и заключительный этапы которого осуществляют работники правоохранительных органов, а этап исследования — эксперт.

Таким образом, судебную экспертизу можно определить как одну из разновидностей экспертизы, обладающую особыми свойственными ей признаками, описанными в процессуальном законодательстве (Гражданском процессуальном кодексе РСФСР, Арбитражном процессуальном кодексе РФ и Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР). Также правовыми основами судебно-экспертной деятельности являются Конституция РФ, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Таможенный кодекс РФ, ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", первая часть Налогового кодекса РФ, ФЗ "О федеральных органах налоговой полиции", а также иные федеральные законы и нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие порядок судопроизводства, организацию и проведение судебной экспертизы (Основные нормативные акты, регулирующие судебно-экспертную деятельность, содержатся в Приложении 1). Как и всякая иная экспертиза, судебная экспертиза есть специальное исследование. Но не всякое исследование может быть названо судебной экспертизой.

Разные авторы при исследовании признаков судебной экспертизы выделяют различные "наборы" таких признаков.

Так, одна группа авторов к самостоятельным признакам относит: процессуальную форму, использование экспертом специальных знаний, процессуальную форму назначения судебной экспертизы, процессуальную самостоятельность и индивидуальную ответственность судебного эксперта, непосредственное исследование объектов экспертизы, объективное и всестороннее проведение судебной экспертизы, процессуальное оформление результатов экспертизы.

Другая называет признаками судебной экспертизы использование специальных знаний, проведение исследования с целью установления обстоятельств, имеющих значение для дела, специального субъекта экспертизы, определенную процессуальную форму производства, оформление результатов в специальном процессуальном документе — заключении эксперта.

Третьи называют такие черты, как субъект, объекты исследования, исследование как процесс применения специальных знаний в целях обнаружения доказательств, процессуальную форму исследования.

Сам термин «судебная экспертиза» означает, что имеется в виду не любая экспертиза, а используемая в судебном процессе (конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном, административном). Характерной чертой судебного процесса является достаточно жесткая процессуальная форма как способ его существования.

Процессуальная форма есть совокупность норм процессуального права, регулирующая порядок осуществления правосудия по судебным делам, порядок совершения процессуальных действий каждым из его субъектов в строго определенной последовательности. В процессе возможно только то, что урегулировано нормами процессуального права, и только в той форме, которую предусматривают нормы права. Фактические действия в процессе невозможны, они не влекут юридических последствий.

Следовательно, экспертиза в суде осуществляется постольку, поскольку она регламентируется нормами процессуального права. Именно совокупность последних является необходимой предпосылкой возникновения правовых отношений по поводу судебной экспертизы в процессе, а, следовательно, — и конкретных действий определенных субъектов процесса, связанных с назначением и проведением экспертизы, использованием ее результатов для доказательственных целей.

Поэтому вполне заслуживает внимания утверждение, что судебная экспертиза — это институт процессуального права, который (как и всякий правовой институт) представляет собой законодательно обособленную совокупность закономерно связанных однородных и однопорядковых по сфере действия норм процессуального права (конституционного, гражданского, арбитражного, уголовного или административного), обеспечивающих законченное регулирование группы процессуальных отношений, направленных (в конечном итоге) на осуществление правосудия.

Таким образом, судебная экспертиза не существует вне процессуальной формы, т.е. нельзя получить заключение эксперта как судебное доказательство, а нарушение любой процессуальной нормы при назначении, проведении экспертизы, оценке заключения эксперта истребляет доказательственную значимость заключения (независимо от его содержания).

Следовательно, заключение эксперта как самостоятельный вид судебного доказательства, предусмотренный ч. 2 ст. 49 ГПК РСФСР, ч. 2 п. 1 ст. 51 АПК РФ, ст. 69 УПК РСФСР, ч. 2 ст. 231 КОАП РСФСР, ч. 2 ст. 321 ТК РФ, ст. 63 , ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", ст. 95 НК РФ, может быть результатом только судебной экспертизы, т.е. такой экспертизы, которая была назначена и проведена после возбуждения судебного дела в строгом соответствии с правилами процессуального права.

Основной задачей судебно-экспертной деятельности является установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по поручению судов, судей, органов дознания, производящих дознания, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы.

Судебная экспертиза назначается вышеуказанными органами и лицами и состоит в проведении судебно-экспертных исследований объектов на основе специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и даче экспертом заключения по поставленным вопросам.

Таким образом, основным юридическим фактом, обусловливающим возникновение всей системы процессуальных отношений по поводу экспертизы в процессе, является определение суда о назначении экспертизы либо постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора, которые выносятся с соблюдением процессуальных требований. Решение о назначении экспертизы следователь (суд) принимает при наличии соответствующего основания, изложенного, например, в ст. 78 УПК РСФСР: "в случаях, когда... необходимы специальные познания...". Однако указанное основание, как отмечалось, является общим для экспертизы и иных форм использования специальных знаний.

На основании судебного определения (постановления) между судом (следователем) и экспертом складываются процессуальные отношения по проведению судебной экспертизы. Их содержание составят, с одной стороны, действия суда (следователя), с другой,— действия эксперта. К таковым со стороны суда (следователя) можно отнести: действия по определению и привлечению сведущего лица в качестве эксперта (или по определению экспертного учреждения), требование о проведении специального исследования и определение экспертных задач (опосредуются в определении (постановлении) о назначении экспертизы), контроль за законностью производства экспертизы, истребование заключения эксперта, его оценка, определение доказательственной силы (опосредуются обычно в судебном решении). Кроме того, суд вправе вызвать эксперта в судебное заседание для разъяснения заключения, а также для допроса (здесь складываются самостоятельные правоотношения). Эксперт, связанный правоотношениями с судом (следователем), тоже совершает действия в пределах своих процессуальных обязанностей и прав, в том числе: знакомится с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы; заявляет ходатайства о представлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения; с разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда присутствует при производстве допросов и других следственных и судебных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

Таким образом, судебная экспертиза всегда назначается судом (следователем) и проводится особым субъектом — экспертом, который приобретает процессуальный статус в силу юридического факта — определения суда (постановления следователя), о назначении судебной экспертизы. При этом сущность экспертизы можно определить как проведение сведушим лицом (экспертом) специального исследования.

В этой связи судебной экспертизой является применение специальных знаний не в любой форме, а только в форме исследования. Соответственно, участие специалиста в процессе для оказания помощи суду в совершении процессуального действия нельзя назвать экспертизой; результаты такой специальной деятельности никакого доказательственного значения не имеют. Исследование предполагает получение таких новых фактических данных, которые до этого суду не были известны и которые иным способом (например, показаниями свидетелей) установить нельзя. Иными словами, экспертиза направлена на выявление именно фактических данных, которые способны подтвердить (или опровергнуть) факты, имеющие юридическое значение.

Раскрыть сущность судебной экспертизы можно, лишь указав на ее основные признаки, которые отражают природу специальных познаний эксперта и отличают один род (вид) экспертизы от других. Такими признаками являются: предмет, объекты, методики экспертного исследования, которые должны рассматриваться в совокупности, поскольку ни один из этих признаков, взятый в отдельности, изолированно, не позволяет понять сущность экспертизы, а также ограничить один ее род (вид) от другого. Именно поэтому судебные экспертизы классифицируют с учетом совокупности трех названных признаков.

Каждый род (вид) судебной экспертизы имеет свой предмет, т.е. своеобразные фактические данные (факты, обстоятельства), установленные путем исследования материалов дела. Всякая экспертиза назначается и проводится для установления фактов, но эти факты специфичны для разных родов (видов) судебной экспертизы, за исключением случаев, когда один и тот же факт может устанавливаться (доказываться) с помощью различных процессуальных средств. Например, предмет криминалистической экспертизы составляют преимущественно факты отождествления лиц, предметов, веществ, животных по следам-отображениям; предмет судебно-медицинской экспертизы — факты, послужившие причиной насильственной смерти, и многие другие, связанные с исследованием медико-биологических свойств лица, трупа, выделений человеческого организма; предмет судебно-экономической экспертизы — факты правонарушений в сфере экономики и кредитно-финансовых отношений, размер материального ущерба и т. д.

Предмет экспертизы — ее существенный признак, которым определяются природа и источники познании эксперта любой специальности. Специальные познания эксперта необходимы для всестороннего изучения обстоятельств дела. Такие обстоятельства (факты) эксперт устанавливает в соответствии с заданием следователя, суда. Вот почему, говоря о предмете экспертизы, часто указывают на вопросы, которые решаются экспертом только определенной специальности. Однако подобное указание условно и несколько неточно, ибо предмет экспертизы составляют фактические данные, которые возможно получить с помощью исследований экспертов — представителей различных прикладных отраслей науки и техники.

Вместе с тем область специальных познаний эксперта определяется свойствами изучаемых объектов и методами (точнее, системой методов), которые используются для успешного решения поставленных перед экспертами вопросов. Вот почему предмет экспертизы является хотя и решающим, но не единственным признаком для отличения одного рода и вида экспертизы от других.

Объекты экспертизы — это закрепленные в материалах дела и предусмотренные процессуальным законодательством источники информации; в их числе главная роль принадлежит вещественным доказательствам, вещной обстановке места происшествия, образцам для сравнительного экспертного исследования. Объекты экспертизы часто не совпадают с предметами — вещественными доказательствами. Одни и те же предметы — вещественные доказательства — могут быть объектами исследования экспертов разных специальностей, нескольких родов судебной экспертизы. Но каждый раз такие вещественные доказательства изучаются специально для решения вопросов, относящихся к предмету данного рода и вида судебной экспертизы, из них извлекается посредством специальных исследований своеобразная информация. В зависимости от предмета экспертизы каждым из экспертов изучается особая информация и применяются специфические методики исследования.

Выбор и применение того или иного метода зависят от предмета и объекта экспертизы, иногда же разрабатываются специальные системы методов, которые в литературе именуются методиками экспертного исследования. Определяемость методик предметом и объектами экспертизы указывает на взаимосвязь: уяснив предмет и объект экспертизы, можно формировать методику исследования, а в итоге понять сущность судебной экспертизы. Содержание методик исследования должно рассматриваться как существенный признак каждого рода, вида, разновидности судебной экспертизы.

Системное представление о признаках судебной экспертизы может быть получено исходя из характеристики ее родовых и видовых черт. Тем самым уясняется и сущность судебной экспертизы.

В системе судебной экспертизы с учетом следственно-судебной и экспертной практики можно выделить различные уровни —

  • классы (типы), которые делятся на:

  • роды, а последние — на:

  • виды, дифференцируемые на:

  • разновидности (или группы).

Руководствуясь приведенной субординацией и трехмерным основанием классификации (предмет, объект, методика исследования в рамках экспертизы), можно указать на девять классов судебных экспертиз:

  • Судебно-медицинские и Психофизиологические экспертизы, среди которых в качестве родовых выступают собственно судебно-медицинские, в том числе судебно-токсикологические, судебно-психиатрические, а также пограничные с ними судебно-психологические экспертизы;

  • Криминалистические экспертизы: судебно-почерковедческие, судебно-технические экспертизы документов, судебно-трассологические, судебно-баллистические, судебно-портретные, а также экспертизы материалов, веществ и изделий из них либо их микроследов;

  • Судебные инженерно-транспортные экспертизы, из которых в данное время значительный удельный вес занимают судебно-автотехнические (точнее, автодорожные); далее можно назвать такие, как воднотранспортные, авиационно-технические (или воздушно-транспортные), железнодорожно-технические (железнодорожные);

  • Судебно-экономические экспертизы (СЭЭ) — в этом классе наиболее распространенными ныне являются судебно-бухгалтерские, финансово-кредитные и комплексные (комиссионные) экономические экспертизы;

  • Судебно-технические, в ряду которых можно назвать экспертизы:1) по технике безопасности в различных отраслях промышленного и сельскохозяйственного производства; 2) строительно-технические, в том числе проектно-технические; 3) пожарно-технические и 4) исследования взрывов и пожаров в промышленных цехах, на определенных технологических циклах. Взрывы часто являются следствием нарушения правил техники безопасности и сопровождаются пожарами. Вот почему такие исследования следует рассматривать в качестве самостоятельного рода экспертиз, тем более что в них подчас решаются пограничные вопросы между экспертизами пожарно-техническими и по технике безопасности в различных отраслях промышленного производства;

  • Судебно-экологические экспертизы, связанные с охраной природы и окружающей среды. Данный класс экспертиз образуют исследования, которые в настоящее время базируются на экологической науке, приобретающей в последнее время все большее актуальное значение. В следственно-судебной практике такие исследования пока единичны и осуществляются комплексно специалистами санитарно-эпидемиологических станций, учреждений по охране леса, вод и тому подобное в сотрудничестве с учеными в области экологии. Классификацию родов и видов таких экспертиз трудно создать, пока для этого не будет накоплен достаточный фактический материал.

Приведенная выше общая схема далеко не исчерпывающе дифференцирует экспертизы, тем более по их родам и видам. Но она облегчает нахождение места для проводимых в данное время в экспертных учреждениях судебных экспертиз и может оказаться полезной при организации их проведения.

Родовые признаки характеризуют суть экспертизы как исследования — и в этом смысле они присущи любой экспертизе (судебной и несудебной). Термин "судебная" выступает атрибутом экспертизы, ее дополнительным свойством, обусловленным особой социальной сферой применения и потому обусловливающим ее особую форму (правовую). Данный атрибут предопределяет видовые признаки экспертизы как правового явления.

Разработки в области классификации судебных экспертиз представляют собой необходимое условие эффективного использования специальных знаний в борьбе с преступлениями в различных сферах.

В законодательстве не содержится определения понятия специальных знаний. Нет единого мнения о содержании этого понятия и в специальной литературе. Поэтому при определении понятия специальных экономических знаний необходимо исходить из общих теоретических понятий специальных знаний и системы экономической науки, которая является базой экономических знаний, а также потребностей следственной и судебной практики.

Экономическая наука включает в себя отрасли знания, изучающие специфическую сторону производственных отношений в определенной области или сфере общественного производства или обмена и потребления. Экономическая наука исследует процессы, происходящие в экономическом организме общества в целом, отраслях хозяйствования и отдельных организациях в частности. Предмет экономической науки составляют закономерности и формы функционирования и развития производства, обмена и потребления.

Изучение следственной, судебной и экспертной практики показывает, что в СЭЭ при расследовании и рассмотрении преступлений в сфере экономики (нарушений договорных отношений) из всей системы специальных экономических знаний чаще всего необходимо применять такие науки, как бухгалтерский учет, экономика финансов и кредита.

СЭЭ предлагается классифицировать на следующие роды:

  • судебная бухгалтерская экспертиза;

  • судебная финансово-кредитная экспертиза;

  • комплексные и комиссионные СЭЭ.

Деление СЭЭ на указанные роды не только позволяет определить предмет, объект и задачи СЭЭ каждого рода, но выступает отправным пунктом дальнейшей классификации — выделения конкретных видов и разновидностей экспертиз. В основе такой классификации лежат экономические дисциплины, изучающие специфику производственных отношений в отдельных отраслях хозяйствования во взаимодействии с производительными силами, техникой и технологическим процессом.

Задачи судебно-бухгалтерской экспертизы можно подразделить на четыре группы. Указанный подход основан на классической теории судебно-бухгалтерских экспертиз и поэтому в полной мере отражает все аспекты экспертной деятельности в области бухгалтерского учета с учетом сложившейся рыночной экономики.

К первой группе относится установление обоснованности оприходования и списания материальных ценностей и денежных средств. По этой группе бухгалтерская экспертиза устанавливает:

  • обоснованность оприходования материальных ценностей по отдельным наименованиям материальных ценностей;

  • правильность отражения в учете расчетных операций за материальные ценности и услуги;

  • обоснованность оприходования, начисления, выплаты и списания денежных средств.

Ко второй группе относится установление наличия или отсутствия материальных ценностей и денежных средств. При решении этих задач судебно-бухгалтерская экспертиза устанавливает не только сам факт наличия (отсутствия) недостачи или излишков, но также ее (их) размеры, место и время образования, суммы материального ущерба, а также способы сокрытия недостачи (излишков) материальных ценностей и денежных средств или другого вида материального ущерба в бухгалтерском учете.

К третьей группе относится определение правильности ведения бухгалтерского учета, отчетности и организации контроля в целях установления:

  • соответствия отражения в бухгалтерских документах хозяйственных операций требованиям действующих нормативных актов по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности;

  • правильности документального оформления операций приема, хранения, реализации, списания материальных ценностей и денежных средств;

  • недостатков в организации и ведении бухгалтерского учета и контроля, которые способствовали или могли способствовать образованию недостач, излишков, необоснованному списанию денежных средств, причинению другого материального ущерба или препятствовали их своевременному выявлению;

  • правильности применения всех необходимых методов контроля при производстве ревизии или других способов современного финансового контроля для установления фактов недостачи, излишков материальных ценностей и денежных средств.

К четвертой группе относится установление круга лиц, в ведении которых находились материальные ценности и денежные средства, а также ответственных лиц за нарушение правил ведения учета и контроля. При решении задач этой группы судебно-бухгалтерская экспертиза устанавливает:

  • круг материально ответственных лиц, за которыми по документальным данным в период образования недостач (излишков), необоснованного списания числились материальные ценности и денежные средства;

  • круг должностных лиц, обязанных обеспечить выполнение требований по ведению бухгалтерского учета и контроля, несоблюдение которых установлено в процессе производства экспертизы.

Эксперт-бухгалтер может решать также и другие вопросы, связанные с несоблюдением требований бухгалтерского учета и контроля, финансовой, кассовой и расчетной дисциплины, если для этого необходимо применение его специальных познаний.

Каждая экспертная задача должна конкретизироваться применительно к конкретным обстоятельствам дела. Бухгалтерская экспертиза тесно связана с другими родами СЭЭ, поэтому такие задачи, как обоснованность списания материальных ценностей или денежных средств, способы сокрытия недостач и другие могут потребовать проведения других родов СЭЭ или комплексных СЭЭ.

При производстве СЭЭ, при расследовании и судебном рассмотрении дел нередко возникает необходимость в установлении обоснованности расчетов платежей в государственный бюджет, потребности в кредитах, расходования и использования денежных фондов и кредитов и т. п., что вызывает необходимость в назначении финансово-кредитной экспертизы. В гражданском и арбитражном процессах возникают вопросы установления "упущенной выгоды", суммы убытков от недопоставки продукции и других нарушений финансовых последствий нарушения договорных обязательств.

Решение этих задач предполагает более широкое использование органами расследования и судами специальных познаний из области науки финансов и кредита.

Финансовые и кредитные отношения — это такие экономические отношения, посредством которых происходит образование и использование целевых фондов денежных средств и которые возникают между кредитором и заемщиком но поводу стоимости, передаваемой во временное пользование. Теория финансов и кредита является неразрывной частью всей системы экономических наук. Эта теория тесно связана с наукой бухгалтерского учета, так как раскрывает смысл таких понятий, как бюджет, финансирование, капитальные вложения, налоги, отчисление от прибыли и др. Количественное отражение всех этих категорий осуществляется бухгалтерским учетом.

При расследовании и судебном рассмотрении дел о преступлениях (нарушениях договорных отношений) в сфере экономики необходимость использования финансово-кредитных экспертиз возникает и в тех случаях, когда требуется установить факты отклонений, нарушений в сфере финансирования и кредитования, в результате которых причиняется ущерб.

Ущерб от финансовых махинаций сводится к безвозмездному изъятию у собственника принадлежащих ему доходов, включая прибыль, с помощью интеллектуального подлога в документах, и использованию этих доходов и прибыли не в интересах предпринимательской деятельности. Без ведома и согласия собственников имущества, включая денежные средства, отчуждаются доходы, извлекаемые из использования этого имущества в результате предпринимательской деятельности.

Ущерб как последствие финансовых махинаций отличается от упущенной выгоды (убытков гражданско-правового характера), когда доход мог бы быть получен, но не был получен в силу форсмажорных или иных неблагоприятных обстоятельств предпринимательской деятельности.

Например, значительное место занимают правонарушения в сфере финансовой и банковской деятельности, они представляют серьезную угрозу экономическим интересам всего общества и причиняют ущерб гражданам, коммерческим структурам, государству, разрушают финансовую систему, способствуют расслоению общества. Они непосредственно входят в предмет исследования в рамках судебной финансово-кредитной экспертизы.

Эти правонарушения совершают предприниматели, а также разного рода аферисты, действующие под видом предпринимателей. В незаконных финансовых операциях нередко участвуют работники банков, которые либо выдают за взятки крупные кредиты, обналичивают безналичные денежные средства, либо соучаствуют в незаконных финансовых операциях, направленных на хищения. Значительный ущерб наносится неправомерными действиями должностных лиц органов управления, разбазаривающих бюджетные средства, выделенные регионам в виде целевых кредитов.

Преступные махинации сегодняшних предпринимателей связаны прежде всего с незаконным получением, в том числе и на льготных условиях, кредитов и их невозвращением. Инструментарий мошенников значителен, например:

  • создание лжефирм, чаще всего на подставных лиц, исключительно с целью получить кредит и присвоить его;

  • заключение кредитных договоров сопровождается изготовлением подложных документов, создающих видимость финансовой состоятельности (в частности, представляются ложные балансы, недостоверные бизнес-планы и технико-экономические обоснования предстоящих инвестиций за счет кредитных средств);

  • фабрикование подложных документов для обоснования кредитного запроса, договоров о якобы заключенных сделках;

  • представление подложных документов на право получения кредита на льготных условиях, по заниженной процентной ставке;

  • представление в обеспечение возвратности кредита подложных или полученных неправомерным путем гарантийных писем от имени солидных государственных или коммерческих структур;

  • представление в качестве залога неполноценного либо уже заложенного, а иногда и не принадлежащего получателю кредита имущества;

  • подкуп банковских работников, чтобы склонить их к выдаче кредитов с нарушением экономических нормативов, требований обеспечения возвратности кредита и т. д.

Использование подобных противоправных приемов позволяет преступникам не возвращать в установленный срок полученные кредиты, присваивать их либо, необоснованно пользуясь льготами, получать незаконный доход.

В одних случаях умысел преступников изначально направлен на присвоение кредитных средств, в других — действия по незаконному получению кредита первоначально могут быть направлены не на хищение, а на изыскание средств для погашения долгов. Когда с помощью полученного незаконным путем кредита не удается выпутаться из долгов, предприниматель скрывается с остатками кредитных сумм, не расплатившись с банком-кредитором.

При расследовании преступных действий по получению и присвоению кредитных средств важно проследить все этапы преступной деятельности, чтобы сделать правильный вывод об участниках преступной акции, обстоятельствах выделения льготного кредита, моменте возникновения умысла на хищение кредитных средств, обстоятельствах непогашения кредита и способах изъятия (незаконных перечислениях, обналичиваний) похищаемых средств (финансовой стороне преступления).

Исходя из этой задачи, следствию с помощью экспертов, в том числе и в области финансов и кредита, надлежит подробно исследовать:

  • обстоятельства создания фирмы (фирм), получившей кредит; законность ее учреждения, подлинность предъявленных при регистрации фирмы документов и т. д.;

  • договор (его подлинность) о той или иной хозяйственной сделке, предъявленный в качестве обоснования кредитной заявки;

  • представленные гарантии финансовой благонадежности и обеспечения возвратности кредита (баланс, гарантийные письма, залог, страховые полисы и др.);

  • подлинность документов о праве на льготное получение кредита;

  • обоснованность получения льготного кредита; правильность применения льготной процентной ставки; контроль за целевым использованием кредита; фактическое расходование полученного кредита;

  • подписание кредитного договора, движение полученных кредитных средств, его соответствие договору, представленному в качестве обоснования кредитного запроса;

  • изъятие кредитных средств, обстоятельства их обналичивания и фактическое расходование; судьба приобретенных на кредитные средства материальных ценностей;

  • участники незаконного получения кредита: наличие подставных лиц, на которых зарегистрирована лжефирма, организатора всей преступной акции; роль работников банка как при заключении кредитных договоров, так и при перечислении кредитных средств; роль должностных лиц органа управления, предоставивших льготный кредит.

Прослеживание фактической траты кредитных средств, экспертное исследование реальной деятельности коммерческой структуры могут подтвердить либо опровергнуть, что взятые в кредит средства не направлялись на цели, указанные в кредитном договоре.

С помощью судебных финансово-кредитных экспертиз исследуется экономическое содержание финансовых операций, указанных в платежных документах, реальная финансовая возможность их осуществления, происхождение перечисляемых средств, фактическая цель переброски денежных средств, их расходование, адекватность отражения в бухгалтерском учете, кому и в каком размере причинен материальный ущерб.

Финансово-кредитная экспертиза решает вопросы о соблюдении условий кредитования и обоснованности применения банком санкций в отношении организаций. В этих случаях финансово-кредитная экспертиза может решать вопросы обеспеченности задолженности по ссудам, эффективности использования, своевременности погашения и обоснованности применения санкций по отношению к организациям за нарушение порядка кредитования. Штрафы, неустойки и иные санкции, взимаемые в бесспорном порядке, списываются банком с расчетного счета организации. Вопросы об обоснованности взимания таких штрафов и о возмещении необоснованно списанных сумм решаются финансово-кредитной экспертизой.

Финансово-кредитная экспертиза может установить упущенную выгоду и другие вопросы из области финансов и кредита.

Правонарушения в сфере экономики, как правило, совершаются путем использования различных хозяйственных операций, экспертное исследование которых требует применения комплекса знаний из различных экономических наук. Сталкиваясь с необходимостью исследовать какие-либо хозяйственные операции или экономические показатели, следователь и суд зачастую возлагают решение всех возникающих вопросов на экспертов-бухгалтеров, которые, не являясь универсальными специалистами, не могут ответить на вопросы, для решения которых требуется комплекс различных видов экономических знаний.

В теории и на практике возникает вопрос, что следует понимать под комплексной СЭЭ.

Отдельно взятый род СЭЭ решает одни вопросы совершенно самостоятельно, другие — лишь располагая выводом (заключением) другого рода СЭЭ. В случае комплексного подхода имеет место последовательное производство различных СЭЭ.

Комплексная бухгалтерская — финансово-кредитная экспертиза устанавливает сумму материального ущерба, причиненного выпуском недоброкачественной продукции. При этом эксперт-финансист устанавливает размер штрафов, подлежащих начислению, например, за поставку нестандартной, недоброкачественной продукции.

Отдельного упоминания заслуживает вопрос о производстве СЭЭ в комплексе с экспертизами других классов, в частности, с товароведческой, технологической, строительной, технической экспертизой.

Например, в связи с противоречием представленных сторонами документов судом могут быть назначены строительно-техническая и судебно-бухгалтерская экспертизы, для определения стоимости спорного объекта в ценах, действовавших на момент заключения договора и на день заявления иска. Выводы такого рода СЭЭ в совокупности с другими доказательствами будут положены в основу судебного решения.

В отличие от комплексной, при производстве комиссионной экспертизы не требуется использования специальных знаний различных отраслей. Поэтому комиссионная экспертиза назначается тогда, когда для установления какого-либо одного обстоятельства привлекаются два и более специалистов одной отрасли знания (одной специальности) ввиду сложности экспертных задач.

В рамках этой позиции эксперт-экономист (эксперт-бухгалтер), который не согласен с общим выводом других экспертов, объективно может составить отдельное заключение только в случае, когда речь идет о применении специальных знаний в той же области, в которой он компетентен. Таким образом, отдельное заключение возможно лишь при комиссионной СЭЭ. При комплексной экспертизе эксперт, не согласный с выводами других экспертов, может подписать лишь свою исследовательскую часть, однако составить на этом основании отдельное заключение вряд ли возможно: комплексная экспертиза тем и отличается от комиссионной, что требует одновременного привлечения знаний различных областей.

На разрешение СЭЭ могут быть поставлены следующие вопросы:

  • имело ли место несоответствие договоров гражданско-правового характера (указываются отличительные признаки конкретного договора), первичных распорядительных документов (со сведениями о целях использования доходов от предпринимательской деятельности), бухгалтерского учета и отчетности данной организации (декларации о доходах предпринимателя — физического лица) фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности, в том числе хозяйственным операциям, результатам предпринимательской деятельности и целям их использования (указывается конкретный период деяний подследственного лица и отличительные признаки субъекта предпринимательства). Если имело место, то какое именно несоответствие, каков механизм и материальные последствия этого несоответствия для государства и кредиторов данной организации;

  • имела ли место неуплата налогов и обязательных платежей во внебюджетные фонды, а также невыполнение обязательств перед кредиторами в связи с механизмом несоответствия договоров гражданско-правового характера, первичных документов, бухгалтерского учета и отчетности фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности. Если имела, то в какой сумме, по каким видам налогов и перед какими кредиторами;

  • относятся ли к предпринимательской деятельности данного хозяйствующего субъекта (юридического лица или предпринимателя-физического лица) документы, которыми подтвержден акт проверки соблюдения налогового или валютного законодательства.

Ответы на эти и другие вопросы, возникающие по мере проведения СЭЭ, могут быть даны по результатам экспертного исследования.

Важным аспектом при определении СЭЭ является разграничение судебной ревизии, аудиторских проверок и СЭЭ. При этом необходимо исходить не только из прав и обязанностей ревизора и эксперта, но также из целей (задач) применения специальных знаний, способа их реализации и особенностей предмета исследования.

Также серьезные трудности вызывает на практике вопрос о том, в каких случаях работники правоохранительных органов должны требовать производства аудиторской проверки или ревизии, а в каких — назначать СЭЭ или иную экспертизу. При его решении следует учитывать особенности аудита, ревизии и судебной экспертизы, а также различия между ними, которые вытекают из сущности и правовой природы указанных понятий.

Аудит — это независимая экспертная оценка финансовой отчетности организации в соответствии с действующими правовыми нормами путем проверки соблюдения порядка ведения бухгалтерского учета и соответствия исследуемых хозяйственных операций законодательству.

Ревизия — это важнейшее средство документального последующего контроля производственной и финансово-хозяйственной деятельности организаций или отдельных должностных лиц за определенный период, производимой на основании приказа или распоряжения правомочного должностного лица подчиненными ему работниками — специалистами в соответствующих областях знания. Она входит в первоочередные функции органов государственного и вневедомственного контроля.

Судебная ревизия должна назначаться в тех случаях, когда с помощью ревизора (сведущего лица) необходимо собрать фактические и документальные данные, которые необходимы для судебного дела.

Объектом судебной ревизии являются фактическое наличие денежных средств, сырья и материалов, готовой продукции, товаров и других материальных ценностей, а также документы учета, отражающие хозяйственные операции. Объектом экономических экспертиз являются лишь документы учета и отчетности, отражающие хозяйственные операции.

Судебная экспертиза, в том числе и СЭЭ — это уголовно-процессуальное действие, назначаемое постановлением следователя (определением суда) и состоящее в производимом по поручению правоохранительных органов исследовании выявленных по делу материалов и объектов и даче заключения лицами, сведущими в науке, технике и других специальных отраслях знаний.

Существенные различия между судебной ревизией и экспертизой имеются и в методах исследования. Ревизоры применяют методы фактической проверки: проводят инвентаризации, контрольные закупки сырья и материалов в производстве, контрольные замеры выполненных работ и др. Эксперт-экономист эти методы не применяет. Не пользуется он и некоторыми методами документальной проверки, например, восстановлением количественно-суммового учета.

Очевидно, что между судебной ревизией и СЭЭ имеются существенные процессуальные и методические различия. Процессуальное различие заключается в том, что ревизор самостоятельно собирает документы. Методическое различие заключается в том, что ревизор применяет такие методы фактической и документальной ревизии, которые не вправе применять эксперт.

СЭЭ назначается, как правило, после проведения ревизии финансовой деятельности, которая выявила нарушения действующего законодательства и установила сумму причиненного ущерба, что стало предметом юридического расследования. Однако ревизия финансово-хозяйственной деятельности может проводится также по решению правоохранительных органов в момент проведения СЭЭ, если ранее проведенной ревизией собрано недостаточно доказательств, подтверждающих сумму ущерба, недостач и т.п. Поэтому СЭЭ имеет много общего с ревизией финансово-хозяйственной деятельности хозяйствующего субъекта по требованию правоохранительных органов, но между ними есть и существенные различия.

Для решения вопроса о том, проводить ли в судебном производстве аудиторскую проверку, ревизию или экспертизу, наиболее существенны следующие обстоятельства, характеризующие их различия.

Нормативная база проведения СЭЭ регулируется законодательством, а также Положением об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ и Инструкцией о проведении судебно-бухгалтерских экспертиз, утвержденной Министерством юстиции РФ по согласованию с Прокуратурой, Верховным Судом и Министерством внутренних дел РФ. Эксперт-экономист в своих действиях руководствуется только законом и Стандартами (Правилами) аудиторской деятельности, а ревизор — еще и нормативными документами ведомства, которое назначило ревизию.

Процессуальная сущность форм использования специальных знаний в области учета и контроля при проведении аудиторской проверки, ревизии или экспертизы по требованию правоохранительных органов различна. Документальная ревизия, проводимая по требованию следователя, как и СЭЭ, является одной из форм использования специальных знаний в судопроизводстве. Однако, в отличие от СЭЭ, проведение документальной ревизии регламентируется не процессуальным, а другими законами и подзаконными актами. Поэтому она представляет собой внепроцессуальную форму использования специальных знаний и остается по своей сущности формой последующего финансово-хозяйственного контроля и способом собирания доказательств. СЭЭ не относится к формам финансового контроля, а является способом установления фактических данных и обстоятельств.

Предметом аудиторской проверки или ревизии по требованию правоохранительных органов могут быть лишь обстоятельства, относящиеся к финансово-хозяйственной деятельности экономических субъектов или служебной деятельности их отдельных должностных лиц. Предметом СЭЭ могут быть любые обстоятельства, выяснение которых требуется по делу (разумеется, если для этого нужны специальные познания).

По характеру участия в процессе ревизор является должностным лицом и выступает на предварительном следствии и в суде в качестве свидетеля, дает свидетельские показания. Ревизор составляет акт, где отражаются результаты ревизии. Эксперт не дает показаний на предварительном следствии или в суде, а делает заключение на основании своих познаний и исследований. Он является участником процесса и в пределах своей компетенции может задавать с разрешения следствия или суда вопросы обвиняемым и свидетелям.

В соответствии с задачами, стоящими перед ревизией как средством административно-хозяйственного контроля, ревизор обязан наряду с изучением фактического положения дел на контролируемом объекте выявлять нарушения и преступления, а расследование и оценка этих преступлений входит в обязанности уполномоченных на то органов. Эксперт же исследует и устанавливает факты лишь в пределах своей компетенции, дает им квалифицированную оценку и не имеет целью своей деятельности выявление фактического положения дел на каком-либо хозяйственном объекте.

Проведение СЭЭ осуществляется по постановлению лица, производящего дознание, следователя, прокурора, а также по определению суда или постановлению судьи в связи с расследованием и рассмотрением уголовных, гражданских и арбитражных дел. Она поручается высококвалифицированному специалисту — эксперту-экономисту, который является штатным или внештатным сотрудником государственного экспертного учреждения. Законом допускается использование в качестве эксперта-бухгалтера аудитора, обладающего соответствующими профессиональными данными. Подбор таких специалистов, утверждение их состава и порядка их деятельности осуществляются руководителем экспертного учреждения.

Ревизию по требованию правоохранительных органов проводят ревизоры органов государственного или ведомственного контроля. В некоторых организациях, например в акционерных обществах, ревизионные комиссии (ревизоры) являются выборными.

Местом проведения СЭЭ являются помещения экспертных учреждении. В случае необходимости место проведения СЭЭ определяется экспертом по согласованию с органом, назначившим экспертизу. Ревизии по требованию правоохранительных органов проводятся, как правило, по месту нахождения исследуемого объекта. Закон предусматривает право изъятия при ревизии только тех документов, которые свидетельствуют о правонарушениях.

Основанием для назначения ревизии, проводимой по требованию правоохранительных органов, служат материалы расследования или судебного рассмотрения, из которых следует, что некоторые обстоятельства дела возможно установить только с помощью методов документальной ревизии. Основанием для назначения СЭЭ служат такие установленные обстоятельства дела, для правильной оценки которых следователем или судом требуется заключение эксперта-экономиста.

Основанием для проведения ревизии по инициативе правоохранительных органов является требование (постановление или определение) следователя, прокурора, арбитра или судьи к руководителю вышестоящей или контролирующей организации о назначении приказом и проведении этой ревизии. Основанием для проведения СЭЭ служит только постановление правоохранительного органа.

Объем работ при ревизии, назначаемой по требованию правоохранительных органов, и объем работ при СЭЭ устанавливается этими органами. Однако только в первом случае руководитель вышестоящего или контролирующего органа при назначении ревизии может включить в ее программу дополнительные вопросы. Как ревизор, так и эксперт по своей инициативе могут включать в программу работы дополнительные вопросы, но с согласия правоохранительного органа.

Объектами исследования ревизии, проводимой по требованию правоохранительных органов, являются записи, документы оперативно-технического и бухгалтерского учета, отчетность, материалы инвентаризаций, проверок, а также материалы дела. Использование при такой проверке материалов дела приближает ревизию по объектам исследования к СЭЭ. Объектами СЭЭ являются первичные и сводные документы бухгалтерского учета, содержащие фактические данные, необходимые для дачи заключения. В процессе исследования могут использоваться сведения из актов документальных ревизий, заключений экспертов других специальностей, показаний обвиняемых, свидетелей и из других материалов дела, если эти сведения предоставляются в качестве исходных данных и использование их связано с исследованием бухгалтерских документов. Однако эксперт-экономист вправе изучать только материалы дела и не может по собственной инициативе исследовать документы, находящиеся вне данного дела. При этом некоторые материалы дела (например, протоколы допросов свидетелей и обвиняемых, заключения экспертов), являясь объектами исследования эксперта-экономиста, могут не быть объектами документальной ревизии.

Методы ревизии и СЭЭ в основном сходны. Вместе с тем методики проведения ревизии и СЭЭ имеют отличия, а некоторые методы, которыми пользуются при ревизии, недопустимы при проведении экспертизы. Ревизоры при выполнении проверки по требованию правоохранительных органов используют в основном методы документального контроля. Только по согласованию со следователем или судом они могут применить методы фактического контроля: осмотры, инвентаризации, замеры выполненных работ, получение объяснения от ревизуемых, проведение встречных проверок в других организациях и пр. В отличие от ревизора, эксперт-экономист не имеет права собирать документы и другую информацию, которая является доказательством по возбужденному правоохранительными органами делу. Он не может получать справки от каких-либо лиц, выполнять контрольно-ревизионные действия (проводить инвентаризации ценностей или принимать в них участие, сверять взаиморасчеты, проверять расчетные операции и т.п.), привлекать к проведению экспертизы других лиц (что нередко делается на практике в ходе ревизии). Согласно действующему законодательству, эксперт-экономист может использовать лишь методы документального контроля. Он исследует только те материалы, которые ему представляет следователь. Если требуются дополнительные материалы, эксперт возбуждает соответствующее ходатайство перед назначившим экспертизу органом. Получать объяснения от обвиняемых и свидетелей он может, лишь участвуя в допросах этих лиц, осматривать какие-либо новые объекты — только в процессе следственного осмотра.

Проведенное разграничение ревизий, аудиторских проверок и СЭЭ позволяет установить сущность СЭЭ, а также ориентироваться работникам правоохранительных органов при решении вопроса о необходимой в каждом конкретном случае форме использования специальных познаний в области учета и контрольно-ревизионной деятельности. СЭЭ являются практическим познанием фактических данных, относящихся к экономической и социальной деятельности организаций, осуществляемых на основе использования специальных экономических знаний.

1.2. Предмет и объекты исследования судебно-экономической экспертизы

Предмет исследования определяет наиболее рельефно соответствующую отрасль знания, деятельности и потому дает основания для классификации этих отраслей.

В понятии предмета исследования "синтезируются" определенные стороны понятий объекта, цели (задачи) и методов исследования. Но это отнюдь не исключает возможности самостоятельного рассмотрения и использования указанных понятий. Отсюда вполне правомерно рассматривать отдельно понятия предмета, метода, объекта и задачи соответствующей отрасли знания (в т.ч. экспертизы), не забывая, однако, что в понятии предмета исследования "синтезируются" определенные стороны (элементы) остальных из указанных понятий.

Своеобразно должен решаться вопрос о предмете такой познавательной исследовательской деятельности, которая не направлена на безусловно реальный (например, "вещно-предметный") объект, а имеет целью установить прежде всего именно реальность своего объекта, исходя из предположения (гипотезы) о его наличии. Подобная гипотеза возникает на основе определенных данных (сведений, информации) о наличии объекта; материальными носителями этих данных являются различные вещи, документы, устные сообщения и т. п., связанные (реально или предположительно) с объектом исследования.

Под предметом такого рода исследовательской деятельности следует рассматривать данные (сведения, информацию) о ее объекте, исследуемые в определенных условиях и обстоятельствах (а также определенными методами) с целью достоверного установления наличия указанного объекта. Такое исследование может выражаться как в анализе уже имеющихся данных, так и в получении (собирании) дополнительных данных и их анализе. Что же касается материальных носителей этих данных (сведений, информации), то их можно рассматривать в качестве средств познания — учитывая их связь (реальную или предполагаемую) с объектом познания.

Проведение экспертизы (ее назначение и производство) занимает центральное место среди следственных действий, связанных с использованием специальных знаний.

Не случайно применительно к экспертизе закон (ст. ст. 82, 288 УПК РСФСР) говорит о ее предмете. И хотя это понятие не разъясняется (в связи с чем в литературе существуют различные трактовки его), оно имеет прямое отношение к предмету доказывания по делу.

Как уже упоминалось выше, предмет СЭЭ — ее существенный признак, которым определяются природа и источники познании эксперта любой специальности и, говоря о предмете экспертизы, часто указывают на вопросы, которые решаются экспертом определенной специальности. Для уточнения рассматриваемого понятия определялось, что предмет экспертизы составляют фактические данные, которые возможно получить с помощью исследований экспертов — представителей различных прикладных отраслей науки и техники. Также устанавливалось, что природа специальных познаний эксперта определяется свойствами изучаемых объектов и методами, которые используются для успешного решения поставленных перед экспертами вопросов и поэтому предмет, объекты и метод назывались в качестве признаков для классификации СЭЭ.

Понятие предмета экспертизы определяется многими учеными примерно однозначно. Большинство из них считает, что предметом СЭЭ являются факты, обстоятельства (фактические данные), устанавливаемые посредством СЭЭ. Встречаются иногда несколько иные формулировки предмета — как круга решаемых СЭЭ вопросов (задач), что сути дела не меняет, так как авторы вкладывают в их смысл адекватные трактовки.

В ходе СЭЭ устанавливаются определенные обстоятельства, факты действительности (но не закономерности). Однако для последующих субъектов — следователей, суда они выступают уже в качестве сведений о фактах (фактических данных), поскольку эксперт, как известно, не является конечным субъектом доказывания, и признавать какие-либо факты установленными могут только следствие и суд. Поэтому эти понятия в данном случае не являются антагонистическими, так как отражают различные аспекты одной и той же сути. В рамках СЭЭ для эксперта это будут факты, обстоятельства, а в рамках процесса доказывания в целом, для других субъектов — сведения, фактические данные.

Объекты экспертизы, в том числе и СЭЭ — это закрепленные в материалах дела и предусмотренные процессуальным законодательством источники информации; в их числе главная роль принадлежит вещественным доказательствам, вещной обстановке места происшествия, образцам для сравнительного экспертного исследования.

Объектом СЭЭ являются те источники сведений об устанавливаемых фактах и те носители информации, которые подвергаются экспертному исследованию и посредством которых эксперт познает обстоятельства, входящие в предмет СЭЭ. Таким образом, если факты, образующие предмет СЭЭ, являются целью и результатом исследования, то свойства объекта являются средством познания этих фактов.

Понятие объекта как источника фактических данных, носителя информации о фактах, составляющих предмет экспертизы, в том числе и СЭЭ является наиболее распространенным в научной юридической литературе.

Спорным является вопрос, относятся ли к объектам только материальные предметы, фрагменты вещной обстановки либо в их число могут быть включены также события, факты и другие идеальные объекты. Одни авторы определяют объект экспертизы как вещи или факты, другие решительно против этого возражают и включают в это понятие только объекты материального характера (люди, животные, вещи, документы).

В принципе экспертному исследованию могут подвергаться не только конкретные предметы, но и различные процессы (события, явления, действия), на основании изучения которых эксперт познает другие факты, являющиеся предметом экспертизы. Тем не менее, представляется целесообразным более узкое понимание объектов СЭЭ, а именно лишь как конкретных предметов, вещей, подвергающихся экспертному исследованию. Причем такое понимание объекта более оправдано не только потому, что в противном случае возможно смешение объекта и предмета СЭЭ (это соображение является основным аргументом сторонников данной точки зрения). Дело в том, что применительно к экспертному исследованию, в отличие от других видов познавательной деятельности, объект исследования является понятием не только гносеологическим, но и правовым, представляет собой единство гносеологического и правового аспектов. Правовой же режим может быть распространен лишь на реально существующие объекты. Объекты нематериального характера (факты, события прошлого) не имеют какого-либо процессуального статуса, и в отношении их не может быть установлен какой-либо процессуальный режим. В связи с этим представляется более правильным понимать под объектами экспертного исследования только материальные предметы, поскольку это позволяет наиболее полно учитывать правовую специфику судебной экспертизы.

Таким образом, объект (объекты) СЭЭ можно определить как предметы материального мира, подлежащие экспертному исследованию в целях установления фактов, входящих в задачи (круг вопросов) СЭЭ. Будучи вовлечены в процесс, представленные материалы получают статус вещественных или письменных доказательств.

Формирование предмета СЭЭ при ее назначении предполагает правильную и точную постановку вопросов перед экспертом, а формирование объекта связано с выявлением, собиранием и предоставлением эксперту объектов исследования.

Окончательно круг вопросов, задаваемых эксперту, формулируется судом в определении (гражданский процесс, арбитраж) либо в постановлении лица, производящего дознание, следователя, прокурора, которые выносятся с соблюдением процессуальных требований.

Прежде чем сформулировать конкретные вопросы эксперту, следует четко уяснить, какая сфера специальных знаний необходима при рассмотрении данного дела, какой вид экспертизы следует использовать и каков ее частный предмет. Именно частный предмет специального исследования является главным критерием, ориентируясь на который можно грамотно поставить вопросы перед экспертом.

При определении частного предмета СЭЭ следует учитывать два критерия: специальный и юридический.

Специальный обусловлен уровнем развития той или иной отрасли знания и практической разработанностью методов установления определенных фактов. Например, частным предметом судебно-экономической экспертизы может быть установление размера причиненного материального ущерба, который определяется механизмом несоответствия имеющих юридическое значение документов фактическим хозяйственным операциям, целям и результатам предпринимательской деятельности, а также целям использования этих результатов.

Понятно, что не всякий факт, который способна установить современная наука, может быть предметом СЭЭ, а только такой, который:

  • апробирован экспертной практикой и для его установления разработаны соответствующие методики;

  • может иметь значение для рассматриваемого судом дела.

На учет последнего обстоятельства и ориентирует юридический критерий.

Юридический критерий заложен в элементах норм права, применяемых судом. С точки зрения процессуальных категорий, данный критерий содержится в обстоятельствах, подлежащих установлению судом (предмет судебного познания).

Одновременный учет специального и юридического критериев позволяет точно определить частный предмет СЭЭ и, соответственно, круг вопросов эксперту. Правильная постановка вопросов эксперту — центральная и наиболее важная часть постановления уполномоченных лиц и определения судьи о назначении СЭЭ.

Вопросы, формулируемые в постановлении (определении) о назначении СЭЭ, должны отражать частный предмет экспертизы; они составляют содержание экспертного задания. Поэтому эксперт не вправе изменять формулировки вопросов, что порой имеет место на практике. Это совершенно определенно вытекает из смысла процессуального закона.

Определяя объект исследования, лицо, назначившее СЭЭ, решает вопросы: какие материалы эксперту необходимы, имеются ли они в его распоряжении, насколько они пригодны для исследования (доброкачественны).

Представив общие положения, связанные с предметно-объектным аппаратом экспертной деятельности, остановимся на понятиях предмета и объекта СЭЭ.

СЭЭ используется в судопроизводстве для установления фактических обстоятельств дела. При этом потребности правосудия в экономической экспертизе обусловлены необходимостью избежать заблуждения в юридической оценке деяний лиц, проходящих по делу.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются с помощью доказательств, которые выявляются, истребуются, исследуются и оцениваются в соответствии с нормами процессуального права.

Под доказыванием (доказательством) в логике понимают установление истинности одного суждения с помощью других, уже известных положений, суждений, принимаемых за истинные.

Как одно из судебных доказательств, СЭЭ представляет собой единое понятие, в котором взаимосвязаны фактические данные и средства доказывания как содержание и процессуальная форма. Фактические данные – логическое ядро судебных доказательств, так как они сообщаются суду в виде суждений о фактах, т.е. в виде логических категорий.

СЭЭ является самостоятельным источником доказательств, относящихся к предмету доказывания. Как самостоятельный источник доказательств, СЭЭ использует средства научного экономического анализа исходных данных, содержащихся в других доказательствах, приобщенных к делу.

Предмет СЭЭ определяется потребностями судопроизводства в использовании специальных познаний в области экономической теории и практики, с целью установления истины в судебном деле. СЭЭ должна соответствовать потребностям разных процессуальных институтов, исходя из различий в задачах разных звеньев судебной системы. В первую очередь, это относится к различиям предмета доказывания в гражданском и уголовном судопроизводствах. Если в гражданском (арбитражном) процессе предмет доказывания определяется на основе подлежащей применению судом нормы материального гражданского и (или) административного права, то в уголовном процессе предмет доказывания определяется подлежащими применению судом нормами уголовного материального права. Истине в суде соответствуют подлежащие доказыванию фактические обстоятельства предпринимательской деятельности, включая экономические признаки события, состава преступления, а также его последствия в сфере экономики.

В гражданском (арбитражном) процессе предметом судебного познания являются как фактические обстоятельства дела, так и права и обязанности сторон. В этой области права и соответствующие обязательства определяются договором и (или) законом.

В сфере экономики, регулируемой административным и гражданским правом, механизм внесения заведомо ложных сведений в документы, имеющие юридическое значение, выражается как несоответствие этих документов фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов, включая:

  • несоответствие фактическим целям использования доходов от предпринимательской деятельности (доходов от продаж) целей использования доходов, указанных в договорах гражданско-правового характера и первичных распорядительных документах;

  • несоответствие фактическим хозяйственным операциям сведений в первичных распорядительных документах;

  • несоответствие фактическим результатам предпринимательской деятельности (доходам от продаж) сведений в первичных документах, бухгалтерском учете и отчетности.

Целью исследования материалов дела в СЭЭ является установление материального вреда (ущерба), предполагающего правовую квалификацию ущерба как последствия правонарушения в сфере экономики и экономической деятельности.

Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве предопределяет задачи государственной правоохранительной системы, так как уголовный процесс в России носит смешанный характер и сочетает в себе розыскные и состязательные начала. Поэтому главной задачей правоохранительных органов является обеспечение необходимых условий для нормального функционирования правовых инструментов воздействия на экономику, защита от преступных посягательств на экономические интересы личности, общества и государства, ограждение от интеллектуального обмана процессуальных институтов административного и гражданского права.

Экономические исследования предметов и документов в СЭЭ должны отвечать потребностям уголовного судопроизводства во всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств предпринимательской деятельности, адекватным требованиям уголовно-процессуального закона.

В отличие от гражданского (арбитражного) процесса уголовно-процессуальный закон (ст. 68 УПК РСФСР) устанавливает такие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, как событие преступления, виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления, характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Неотъемлемым признаком события преступления является наличие предмета посягательства, чему в сфере экономики равнозначны доходы от продаж результатов предпринимательской деятельности (товаров, работ, услуг, продукции), доходы от продаж собственности (активов), доходы на капитал. Также к предмету преступных посягательств относятся не уплаченные государству налоги и обязательные платежи, так как по своему экономическому содержанию с материальной стороны они представляют собой часть доходов от предпринимательской деятельности.

В соответствии с характером причиняемого преступлением ущерба предметом судебно-экономического исследования предметов и документов по уголовным делам является:

  • использование доходов от предпринимательской деятельности не в интересах этой деятельности в причинно-следственной связи с недостоверным отражением (неотражением) в первичных документах, бухгалтерском учете и отчетности (декларации о доходах предпринимателя - физического лица) хозяйственных операций, результатов предпринимательской деятельности и целей их использования;

  • неуплата налогов и обязательных платежей государству в причинно-следственной связи с использованием доходов от предпринимательской деятельности в интересах или не в интересах этой деятельности, а также в причинно-следственной связи с недостоверным отражением (неотражением) в договорах, первичных распорядительных документах, бухгалтерском учете и отчетности (декларации о доходах предпринимателя - физического лица) хозяйственных операций, доходов от предпринимательской деятельности и целей их использования.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 г. № 11-П подчеркнуто, что "согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. В целях обеспечения выполнения этой публичной обязанности и возмещения ущерба, понесенного казной в результате ее неисполнения, законодатель вправе устанавливать меры принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства". Такие меры могут быть как правовосстановительными, обеспечивающими исполнение налогоплательщиком его конституционной обязанности по уплате налогов, то есть погашение недоимки и возмещение ущерба от несвоевременной и неполной уплаты налога, так и штрафными, возлагающими на нарушителей дополнительные выплаты в качестве меры ответственности (наказания).

В области административного права соответствующим законодательством регламентированы обязанности по уплате налогов, по организации бухгалтерского учета, контролю за его ведением и составлением отчетности, по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности.

К признакам состава преступления относится внесение заведомо ложных сведений в документы, имеющие юридическое значение для возникновения и выполнения обязанностей в области административного права и взаимных обязательств между сторонами в области гражданского права (интеллектуальный обман кредиторов и государства). Юридическое значение этих документов заключается в том, что они предоставляют право на судебную защиту законных имущественных прав и интересов.

Наличие вины (умышленная и неосторожная формы) конкретного лица или группы лиц в деянии с особо опасными последствиями для личности, общества и государства является необходимым условием привлечения к уголовной ответственности. Как известно, уголовную ответственность несут виновные лица, независимо от их должностного положения в государственном аппарате или служебного положения в коммерческих организациях (как правило – это реальные распорядители доходов от предпринимательской деятельности, намеренно искажающие цели использования доходов как предмета преступных посягательств, для удовлетворения личных или групповых материальных интересов).

Как упоминалось, механизм причинения ущерба от преступления с последствиями в сфере экономики заключается в интеллектуальном подлоге в документах, имеющих официальное юридическое значение для защиты законных имущественных прав и интересов как субъектов предпринимательской деятельности, так и государства.

С юридической стороны материальный ущерб как последствие преступления выражается в отчуждении (безвозмездном изъятии) у собственника части дохода, включая неуплаченные налоги и обязательные платежи государству, в причинно-следственной связи с несоответствием юридически значимых документов фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности. В итоге без ведома и согласия собственников отчуждаются доходы, извлекаемые в результате предпринимательской деятельности из использования принадлежащего собственникам имущества и рабочей силы. Доходы изымаются таким образом, что собственники вводятся в заблуждение относительно истинных целей использования этих доходов.

Наличие ущерба не зависит от того, отражены или не отражены доходы от предпринимательской деятельности в бухгалтерском учете. Так, доходы, принадлежащие кредиторам, в бухгалтерском учете у субъекта предпринимательской деятельности находят отражение как непогашенная кредиторская задолженность, в которой воплощена стоимость продукта предпринимательской деятельности кредитора в товарной форме (поставки продукции и товаров, выполненные работы и услуги). Аналогичным образом не выплаченная вследствие причиненного ущерба заработная плата работникам находит отражение в бухгалтерском учете как непогашенная кредиторская задолженность по расчетам с персоналом.

Ущерб как последствие преступления соответствует стоимости фактически заработанных субъектом предпринимательской деятельности доходов, изъятых у него безвозмездно и соответствующих совокупным потерям потерпевшей от преступления стороны.

С помощью интеллектуального подлога в документах, имеющих официальное юридическое значение, ущерб потерпевшей от преступления стороне причиняется различными способами.

Способы причинения ущерба не зависят от применяемого порядка и правил ведения бухгалтерского учета, особенностей учета у данного субъекта предпринимательства. К способам причинения ущерба относятся присвоение и растрата доходов от предпринимательской деятельности продавца (товара, работы, продукции или услуги, а также другого имущества).

Присвоение доходов представляет собой безвозмездное изъятие доходов от предпринимательской деятельности продавца, когда производятся расходы, не соответствующие поступившим к продавцу доходам. Доходы в виде денежных средств, соответствующие произведенным расходам и причитающиеся продавцу, к этому продавцу не поступают и используются на цели криминального характера не в интересах его предпринимательской деятельности.

Растрата доходов представляет собой безвозмездное изъятие доходов от предпринимательской деятельности, когда на цели криминального характера и не в интересах предпринимательской деятельности производятся расходы, соответствующие поступившим к продавцу доходам. В бухгалтерском учете поступившие доходы по соответствующим счетам активов баланса и реализации не отражаются.

В соответствии с предметом доказывания в уголовном судопроизводстве в судебно-экономической экспертизе по уголовным делам определение признаков умышленного характера деяний через экономические последствия преступлений является конечной целью исследования предметов и документов, содержащих в себе следы преступления.

Для определения материального ущерба экономическим интересам личности, общества и государства в сфере экономики и экономической деятельности экспертизой устанавливаются заведомо ложные сведения в самих первичных документах (недостоверное отражение или неотражение фактов предпринимательской деятельности) и как следствие — в бухгалтерском учете и отчетности.

Целью исследования материалов уголовного дела в СЭЭ является установление материального вреда (ущерба), предполагающего уголовно-правовую квалификацию ущерба как последствия преступления в сфере экономики.

К предмету СЭЭ относятся исходные данные в материалах уголовного дела в виде сведений о фактах реальной предпринимательской деятельности, независимо от гражданско-правовой, административно-правовой квалификации этой деятельности и уголовно-правовой квалификации деяний подследственного (подсудимого) лица.

К предмету СЭЭ относится:

  • весь результат предпринимательской деятельности, не отраженный в первичных документах, бухгалтерском учете и отчетности (неконтролируемый доход, включая не уплаченные государству налоги и обязательные платежи);

  • часть результата предпринимательской деятельности, соответствующая ущербу для собственников доходов и государства в сфере экономики (присвоенные, растраченные или сокрытые доходы от продаж, включая не уплаченные государству налоги и обязательные платежи).

К предмету СЭЭ по уголовным делам не следует относить:

  • нарушения законодательства при отсутствии вины или при наличии вины в неосторожной форме. Поэтому не преследуется цель выявить нарушения налогового законодательства, законодательства о бухгалтерском учете и гражданского законодательства независимо от причинно-следственной связи с недостоверным отражением (неотражением) в первичных документах, бухгалтерском учете и отчетности (декларации о доходах предпринимателя-физического лица) хозяйственных операций, доходов от предпринимательской деятельности и целей их использования;

  • административные проступки с умышленной формой вины при незначительности материальных последствий правонарушения, в том числе в виде неправильного исчисления налогов, несвоевременного их перечисления в бюджеты, нарушений в принятой корреспонденции счетов бухгалтерского учета, отсутствия документального подтверждения затрат, включаемых в себестоимость, других нарушений норм действующего законодательства и подзаконных правовых актов;

  • к предмету экспертизы не относится движение товарно-материальных ценностей вне связи с причинением ущерба собственникам доходов и государству, что обусловлено ограничением государственного вмешательства в сферу распоряжения собственником своим имуществом и доходами от его использования.

В соответствии с предметом исследования на разрешение СЭЭ могут быть поставлены следующие вопросы:

  • имело ли место несоответствие договоров гражданско-правового характера (указываются отличительные признаки конкретного договора), первичных распорядительных документов (со сведениями о целях использования доходов от предпринимательской деятельности), бухгалтерского учета и отчетности данной организации (декларации о доходах предпринимателя — физического лица) фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности, в том числе хозяйственным операциям, результатам предпринимательской деятельности и целям их использования (указывается конкретный период деяний подследственного лица и отличительные признаки субъекта предпринимательства). Если имело место, то какое именно несоответствие, каков механизм и материальные последствия этого несоответствия для государства и кредиторов данной организации;

  • имела ли место неуплата налогов и обязательных платежей во внебюджетные фонды, а также невыполнение обязательств перед кредиторами в связи с механизмом несоответствия договоров гражданско-правового характера, первичных документов, бухгалтерского учета и отчетности фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности. Если имела, то в какой сумме, по каким видам налогов и перед какими кредиторами;

  • относятся ли к предпринимательской деятельности данного хозяйствующего субъекта (юридического лица или предпринимателя-физического лица) документы, которыми подтвержден акт проверки соблюдения налогового или валютного законодательства.

Личная ответственность эксперта-экономиста за данное им заключение не сводится к ответу на вопросы следователя независимо от предмета экспертизы. Если на разрешение эксперта поставлены вопросы, находящиеся за пределами его компетенции, не требующие специального исследования с использованием особых познаний в экономической теории и практике, и не относящиеся к предмету экспертизы, на основании ст.ст. 2, 20, 68, 69, 78, 80, 82, 191 УПК РСФСР эксперт проводит исследование по вопросам, относящимся к предмету экспертизы.

В строгом соответствии выводов эксперта результатам исследования исходных данных, относящихся к предмету СЭЭ и содержащихся как в объектах исследования, так и в иных материалах дела, заключается личная ответственность эксперта-экономиста за данное им заключение.

В СЭЭ исследуются содержащиеся в доказательствах исходные данные, относящиеся к предмету экспертизы. Обязательным условием достоверности выводного заключения эксперта является исследование объектов, которые сами есть доказательства в данном деле.

Судебный эксперт-экономист, как и другие судебные эксперты, изучает вещественные доказательства, предоставленные в его распоряжение, преобразует полученные из этого источника доказательства и сам становится источником нового доказательства – заключения эксперта- экономиста.

Обязательным условием верного вывода по предмету СЭЭ является относимость исследуемых экспертом доказательств. Понятие относимости доказательств имеет важное значение для определения объектов СЭЭ.

Существуют различные мнения ученых-процессуалистов по поводу относимости доказательств. Например, согласно общему правилу судебного доказывания относимость доказательств в первую очередь определяется относимостью к делу фактов, для установления которых и привлекаются доказательства. В основе правила относимости доказательств лежит объективная связь между доказательствами и фактами, подлежащими доказыванию.

Следовательно, обязательным условием верного знания, достигаемого судебным экспертом-экономистом в процессе познания обстоятельств дела, является соблюдение правила относимости исследуемых доказательств как объективной связи между доказательствами и фактами (обстоятельствами), подлежащими доказыванию.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР № 9 от 26 сентября 1973 г. "О судебном решении" (с последующими изменениями и дополнениями) отмечалось, что обоснованным решение следует признать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости.

Признак относимости включен в дефиницию ч. 1 ст. 69 УПК, ч. 1 ст. 49 ГПК, п. 1 ст. 52 АПК. Процессуальное понятие "относимость" как признак судебного доказательства постоянен и не зависит от осознания его судом или другими участниками процесса. В случае, когда речь идет о правиле относимости, то подразумевается определенное правило поведения, закрепленное в норме права и имеющее определенного адресата — суд. Согласно данному правилу, суд воздействует на формирование доказательственного материала по делу, устраняя из процесса судебного доказывания информацию, не обладающую свойством отражать квалифицирующие признаки искомого (подлежащего доказыванию) обстоятельства.

В отличие от относимости, признак допустимости представляется более подвижным и отражает в себе такое свойство информации, как мера ее организации.

Данное свойство также по своей природе присуще информации и отражено в законодательной конструкции "средства доказывания" (ч. 2 ст. 49 ГПК, ч. 2 п. 1 ст. 52 АПК). Соответственно, именно мера организации информации (то есть средства доказывания по законодательной терминологии) выступает внутренней формой доказательства судебного. Следует также отличать свойство допустимости как признак доказательства от правила допустимости, на которое указывает ст. 54 ГПК, ст. 57 АПК. Как и правило относимости, правило допустимости есть определенная законом мера поведения обязанного субъекта познания — суда по регулированию процесса формирования доказательственного материала по делу.

Среди материальных носителей сведений, обладающих свойством относимости и относящихся к предмету СЭЭ, различаются объекты исследования и другие материалы дела.

Объекты СЭЭ включают в себя документы, отображающие следы правонарушения в сфере экономики и экономической деятельности. Эти следы сохраняются в документах, на основании которых осуществляется и в которых обобщается использование предмета преступных посягательств.

Соответственно к объектам СЭЭ относятся документы, отражающие волевое воздействие на процесс распоряжения доходами, извлекаемыми из использования принадлежащего собственникам имущества. Объекты экспертизы конкретизируют предмет исследования данным видом СЭЭ.

К такого рода документам относятся:

  • договоры гражданско-правового характера;

  • учетные бухгалтерские документы, включающие первичные (требования, наряды на отпуск материальных ценностей, банковские поручения, приходные, расходные, накладные и кассовые ордера, пропуска на вывоз продукции, транспортные документы, акты на списание товарных потерь, переоценку товара, разборку ремонтируемых объектов, платежные ведомости, поручения, квитанции и пр.); сводные (заборные книжки, группировочные ведомости, накопительные и группировочные таблицы, лицевые счета, ордера и пр.); материалы механизированного учета (магнитные носители — ленты, диски, машинограммы, табуляграммы, перфоленты, журналы сдачи и приемки документов на механизированный учет, журналы контрольных чисел и пр.);

  • учетные (счетные) регистры, к которым относятся книги, журналы-ордера, оборотные ведомости, карточки учета и др.;

  • документы бухгалтерской отчетности, включающие отчеты кассиров, авансовые отчеты, товарные отчеты материально-ответственных лиц и пр.;

  • материалы инвентаризации: инвентаризационные описи наличия товаров, сличительные ведомости, протоколы решений инвентаризационных комиссий, объяснения материально ответственных лиц;

  • иные материалы, необходимые для производства СЭЭ: акты ревизий, решения по ним вышестоящих органов, справки и уведомления о действиях с ценностями, заключения некоторых других экспертиз (товароведческой, строительной, технологической и пр.), относящиеся к предмету экспертизы сведения из показаний обвиняемых, свидетелей, протоколы обысков и выемок, неофициальные документы.

Относимость перечисленных документов как необходимое свойство доказательств определяется их юридическим значением для судебной защиты имущественных прав. Внесение заведомо ложных сведений (интеллектуального подлога) в эти документы относится к предмету судебного познания в уголовном деле и соответственно предмету СЭЭ.

Основываясь на теории судебного процесса, можно сделать вывод, что в соответствии с предметом СЭЭ к объектам исследования относятся договоры гражданско-правового характера и первичные распорядительные документы, имеющие официальное юридическое значение для подтверждения бухгалтерского учета и содержащие недостоверные сведения о целевом использовании доходов от предпринимательской деятельности. Такие документы относимы к исследуемой предпринимательской деятельности и имеют необходимую доказательственную силу в материалах уголовного дела.

К объектам СЭЭ относятся отчетные документы (балансы с приложениями, декларации о доходах), содержащие недостоверные сведения о результатах предпринимательской деятельности.

В бухгалтерском учете и отчетности субъекта предпринимательской деятельности как потерпевшей от преступления стороны следы преступления скрываются внешней видимостью баланса, внешним равенством его актива и пассива. За внешним равенством актива и пассива баланса скрываются признаки преступления. Признаки преступления проявляются через признаки причиненного преступлением материального ущерба. Признаки причиненного ущерба отражаются в виде несоответствия в отчетном балансе активов и пассивов по их внутреннему экономическому содержанию. Соответствующие следы ущерба обнаруживаются в подтверждающих балансы регистрах бухгалтерского учета, платежных документах, договорах гражданско-правового характера.

В области бухгалтерского учета и отчетности проявления преступных посягательств причинно обусловлены и неизбежны. Из-за несоответствия сведений первичных распорядительных документов целевому использованию доходов от предпринимательской деятельности имеет место несоответствие бухгалтерского учета и отчетности первичным документам, и уже как следствие — причинение ущерба.

Наиболее часто встречаются следующие процессы:

  • неведение бухгалтерского учета и непредставление отчетности в необходимые адреса;

  • несоответствие официальной бухгалтерской отчетности обобщенным данным бухгалтерского учета или составление бухгалтерского баланса не на основе учета, а "из области фантазии";

  • несоответствие данных бухгалтерского учета и отчетности наличию и содержанию первичных документов как юридических оснований для записей в бухгалтерском учете.

В СЭЭ исследуются документы независимо от их письменной формы, как материальные носители информации о фактах предпринимательской деятельности, имеющие доказательственное значение в уголовном деле.

Практический опыт производства СЭЭ по уголовным делам в соответствии с методологией и теорией уголовного процесса позволяет сделать некоторые обобщения, имеющие характер объективных закономерностей. Сохранившиеся в документах следы объективной стороны состава преступления отличаются особенностями в зависимости от способа причинения ущерба.

Так, при присвоении доходов интеллектуальный подлог вносится в следующие документы:

  • в официальные отчетные документы продавца, не получившего причитающихся ему доходов, оплаченные покупателем другому получателю;

  • в первичные распорядительные (платежные) документы, на основании которых продавцом, не получившим причитающихся ему доходов, производятся расходы как покупателем, соответствующие не поступившим к нему доходам и не соответствующие поступившим к нему доходам;

  • в договоры гражданско-правового характера, в соответствии с которыми доходы в виде денежных средств, причитающихся продавцу, не получившему доходы, поступают к другому получателю;

  • в договоры гражданско-правового характера, в соответствии с которыми продавцом, не получившим причитающиеся ему доходы, производятся расходы, не соответствующие поступившим доходам.

При растрате доходов интеллектуальный подлог вносится в документы:

  • в отчетные документы (баланс организации и приложения к нему);

  • в первичные распорядительные (платежные) документы, на основании которых фактические доходы поступают к продавцу под видом других по своей природе денежных средств (финансовая помощь, ссуды банка, долгосрочные займы у партнеров, возврат кредиторской задолженности, поступления по договору о совместной деятельности и пр.);

  • в первичные распорядительные документы, на основании которых не в интересах предпринимательской деятельности расходуются поступившие доходы, под видом безэквивалентных затрат, например, вкладов на депозитные счета в банках и в уставный капитал других организаций, на покупку акций и векселей, долевое участие в строительстве и пр.;

  • в первичные распорядительные (платежные) документы, на основании которых поступившие к продавцу доходы расходуются не в интересах предпринимательской деятельности, под видом эквивалентных затрат, например, на оплату сторонним организациям продукции, товаров, работ, услуг, причем затраты не соответствуют предмету продаж у субъекта предпринимательской деятельности как потерпевшей от преступления стороны;

  • в договоры гражданско-правового характера, в соответствии с которыми производятся расходы, соответствующие поступившим доходам и не соответствующие интересам предпринимательской деятельности продавца как потерпевшей от преступления стороны;

  • в договоры гражданско-правового характера, в соответствии с которыми поступают к продавцу доходы от покупателей под видом других по своей природе денежных средств (финансовая помощь, ссуды банка, долгосрочные займы у партнеров, возврат кредиторской задолженности, поступления по договору о совместной деятельности и пр.).

Таким образом, в соответствии с предметом СЭЭ к ее объектам по уголовным делам относятся документы, имеющие юридическое значение для судебной защиты имущественных прав и не соответствующие фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности в связи с безвозмездным изъятием доходов у субъекта предпринимательской деятельности как потерпевшей от преступления стороны.

Поскольку в гражданском процессе доказательствами являются достоверные документы, представляется, что и к объектам СЭЭ по гражданским делам относятся также указанные достоверные документы.

Следуя логике предмета экспертного исследования по гражданским делам, можно утверждать, что к объектам СЭЭ наряду с балансом организации относятся только те первичные документы, которыми подтверждаются убытки, причиненные стороне-истцу в связи с невыполнением договорных обязательств стороной-ответчиком.

Как показывает практика производства СЭЭ, весьма важное значение наряду с объектами СЭЭ имеют иные материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету СЭЭ. Изучение иных материалов дела позволяет эксперту укрепиться в выводах из исследования своих собственных объектов, лучше вникнуть в фабулу дела, тем самым предупредить возможные ошибки при исследовании объектов. Часто "своих" объектов бывает недостаточно для дачи заключения. В этом случае эксперт исследует относящиеся к предмету экспертизы исходные данные, содержащиеся в других материалах дела.

Иные материалы дела, содержащие исходные данные, относящиеся к предмету СЭЭ, включают в себя протоколы допросов с показаниями обвиняемых, свидетелей, потерпевших.

Протоколы допросов содержат сведения о фактах предпринимательской деятельности, которые не содержатся в объектах исследования по данному уголовному делу. К ним, например, относятся сведения о фактах продажи (реализации) товаров (продукции, работ, услуг), расчетов исследуемой организации с поставщиками или другими сторонними организациями, фактах натурального продуктообмена (товарообменных операций), принятых в организации формах бухгалтерского учета и порядке документооборота, соответствии сведений кассового и других участков учета исследуемой организации первичным документам, соответствии начисленной амортизации стоимости основных производственных фондов, срокам их окупаемости и нормам амортизации и другие.

Эксперт не дублирует показания, а отбирает из показаний относящиеся к предмету СЭЭ исходные данные, исследует их и делает выводы относительно предмета СЭЭ. Так, весьма важно отбирать из показаний свидетелей только сведения о фактах хозяйственных операций и абстрагироваться от определений характера гражданско-правовых сделок между субъектами предпринимательской деятельности. В противном случае можно сделать неверный вывод о причиненном ущербе.

Например, в одном уголовном деле исходные данные для дачи заключения о сумме причиненного государству ущерба содержались только в протоколах допросов свидетелей. При этом свидетелями употребляются термины, включая разные письменные формы договоров гражданско-правового характера, для показаний по поводу одной и той же сделки, в том числе "маркетинговые услуги", "посреднические операции", "взыскание дебиторской задолженности" и другие. Только абстрагирование от гражданско-правовых характеристик позволило эксперту сделать вывод о том, что коммерческой организацией оказывались специфические услуги по принуждению к погашению кредиторской задолженности в пользу поставщика со стороны потребителей за отпущенную электроэнергию. Доходы от оказания этих услуг составили разницу между стоимостью отпущенных в счет оплаты электроэнергии товаров народного потребления и стоимостью этих товаров, переданных коммерческой организацией кредитору – поставщику электроэнергии.

В целом следует обозначить следующие правила, которыми должны пользоваться судебные эксперты для работы с показаниями свидетелей:

  • выделение из протоколов допросов сведений о фактах товародвижения и встречного движения денег;

  • обязательное абстрагирование (непринятие во внимание) от гражданско-правовой формы взаимоотношений с другими субъектами предпринимательской деятельности;

  • четкое определение конкретного предмета продаж для данного субъекта предпринимательской деятельности (конкретный вид продукции, товара, работы или услуги);

  • определение доходов от продаж данного предмета продаж согласно имеющимся сведениям и в соответствии с объективным балансом взаимоотношений между продавцами и покупателями;

  • непринятие во внимание частного мнения свидетеля по поводу сведений о фактах взамен самих фактов товародвижения и движения денег.

Выводы эксперта из исследования показаний свидетелей могут быть истинными при условии признания следователем или судом правильными представленных эксперту исходных данных.

Объекты исследования и иные материалы дела, исследуемые экспертом-экономистом, включают в себя копии, ксерокопии, вторые и третьи экземпляры документов, имеющие значение для дела и приобщенные к делу в качестве доказательств. Эти документы исследуются при условии проверки их доказательственной силы средствами СЭЭ или другими следственными действиями.

Так, Российское гражданское процессуальное право не содержит ограничений в использовании производных доказательств. Однако закон подчеркивает, что письменные доказательства, как правило, представляются в подлиннике. Если представлена копия документа, суд вправе в случае необходимости потребовать представления подлинника.

При уничтожении подлинных первоначальных доказательств установление истины на основании производных выступает как необходимость. Закон обязывает стремиться к получению первоначальных доказательств в случае сомнений в правильности производных; при исследовании доказательств необходимо проведение проверки условий формирования производных доказательств и обстоятельств, влияющих на их достоверность.

Судья (суд) не может отказать в приобщении к делу доказательств по причине того, что они не являются первоисточниками. Достоверность как первоначальных, так и производных доказательств оценивается судом в результате сопоставления тех и других со всеми материалами дела.

1.3. Производство судебно-экономических экспертиз

1.3.1. Порядок назначения судебно-экономической экспертизы

Основаниями производства СЭЭ являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора. СЭЭ считается назначенной со дня вынесения соответствующего постановления или определения.

СЭЭ в стадии предварительного следствия может назначаться как органом дознания, так и следователем. Однако после возбуждения дела органы дознания обязаны провести лишь неотложные следственные действия по выявлению и закреплению следов преступления, после чего передают дело следователю. Поэтому в подавляющем числе случаев СЭЭ назначается именно следователем. На следователя в соответствии со ст. 69 УПК возлагается обязанность собирания доказательств, на основе которых устанавливаются наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства. Эти данные устанавливаются показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами.

Согласно ст. 69 УПК заключение эксперта является доказательством, а СЭЭ — процессуальным действием по его получению. Имеющиеся в деле акты, справки, заключения о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоятельства, именуемые СЭЭ (например, о недостаче ТМЦ и т.п.), хотя бы и полученные по запросу органов следствия или суда, но не отвечающие требованиям правил проведения СЭЭ, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении СЭЭ.

Следователь может назначить СЭЭ, если при производстве предварительного расследования необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле и если возникает необходимость в более компетентном анализе и истолковании собранных фактических данных, характеристике хода определенных процессов, связанных с делами, по которым предварительно уже проведена ревизия (ст.78 УПК).

Наиболее существенными основаниями для назначения судебной бухгалтерской экспертизы являются:

  • необходимость исследования вопросов, требующих применения специальных познаний эксперта-экономиста;

  • недоброкачественное проведение ревизии, выразившееся в наличии противоречий между актом ревизии и другими материалами дела, противоречий в выводах ревизоров при проведении первоначальной, повторной или дополнительной ревизий;

  • обоснованное ходатайство обвиняемого о назначении СЭЭ;

  • заключение экспертов других специальностей о необходимости проведения СЭЭ.

Назначение СЭЭ в соответствии со ст. 79 УПК не является обязательным и отнесено на усмотрение следователя. Кроме того, следователь вправе приостановить или прекратить проведение СЭЭ по своей инициативе или на основании заявлений участников процесса (в том числе и эксперта) на любой стадии ее производства. Эти функции могут выполнить также руководители следственных подразделений и прокуроры, осуществляющие надзор за следствием.

После принятия решения о проведении СЭЭ следователь оценивает с точки зрения достаточности и полноты материалы дела и собирает для СЭЭ дополнительные данные, без которых ее проведение невозможно. Собранный материал анализируется следователем и только после этого выносится постановление о назначении СЭЭ, в котором перечисляются вопросы, подлежащие разрешению экспертом. Следователь, суд не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение, недостача, кто виновен в растрате и т.п.). Материалы, необходимые эксперту-экономисту по каждому конкретному делу, устанавливает следователь. Однако представление дополнительных материалов может осуществляться и после назначения СЭЭ, если об этом ходатайствует эксперт.

Признав собранные для производства СЭЭ материалы достаточными, следователь назначает СЭЭ.

Процессуальным актом, реализующим это решение, является постановление следователя о назначении СЭЭ. Следователь, суд не вправе заменять постановление, определение о назначении СЭЭ другими документами, не предусмотренными законом (сопроводительным письмом, списком вопросов эксперту и т.п.).

Постановление по своему содержанию состоит из вводно-описательной и резолютивной частей.

Первая из них должна содержать следующие обязательные реквизиты: время и место составления постановления; классный чин или воинское звание следователя, его фамилию; наименование следственного органа; при назначении СЭЭ судом в определении указываются наименование суда, фамилии судьи и заседателей; № дела; указывается место и дата составления постановления.

В резолютивной части объявляется решение следователя о назначении СЭЭ, фамилия эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть проведена СЭЭ, излагаются вопросы, поставленные перед экспертом к разрешению в ходе исследования, и описываются предоставляемые в распоряжение эксперта материалы. В перечне материалов указываются: объекты исследования; образцы для сравнения; следственные материалы, знание которых необходимо эксперту. Указывается также местонахождение документов и объектов.

Способы производства экспертизы определяются, как правило, экспертом. Однако следователь правомочен, исходя из обстоятельств дела, указать в постановлении на необходимость определенного способа исследования (например, встречной проверки документов).

Предварительное следствие должно быть закончено в соответствии со ст. 133 УПК не позднее чем в двухмесячный срок. Поэтому если объем экспертной работы велик, то для ускорения проведения СЭЭ по инициативе следователя или руководителя экспертного учреждения к экспертизе привлекаются несколько экспертов одной специальности.

Назначение СЭЭ судом — сложный процесс, который является результатом реализации как инициативы участвующих в деле лиц, так и правомочий суда.

При назначении СЭЭ судом складывается комплекс процессуальных отношений: между судом и каждым из участвующих в деле лиц; между судом и экспертом. Эти отношения различаются по основаниям возникновения, содержанию, процессуальному значению. Отношения между судом и каждым из участвующих в деле лиц возникают по поводу ходатайства о назначении СЭЭ, о назначении конкретного эксперта, об отводе эксперта, о формировании круга вопросов.

Указанные процессуальные отношения опосредуются в ходатайствах заинтересованных лиц и определениях суда об их удовлетворении или отклонении и характерны для самого процесса назначения СЭЭ; они как бы предваряют назначение.

Результат действий по назначению СЭЭ отражается в особом процессуальном акте — определении суда о назначении судебной экспертизы. Именно оно вызывает к жизни систему отношений между судом и экспертом. Поэтому на его структуре следует остановиться подробнее.

В определении суда о назначении СЭЭ (как и в постановлении следователя) по уголовным делам должны быть указаны конкретные основания назначения СЭЭ, вопросы, которые требуется разрешить, материалы и обстоятельства дела, подлежащие исследованию. В том случае, когда в стадии предварительного следствия по делу проводилась экспертиза, суд вправе поставить перед экспертом вопросы, аналогичные тем, которые он разрешал по заданию следователя, и определить тот же круг материалов для исследования. Но от этого СЭЭ по поручению суда не становится повторной. Принцип непосредственности исследования доказательств по делу означает, что суд не связан и не ограничен материалами предварительного следствия. Он самостоятельно назначает и проводит СЭЭ, предусмотренные законом, — первичные, дополнительные, повторные — и может допросить эксперта (в соответствии со ст. 289 УПК).

Особенности назначения СЭЭ в судебном заседании обусловлены тем, что в формулировании вопросов, определении объема исследуемых обстоятельств принимают участие обвинитель, защитник, подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители; по всем поставленным эксперту вопросам заслушивается мнение участников судебного разбирательства, заключение прокурора.

Какие вопросы следует поставить на разрешение эксперта, устанавливает в конечном счете суд, включая их в свое определение либо дополняя ими ранее вынесенное. ГПК, в отличие от УПК (ст. 184), не содержит четких правил на этот счет. Тем не менее судебными практикой и доктриной выработаны некоторые общие требования и правила по составлению данного определения. Определение о назначении СЭЭ должно содержать все реквизиты, свойственные судебному определению и перечисленные в ст. 224 ГПК.

Содержание определения, главным образом, должно включать:

  • указание на время и место вынесения;

  • наименование суда (его состав и секретарь судебного заседания);

  • наименование лиц, участвующих в деле, и предмета спора (краткая фабула дела);

  • указание на обстоятельства, имеющие значение для дела (факты предмета доказывания или доказательственные факты), для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза;

  • мотивы суда, по которым он пришел к выводу о потребности в СЭЭ, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался при назначении СЭЭ;

  • наименование частного предмета (вида) СЭЭ;

  • формулирование экспертной задачи — вопросы эксперту;

  • определение объекта исследования (или в отношении кого оно проводится);

  • кому поручается производство СЭЭ (наименование организации, лаборатории, фамилия, имя, отчество эксперта);

  • наименование материалов дела, передаваемых в распоряжение эксперту (например, протокола судебного заседания, протоколов допроса свидетелей, собственноручные записи испытуемого — перечисляются, какие именно);

  • описание сравнительных материалов (если таковые передаются в распоряжение эксперту);

  • срок, в течение которого должна быть проведена СЭЭ;

  • место проведения СЭЭ (в суде или вне суда);

  • предупреждение экспертов об ответственности, согласно действующему законодательству (ст. 307 УК РФ), за дачу заведомо ложного заключения;

  • подпись судьи (судей), вынесшего определение.

Как видим, структурно определение включает три части:

  • подготовительную или вводную (место, время вынесения, состав суда, по какому делу, по ходатайству какой стороны, если таковое имело место);

  • описательную (краткая фабула дела — с выделением юридических обстоятельств, доказывание которых требует проведения экспертизы, а также поводов и оснований экспертизы);

  • постановляющую (объект и предмет исследования, вопросы эксперту, кому поручается, перечень передаваемых материалов).

Описательная часть должна быть сформулирована таким образом, чтобы из нее было ясно, почему возникла потребность в данной СЭЭ, для установления судом какого юридически значимого обстоятельства могут быть пригодны ее результаты, какова специальная цель данного исследования.

Учитывая необходимость усиления процессуальных гарантий прав сторон при назначении СЭЭ, постановляющую часть следует дополнить указанием на ознакомление сторон с определением о назначении СЭЭ.

В определении о назначении СЭЭ не указываются порядок и сроки обжалования, поскольку закон не предусматривает такой возможности. Заинтересованное лицо, не согласное с определением о назначении СЭЭ (например, с кругом заданных эксперту вопросов или с самим фактом назначения экспертизы), не может обжаловать такое определение отдельно от обжалования судебного решения.

Если вышестоящий суд признает назначение СЭЭ незаконным или необоснованным и отменит определение о назначении СЭЭ, то, соответственно, "аннулируются" все юридические последствия такого определения. Например, если суд уже успел получить заключение эксперта (в случае, когда обжалование определения происходит без приостановления производства СЭЭ), то отмена вышестоящим судом определения о назначении СЭЭ делает невозможным использование судом первой инстанции заключения эксперта в качестве доказательства.

Так, назначая СЭЭ в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, нужно обращать внимание на сроки, установленные ст. 99 ГПК (подготовка дела совершается в пределах семидневного срока). Если производство СЭЭ требует большего времени, то по мотивированному определению судьи общий срок подготовки дела может быть продлен до 20 дней; однако данное полномочие судьи предусмотрено законом для исключительных случаев (ч. 1 ст. 99 ГПК).

Поскольку СЭЭ чаще всего проводится вне суда (т.е. не в зале судебного заседания), то при ее назначении в стадии судебного разбирательства возникает необходимость предоставить эксперту время на специальное исследование. Поэтому в ГПК предусмотрено право суда приостановить производство по делу в случае назначения СЭЭ (п. 5 ст. 215 ГПК). Определение о приостановлении производства выносится судом по ходатайству заинтересованных лиц либо по своей инициативе.

На необходимость комиссионной или комплексной СЭЭ указывается в постановлении (определении) о назначении СЭЭ. Руководитель экспертного учреждения вправе дать указание о проведении комиссионной или комплексной СЭЭ по своей инициативе или по инициативе эксперта. Эксперт, производящий СЭЭ вне экспертного учреждения, придя к выводу о необходимости комиссионной или комплексной СЭЭ, ставит об этом вопрос перед следователем (судом) в порядке, предусмотренном процессуальным законом.

1.3.2. Производство экспертизы в судебно-экспертном учреждении

Производство судебно-экономических экспертиз в учреждениях системы Минюста России осуществляется на основании утвержденной 9 июня 1987 г. "Инструкции о производстве судебных экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР".

Руководитель экспертного учреждения, получив постановление следователя об экспертизе, обязан поручить ее производство одному или нескольким экспертам. Согласно ст. 78 УПК вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний последнего. Кроме того, руководитель экспертного учреждения проверяет соответствие вопросов, поставленных перед экспертом, требованиям закона и оформляет проведение экспертизы в виде задания (Приложение 3).

Задание составляется в двух экземплярах и выдается под расписку эксперту-экономисту. Первый экземпляр задания передается органу, назначившему экспертизу. На обороте этого экземпляра эксперт-экономист дает подписку о предупреждении об ответственности за отказ от дачи заключения, за дачу заведомо ложного заключения и о неразглашении данных предварительного следствия или дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Второй экземпляр задания остается в учреждении судебной экспертизы.

В соответствии со ст. 189 УПК, если экспертиза производится вне экспертного учреждения, следователь после вынесения постановления о назначении экспертизы вызывает к себе лицо, которому поручается экспертиза, удостоверяется в его личности, специальности и компетентности, устанавливает отношение эксперта к обвиняемому, подозреваемому и потерпевшему, а также проверяет, нет ли оснований к отводу эксперта.

Следователь вручает эксперту постановление о назначении экспертизы, разъясняет эксперту права и обязанности, предусмотренные ст. 82 УПК и предупреждает его об ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения или за дачу заведомо ложного заключения. О выполнении этих действий следователь делает отметку в постановлении о назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта.

При отсутствии ходатайств либо после разрешения их в установленном порядке эксперту предоставляются необходимые материалы дела, и он приступает к исследованию. Объем предоставляемых эксперту материалов, направление расследования определяется следователем. Он может по своей инициативе предоставить эксперту дополнительные материалы, поставить перед экспертом новые дополнительные вопросы и исключить ранее поставленные.

При этом рекомендуется избегать ознакомления экспертов с материалами, как негативно характеризующими личность обвиняемых, так и прочими обстоятельствами, не имеющими непосредственного отношения к предмету экспертизы. Эксперту также не следует высказывать предположений, которые могут не подтвердиться в процессе исследования, но влияют на принимаемые решения следователя до получения им заключения экспертизы.

Эксперт может работать с материалами дела в помещении, предоставленном ему следователем. При производстве экспертизы в экспертном учреждении эксперт работает с документами на своем рабочем месте. С разрешения следователя допускается часть исследований производить в организациях, имеющих отношение к изучаемым обстоятельствам.

Руководитель экспертного учреждения в течение пяти суток должен сообщить о нарушениях в оформлении представленных на экспертизу материалов назначившему ее органу. Если этим органом не принимаются необходимые меры для устранения недостатков, руководитель экспертного учреждения имеет право вернуть материалы без исполнения вместе с сообщением о невозможности дачи заключения.

Согласно установленному порядку, сроки производства экспертиз устанавливаются руководителем экспертного учреждения (структурного подразделения) в пределах 20 дней после предварительного ознакомления эксперта с материалами дела. Предварительное ознакомление должно продолжаться не более пяти дней. Если экспертиза не может быть выполнена в 20-дневный срок, руководитель экспертного учреждения ставит об этом в известность лицо (орган), назначившее экспертизу, и устанавливает по согласованию с ним дополнительный срок.

Руководитель экспертного учреждения обязан контролировать качество и сроки проведения экспертизы. По завершении экспертизы руководитель экспертного учреждения проверяет обоснованность выводов, полноту исследования, правильность оформления заключения и направляет материалы в назначивший экспертизу орган. Заключение экспертизы представляется следователю в отпечатанном виде и оговоренном заранее количестве экземпляров. В соответствии со ст. 193 УПК следователь, получив заключение эксперта (или его сообщение о невозможности дать заключение), обязан предъявить его для ознакомления обвиняемому, который вправе дать свои объяснения и заявить возражения по существу заключения, а также ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.

Важнейшими статьями, регулирующими назначение и проведение дополнительной или повторной экспертизы являются: ст. 68 АПК, ст. 81, 194 и 290 УПК, ст. 77 и 181 ГПК, ст. 95 НК.

Несогласие с заключением эксперта-экономиста лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда должно быть мотивировано и отражено в решении или постановлении.

Назначение дополнительной или повторной экспертизы при несогласии участников процесса с выводами эксперта-экономиста не является обязательным. При их назначении следует учитывать наличие в деле иных доказательств, а также практическую возможность проведения вторичной экспертизы,

Постановление о назначении дополнительной или повторной экспертизы должно содержать, кроме данных, предусмотренных для первичных экспертиз, также изложение конкретных оснований, по которым она оказалась необходимой. К важнейшим из них можно отнести: кто и по каким вопросам ранее производил экспертизу и к каким выводам пришел; какие дополнительные вопросы необходимо поставить на разрешение экспертом; какие обстоятельства остались невыясненными, требуют разъяснения или проверки.

Назначение дополнительной или повторной СЭЭ оформляется соответствующим определением (постановлением), схожим по своей структуре с определением о назначении первичной СЭЭ, которое выносится в совещательной комнате.

Главная особенность постановлений о назначении дополнительной и повторной экспертиз в том, что в них подробно излагаются причины, обусловившие необходимость назначения и проведения последних. Подробно указывается, в чем неясность или неполнота заключения первичной экспертизы, в результате каких обстоятельств возникли дополнительные вопросы, поставленные на рассмотрение эксперту, и появились сомнения в правильности предыдущего заключения эксперта.

К постановлению о назначении дополнительной или повторной экспертизы приобщаются заключения первичных экспертиз со всеми приложениями к ним. Постановление о назначении дополнительной или повторной экспертизы оглашается обвиняемому, при этом поясняются его права.

Если по вновь открывшимся обстоятельствам дела возникает необходимость в изучении новых материалов и объектов или меняются исходные данные исследования, то вместо дополнительной или повторной экспертиз может назначаться новая экспертиза. Допускается поручение ее проведения тому же эксперту-экономисту.

Результаты нового экспертного исследования оцениваются во взаимозависимости с результатами предыдущих. Например, следователь может согласиться с выводами новой (повторной или дополнительной) экспертизы, а суд — установить их неосновательность и использовать при вынесении приговора первоначальное заключение по рассматриваемому вопросу. То есть следователь и суд оценивают эти заключения по существу.

Дополнительная экспертиза проводится в случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта. Ее проведение поручается тому же или другому эксперту Недостаточно полным признается заключение, базирующееся на изучении не всех представленных эксперту документов или не содержащее исчерпывающих ответов эксперта на поставленные вопросы.

В определении (постановлении) оговаривается, какие объекты дополнительно направляются на экспертное исследование, помимо материалов, бывших предметом первой экспертизы.

Следователь, суд и арбитраж назначают дополнительную СЭЭ, главным образом когда:

  • возникают новые обстоятельства (например, появление новых документов и показаний, не являвшихся объектами исследования экспертизы) в расследуемом деле, которые невозможно решить без дополнительной экспертизы;

  • в процессе разбирательства возникли новые вопросы, имеющие существенное значение для данного дела;

  • необходимо удовлетворить мотивированное требование обвиняемого или истца о назначении дополнительной экспертизы;

  • первичное заключение оказалось недостаточно полным.

При несогласии с заключением эксперта следователь или суд по ходатайству лица, участвующего в деле, может назначить повторную экспертизу. Вопрос о повторной экспертизе может быть поставлен теми же лицами, что и о дополнительной экспертизе, — следователем, судом, обвиняемым и другими участниками процесса.

Особенностями повторной судебно-экономической экспертизы является то, что в постановлении о назначении повторной экспертизы указывается, что она обязательно поручается другому эксперту или другой группе экспертов.

При производстве повторной экспертизы наряду с вопросами, которые были предметом первичной экспертизы, целесообразно поставить вопросы о правильности (научной обоснованности и применимости в данном случае) того или иного метода исследования; о возможности получить с помощью примененных при первоначальной экспертизе методов и средств те данные, которые зафиксированы в заключении.

К основным причинам назначения повторных СЭЭ относятся следующие:

  • нарушение процессуальных правил проведения экспертизы;

  • нарушение прав обвиняемых при назначении и проведении экспертизы;

  • выявленная некомпетентность эксперта в данном вопросе и необоснованность его заключения;

  • наличие противоречий в заключениях нескольких экспертов, проводивших исследования по одному делу, урегулировать которые в процессе проведенного расследования не удалось;

  • возможная заинтересованность эксперта в исходе дела;

  • несоответствие и противоречие исходных данных и выводов по ним;

  • установление новых данных, которые могут повлиять на выводы эксперта.

Комиссионная судебная экспертиза производится несколькими, но не менее чем двумя экспертами одной или разных специальностей. Комиссионный характер судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившими, либо руководителем судебно-экспертного учреждения. Организация и производство комиссионной судебной экспертизы возлагаются на руководителя судебно-экспертного учреждения либо на руководителей нескольких судебно-экспертных учреждений. Комиссия экспертов согласует цели, последовательность и объем предстоящих исследований, исходя из необходимости решения поставленных перед ней вопросов.

В составе комиссии экспертов, которой поручено производство СЭЭ, каждый эксперт независимо и самостоятельно проводит исследования, оценивает результаты, полученные им лично и другими экспертами, и формулирует выводы по поставленным вопросам в пределах своих специальных знаний. Один из экспертов указанной комиссии может выполнять роль эксперта-организатора; его процессуальные функции не отличаются от функций остальных экспертов.

При производстве комиссионной СЭЭ экспертами одной специальности каждый из них проводит исследования в полном объеме и они совместно анализируют полученные результаты. Придя к общему мнению, эксперты составляют и подписывают совместное заключение или сообщение о невозможности дачи заключения. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласия.

При производстве комиссионной СЭЭ экспертами разных специальностей (комплексной экспертизы) каждый из них проводит исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за них ответственность. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласия.

Заявления обвиняемого по выводам экспертизы должны быть обязательно проверены путем допроса эксперта в порядке разъяснения и (или) дополнения данного им заключения, выполнения иных следственных действий, анализа и оценки достоверности проведенного экспертного исследования. Решение по результатам ознакомления обвиняемого с заключением эксперта принимает следователь.

Согласно ст. 192 УПК следователь вправе допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения, а эксперт вправе изложить свои ответы в письменной форме.

По прочтении эксперт своей подписью удостоверяет (на каждой странице) правильность записи всех ответов, а в конце протокола собственноручно указывает способ изучения протокола ("прочитан лично", "оглашен следователем") и фиксирует правильность сделанных в нем записей. Протокол подписывается и следователем.

При производстве судебной экспертизы в судебно-экспертном учреждении могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации.

Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать эксперту вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

При составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается.

В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

Руководитель судебно-экспертного учреждения после получения постановления или определения о назначении экспертизы выполняет предусмотренные законом процессуальные функции по организации производства судебной экспертизы и по обеспечению участия судебного эксперта на стадии дознания, предварительного следствия, в судебном заседании.

Руководитель судебно-экспертного учреждения обязан:

  • по получении постановления или определения о назначении экспертизы поручить ее производство конкретному лицу или комиссии специалистов из числа сотрудников учреждения, обладающих специальными познаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные перед экспертом (экспертами) вопросы;

  • разъяснить эксперту или каждому члену экспертной комиссии обязанности и права судебного эксперта;

  • предупредить эксперта (экспертов) об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем отбирает у него (у них) подписку, которая вместе с заключением эксперта направляется следователю;

  • определить срок производства экспертизы в порядке, установленном процессуальным законодательством и подзаконными нормативными актами, и контролировать его соблюдение;

  • по окончании экспертного исследования направить заключение эксперта, объекты исследования и материалы дела органу или лицу, назначившему экспертизу;

  • перед направлением заключения эксперта органу или лицу, назначившему экспертизу, проверить полноту ответов на поставленные вопросы, правильность оформления заключения, сохранность объектов исследования и материалов дела.

Руководитель судебно-экспертного учреждения обязан обеспечить условия, необходимые для проведения исследований:

  • наличие оборудования, приборов, материалов и средств информационного обеспечения;

  • соблюдение правил техники безопасности и производственной санитарии;

  • сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

Руководитель судебно-экспертного учреждения вправе:

  • возвратить без исполнения постановление или определение о назначении судебной экспертизы и представленные для ее производства объекты и материалы дела, если в данном учреждении отсутствуют соответствующие специалисты или необходимая материально-техническая база либо специальные условия для производства исследований;

  • ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим экспертизу, о включении в состав экспертной комиссии лиц, не работающих в данном учреждении, если их специальные познания необходимы для дачи заключения; включаемые в комиссию недостающие специалисты персонально указываются в постановлении или определении о назначении экспертизы;

  • направлять копию постановления или определения о назначении экспертизы руководителям всех учреждений (подразделений), силами и средствами которых обеспечивается производство экспертных исследований, необходимых для разрешения поставленных вопросов. Организация такого рода экспертиз осуществляется руководителями ряда экспертных учреждений по согласованию между собой.

Руководитель судебно-экспертного учреждения не вправе:

  • истребовать без постановления или определения органа или лица, назначившего экспертизу, объекты или материалы дела, необходимые для производства экспертизы;

  • самостоятельно привлекать к производству экспертизы лиц, не работающих в данном учреждении;

  • давать эксперту указания, предрешающие ход исследования и содержание выводов по экспертизе.

Руководитель судебно-экспертного учреждения вправе требовать от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, возмещения расходов, связанных с:

  • компенсацией за хранение транспортной организацией поступивших на судебную экспертизу объектов исследований, за исключением штрафов за несвоевременное их получение данным учреждением;

  • транспортировкой объектов после их исследования, за исключением почтовых расходов;

  • хранением объектов исследований в судебно-экспертном учреждении после окончания производства судебной экспертизы сверх сроков, установленных нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти;

  • ликвидацией последствий взрывов, пожаров и других экстремальных ситуаций, явившихся результатом поступления в данное учреждение объектов повышенной опасности, если орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, не сообщили о специальных правилах обращения с указанными объектами или они были ненадлежаще упакованы.

Действующий УПК почти не регламентирует порядок назначения и проведения экспертизы в суде. По смыслу ст. 288 УПК и Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1 "О судебной экспертизе по уголовным делам" речь идет о вызове и участии в судебном заседании того эксперта, который давал заключение на предварительном следствии. Вынесение определения о назначении экспертизы ст. 288 УПК не предусматривает. Часто суд, вызвав эксперта в судебное заседание, ставит ему вопросы, возникшие в судебном разбирательстве дела. Однако в строгом соответствии со ст.ст. 261 и 290 УПК, ст.ст. 74, 223 и 224 ГПК, ст.ст. 45, 66, 140 АПК при необходимости проведения экспертизы по делу суд должен во всех случаях выносить определение о назначении экспертизы.

Экспертиза в судебном заседании состоит из следующих основных этапов:

  • исследование экспертом-бухгалтером доказательств, относящихся к предмету экспертизы;

  • постановка перед экспертом участниками процесса вопросов, входящих в его компетенцию;

  • подготовка экспертом ответов на поставленные перед ним вопросы;

  • составление заключения и согласование его с другими экспертами;

  • оглашение заключения эксперта в судебном заседании;

  • допрос эксперта для дополнения или разъяснения его заключения.

Эксперты нередко вызываются в суд повесткой без вынесения определения о назначении экспертизы либо письмом (телеграммой), в котором экспертное учреждение уведомляется о времени слушания дела. Подобная практика довольно широко распространена по уголовным делам, по которым в стадии предварительного следствия проводилась экспертиза. Определение суда (постановление судьи) нельзя заменить повесткой, письмом (телеграммой). Эксперт должен знать, для чего он приглашается в суд, чтобы соответствующим образом подготовиться — собрать справочную литературу, вспомогательные технические средства, подготовить исследовательскую или демонстрационную аппаратуру.

Определение суда должно выноситься независимо от того, проводилась экспертиза в стадии предварительного следствия или нет, в какой период судебного рассмотрения возникла необходимость в ее проведении и каким образом организуется ее производство.

В определении суда о назначении экспертизы (как и в постановлении уполномоченных лиц) должны быть указаны конкретные основания назначения экспертизы, вопросы, которые требуется разрешить, материалы и обстоятельства дела, подлежащие исследованию. В том случае, когда в стадии предварительного следствия по делу проводилась экспертиза, суд вправе поставить перед экспертом вопросы, аналогичные тем, которые он разрешал по заданию следователя, и определить тот же круг материалов для исследования. Но от этого экспертиза по поручению суда не становится повторной. Принцип непосредственности исследования доказательств по делу означает, что суд не связан и не ограничен материалами предварительного следствия. Он самостоятельно назначает и проводит экспертизы, предусмотренные законом, -первичные, дополнительные, повторные — и может, наконец, допросить эксперта (в соответствии со ст. 289 УПК).

Особенности назначения экспертизы в судебном заседании обусловлены тем, что в формулировании вопросов, определении объема исследуемых обстоятельств принимают участие обвинитель, защитник, подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители; по всем поставленным эксперту вопросам заслушивается мнение участников судебного разбирательства, заключение прокурора. Какие вопросы следует поставить на разрешение эксперта, устанавливает в конечном счете суд, включая их в свое определение либо дополняя ими ранее вынесенное.

Производство экспертизы в суде, в отличие от предварительного следствия, имеет определенные преимущества: благодаря непосредственности судебного процесса эксперт может выяснить существенные обстоятельства о происхождении объектов экспертизы и причины изменения вещественных доказательств, способ совершения действий и механизм события, его детали и т. д. В результате значительно расширяются возможности и повышается достоверность решения поставленных перед экспертом вопросов.

1.3.3. Заключение специалиста в кассационной и надзорной инстанции

Установленный законом порядок позволяет проведение экспертных, в том числе дополнительных или повторных экспертиз лишь в ходе дознания, предварительного и судебного следствия. Судопроизводство в кассационной и надзорной инстанциях не предусматривает этих исследований. При наличии сомнений в правильности заключения эксперта, имевшего существенное значение для вынесенного приговора, суд в кассационном или надзорном порядке должен отменить приговор и направить дело на новое расследование или на новое судебное разбирательство, дав мотивированное указание о необходимости производства повторной экспертизы.

Для оценки достоверности и обоснованности полученных на предыдущих стадиях судебного рассмотрения дела данных СЭЭ в стадиях кассационного и надзорного производства может быть использовано мнение сведущего лица в области бухгалтерского учета, экономики, финансов и кредита.

Сведущее лицо не вызывается для устного объявления своего мнения в кассационную или надзорную инстанцию, а представляет письменное заключение, в котором однозначно и понятно в доступной для несведущих лиц форме отвечает на поставленные перед ним вопросы. Заключение специалиста базируется только на имеющихся в деле документальных данных.

В соответствии со ст. 337 и 377 УПК представленное мнение сведущего лица является дополнительным материалом. Оно не может заменить заключения эксперта и служить основанием к изменению или отмене приговора с прекращением дела. Заключение специалиста, данное во второй или надзорной инстанции, не может рассматриваться как документ, имеющий процессуальное значение, так как не имеет силы судебного доказательства, ввиду того, что выводы специалиста не были предметом исследования и оценки судом первой инстанции.

Проведение СЭЭ может быть назначено при возвращении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции или для производства дополнительного расследования, если мнение сведущего лица вскрывает в кассационной или надзорной инстанции обстоятельства, не подвергавшиеся ранее экспертному исследованию. Для производства экспертизы допускается приглашение лица, дававшего свое заключение, в надзорную или кассационную инстанцию в качестве сведущего лица. Таким образом, хотя мнение специалиста существенно для оценки кассационной или надзорной инстанцией полноты и достоверности заключений экспертов, имеющихся в деле, а также иных доказательств по делу, оно не может заменить собой заключение эксперта. Поэтому при дополнительном расследовании или новом судебном разбирательстве в указанных случаях целесообразно назначить СЭЭ.

Статьи 325 и 371 УПК признают основанием для рассмотрения дела в кассационной инстанции жалобу заинтересованного лица и протест прокурора. В соответствии с действующим законодательством к жалобе и протесту могут быть приложены письменные материалы. Например, относящиеся к исследованным в деле обстоятельствам справки или сообщения сведущих лиц. Лицо, поддерживающее свои исковые требования, ответчик по делу и их представители, а также лицо, обвиненное в совершении преступления, и его представитель вправе обратиться за разъяснением к сведущему лицу по своему выбору. Подобное разъяснение может дать любой специалист в области бухгалтерского учета, аудита и анализа хозяйственной деятельности независимо от того, является ли он экспертом-экономистом, состоящим на службе в учреждении судебной экспертизы, или нет.

В соответствии со ст. 223, 228 УПК суд в распорядительном заседании вправе решать вопрос о вызове на судебное заседание сведущего лица, обладающего специальными познаниями, помимо судебного эксперта, проводившего экспертизу на стадии предварительного расследования.

Таким образом, специалисты в области бухгалтерского учета, аудита и анализа хозяйственной деятельности могут высказывать свое мнение по поставленным перед ними специальным вопросам как в официальном порядке, так и на основании обращения к ним граждан, их представителей или должностных лиц органов суда и прокуратуры. Мнение компетентного лица не может заменить собой заключение судебно-бухгалтерской экспертизы и тем более служить основанием для отмены приговора или возвращения дела на доследование со стадии предварительного следствия или судебного разбирательства.

1.4. Правовое положение и ответственность эксперта

Правовой статус судебного эксперта привлекал к себе внимание с самого начала становления российского правосудия. "Вопрос о процессуальной природе экспертизы имеет значение в том отношении, что из определения этой природы вытекает организация экспертизы в процессе и объеме прав и обязанностей лиц, приглашаемых в качестве экспертов".

В дореволюционной процессуальной доктрине России, в соответствии с правилами Устава гражданского судопроизводства, экспертов обозначали как пособников суда. Как пишет К. Малышев, "экспертами называются те посторонние люди, которые помогают суду исследовать фактическую сторону дела, давая ему свое заключение о предметах, оценка коих требует особых технических сведений". При этом сама экспертиза, как и осмотр, рассматриваются как средства деятельности суда. Теория "эксперт — помощник суда" была воспринята из доктрины Германии. Ее отличительной чертой можно считать то обстоятельство, что эксперт рассматривался одновременно как судья факта. Эксперт, как и суд, решает имеющие значение для дела вопросы с той разницей, что эксперт делает это на основе специальных знаний. Решение суда становилось результатом деятельности не только суда, но и эксперта.

Тем не менее, многие вопросы реализации судебным экспертом его прав и обязанностей остаются актуальными до настоящего времени. К их числу прежде всего следует отнести определение точного объема процессуальных прав и обязанностей, законодательное урегулирование порядка их реализации; право на экспертную инициативу и пределы ее осуществления; гарантии независимости эксперта при производстве экспертизы. Определение правового статуса эксперта, как показывает исторический анализ развития данного института в России и анализ современных правовых систем, тесно связано с пониманием сущности и назначения экспертизы и системой обязанностей и прав сведущего лица, привлекаемого в качестве эксперта.

Эксперт — это лицо, обладающее специальными познаниями в конкретной области человеческой деятельности и привлекаемое органами расследования, судом и иными государственными (например, третейский суд) органами для проведения экспертиз.

Процессуальное положение судебного эксперта-экономиста определяется процессуальным законодательством Российской федерации. Лицо становится экспертом после издания постановления (определения) органа, в производстве которого находится дело следственного или судебного производства. А сотрудник научно-исследовательского криминалистического учреждения приобретает установленные законом права, обязанности и ответственность судебного эксперта с момента поручения ему руководителем производства экспертизы и передачи поступивших на экспертизу материалов.

Правовым основанием для производства экспертизы служит постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора либо определение суда (постановление судьи) о назначении экспертизы, которые выносятся с соблюдением процессуальных требований (ст.ст. 184, 261, 290 УПК; ст.ст. 74, 223, 224 ГПК ст.ст. 45, 66, 140 АПК). Вынесение постановления о назначении экспертизы возможно лишь по возбужденному уголовному делу.

В соответствии с законом (ст.ст. 184, 185 УПК) следователь знакомит с постановлением о назначении экспертизы обвиняемого или подозреваемого. При этом учитываются возможные его ходатайства о поручении экспертизы конкретному специалисту, об отводе эксперта, избранного следователем, о постановке дополнительных вопросов, предоставлении обвиняемому возможности присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту. При назначении экспертиз обвиняемые иногда ходатайствуют о формулировании новых вопросов либо поручении экспертизы нескольким экспертам, поскольку, по их мнению, исследование представляет определенную сложность. Эти ходатайства обычно удовлетворяются (о положительном их разрешении отмечается в постановлении). В постановлении указывается на возможность присутствия при производстве экспертизы обвиняемого, но при этом должен присутствовать и следователь, поскольку объяснения и ходатайства обвиняемого должны быть отражены в процессуальных документах.

Недопустимо совмещение функций эксперта и дознавателя, следователя, прокурора или судьи, даже если они обладают специальными познаниями в том же объеме, что и эксперт.

Эксперт-экономист — лицо, обладающее необходимыми познаниями в области бухгалтерского учета, экономики, статистики, финансов и кредита, прошедшее специальную подготовку по СЭЭ и получившее квалификацию судебного эксперта-экономиста. В качестве эксперта-экономиста может выступать дипломированный аудитор.

Однако следует помнить, что, в соответствии со ст. 78 УПК, в качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения. Для проведения экспертизы могут привлекаться эксперты Министерства финансов РФ, министерств финансов субъектов Российской Федерации, финансовых управлений краев, областей, работники управления методологии бухгалтерского учета и отчетности и другие специалисты. Важнейшие требования, предъявляемые к эксперту,— это компетентность, объективность и независимость.

Качественное проведение экспертного исследования возможно только профессионально компетентным экспертом-экономистом. Если в процессе проведения экспертизы будет установлено, что у эксперта отсутствуют или недостаточны специальные знания и навыки для проведения экспертных действий по данному делу, то он признается некомпетентным и отстраняется от проведения экспертизы.

Объективность заключения эксперта по поставленным вопросам предусматривает применение им в процессе проведения СЭЭ научных методов исследования и его непредвзятость. Вместе с тем, пользуясь общенаучными методическими приемами, эксперт, конкретизируя свои выводы, обязан сочетать их с конкретными научно-практическими и методическими приемами проведения экспертизы. Главным критерием достоверности и объективности выводов эксперта является их обоснованность первичной учетной документацией, которая подтверждает факт совершения хозяйственной операции, ставшей объектом расследования и исследования экспертизой.

Непредвзятость эксперта — важный элемент его объективности. Она основывается на отсутствии тенденциозного подхода при исследовании фактов в целях установления истины по расследуемому делу. Поэтому законом не допускается совмещение в одном лице эксперта и работника правоохранительных органов, даже если последний и обладает необходимыми познаниями для дачи квалифицированного экспертного заключения по рассматриваемому делу, так как такое совмещение не позволяет объективно проверить и оценить собранные фактические данные.

Правовое положение судебного эксперта предопределено общими принципами судебно-экспертной деятельности в соответствии с концепцией процессуального права в России. Так, судебно-экспертная деятельность основывается на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Судебно-экспертная деятельность осуществляется в пределах и формах, установленных процессуальным законодательством. Исследования, требующие временного ограничения свободы лица или его личной неприкосновенности, проводятся только на основаниях и в порядке, которые установлены законом. Лицо, полагающее, что действия судебно-экспертного учреждения или эксперта привели к ограничению его прав и свобод, может обжаловать указанные действия в порядке, установленном законом.

При производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований, в соответствии со своими специальными знаниями, по своему внутреннему убеждению.

Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц.

Эксперт проводит исследования на современной научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить их на базе общепринятых научных и практических данных.

Субъектами судебно-экспертной деятельности являются органы и лица, назначающие экспертизу, судебно-экспертные учреждения и организации в лице их руководителей, организующих производство судебной экспертизы, и судебные эксперты, производящие ее.

Государственным судебно-экспертным учреждением является учреждение либо его структурное подразделение, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации для организации производства судебных экспертиз.

Сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебные экспертизы в порядке выполнения должностных обязанностей, является государственным судебным экспертом. Применительно к СЭЭ особенно актуален вопрос о частных экспертных учреждениях и экспертах, которыми применяется методика, несопоставимая с государственной экспертизой. Возможности удовлетворения потребностей следствия и суда в СЭЭ государственными экспертными учреждениями весьма ограничены. Процессуальный закон в связи с этим позволяет возмещать издержки на оплату экспертных исследований за счет виновной стороны.

Думается, что эта проблема может быть решена путем специального обучения частных экспертов научным методам исследования и соответствующего лицензирования их деятельности и организации деятельности негосударственных экспертных подразделений аналогично государственным.

Судебный эксперт является субъектом процессуальных отношений, привлекаемым для дачи заключения по вопросам, имеющим значение для дела. При этом судебный эксперт в пределах своей компетенции участвует в исследовании обстоятельств дела только по вопросам, относящимся к предмету порученной ему экспертизы и имеющим значение для дачи заключения. Суд и стороны в судебном разбирательстве вправе обращаться к эксперту только в связи с порученной ему экспертизой и данным им заключением.

Процессуальные права, обязанности и ответственность экспертов при производстве судебных экспертиз, а также порядок предупреждения эксперта об уголовной ответственности за отказ, уклонение от дачи заключения или за дачу заведомо ложного заключения определяются законодательством Российской Федерации.

Эксперт обязан дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам в строгом соответствии с научными положениями и представленными ему материалами.

Уголовно-процессуальным и гражданским процессуальным и арбитражно-процессуальным законодательством четко определены обязанности судебного эксперта:

  • Явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст.45 АПК).

  • Провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела и дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам (ст.ст. 80 и 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК).

  • Нести личную ответственность за данное заключение (ст. 80 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК).

  • Явиться на допрос по поводу данного заключения и дать правдивые показания (ст. ст. 192, 289 УПК, ст. 180 ГПК, ст.ст. 45, 117 АПК).

  • Заявить самоотвод при наличии указанных в законе оснований (ст.ст. 59 и 67 УПК, ст.ст. 18, 20, 22 ГПК, ст. ст. 16, 17, 19, 20 АПК и др. нормативных документах):

    • если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, свидетелем, законным представителем обвиняемого, представителем потерпевшего;
    • если он находился или находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;
    • если он производил по данному делу ревизию, инвентаризацию, служебное расследование, аудиторскую или иную ведомственную или вневедомственную документальную проверку, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела;
    • если он участвовал в деле в качестве специалиста;
    • если обнаружится его некомпетентность;
    • в случае нарушения процессуального порядка назначения экспертизы, которое существенно затрудняет или делает невозможным ее проведение;
    • в случае выхода поставленных вопросов за пределы компетенции (специальных познаний) эксперта. Под выходом за пределы компетенции понимается:
      • вторжение в другую область знаний;
      • вторжение в область права;
      • подмена специальных исследований ознакомлением и оценкой совокупности доказательств, собранных по делу;
    • в случае недостаточности объектов исследования и материалов дела для дачи заключения при отказе в их дополнении;
    • в случае отсутствия условий, методических средств и оборудования, необходимых для проведения исследования и дачи заключения.

  • Сообщить о невозможности дать заключение, когда поставленный вопрос выходит за пределы компетенции эксперта или представленные материалы недостаточны для решения вопроса (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК).

  • Проводить экспертизу в присутствии следователя и обвиняемого (согласно ст. ст. 185 и 190 УПК).

  • Не разглашать данные предварительного следствия и дознания (ст. 139 УПК и ст. 310 УК (подписка с предупреждением об ответственности)).

  • Сообщить следователю (лицу, производящему дознание), прокурору, суду, руководителю экспертного учреждения об обстоятельствах, исключающих возможность его участия в данном деле. Ему, в свою очередь, разъясняются основания для самоотвода.

  • Когда ведомственными актами предусматривается перечень обязательных действий эксперта и (или) обозначается круг способов и методик исследования, которые должны быть обязательно применены, эксперт обязан выполнить эти требования и оговорить это в заключении.

  • В соответствии с действующим законодательством принять к производству материалы уголовного (гражданского, арбитражного) дела, поручаемые ему руководителем экспертного учреждения на основании постановления следователя или определения суда.

  • Указать в заключении на установленные им в соответствии со своими специальными познаниями обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы.

  • Устанавливать как по заданию органа, назначившего экспертизу, так и по собственной инициативе обстоятельства, способствующие совершению и сокрытию правонарушений в сфере финансово-хозяйственной деятельности, если для этого в деле имеются необходимые данные, требующие использования бухгалтерских познаний.

Для успешного, полного выполнения возлагаемых на эксперта обязанностей закон предоставляет ему определенные права, а именно:

  • знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, выписывать из них необходимые сведения или снимать копии (ст. ст. 82, 288 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК);

  • ходатайствовать о представлении ему дополнительных материалов, необходимых для достоверного решения вопросов (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК) (Ходатайство о предоставлении дополнительных материалов в Приложении 2);

  • присутствовать с разрешения следователя (суда) при производстве следственных (судебных) действий, задавать допрашиваемым вопросы и просить о занесении в протокол существенных для дачи заключения обстоятельств (ст. ст. 82, 288 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК);

  • совещаться до дачи заключения (ст. 80 УПК, ст. 75 ГПК, ст.67 АПК);

  • указывать в своем заключении на обстоятельства, о которых ему не были поставлены вопросы, если эти обстоятельства имеют существенное значение для установления истины по делу (ст.ст. 191 и 288 УПК, ст. 77 ГПК, ст. 68 АПК);

  • излагать на допросе свои показания собственноручно (ст. 192 УПК);

  • давать заключение и показания на родном языке, если не владеет языком судопроизводства (ст. 17 УПК, ст. 8 ГПК, ст. 8 АПК);

  • получать возмещение расходов, связанных с явкой по вызову и производством экспертизы (ст.ст. 105 и 106 УПК, ст.ст. 86;.87, 89 ГПК, ст.ст. 94, 95 АПК);

  • обжаловать действия лица, ведущего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 22 УПК ст. 30 ГПК, ст. 33 АПК).

Эксперт имеет право на вознаграждение и погашение его расходов по явке к следователю и в суд, кроме тех, которые выполняются в порядке служебного задания. Размер и порядок оплаты работы эксперта-экономиста, а также возмещение его расходов регулируются ст. 89 ГПК, ст. 94 АПК и ст. 106 УПК.

Судебный эксперт не вправе:

  • вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с проведением экспертизы, так как это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела;

  • самостоятельно собирать материалы для производства экспертизы;

  • уничтожать объекты экспертного исследования либо изменять их свойства (делать записи на документах и предметах, разрезать документы, вносить исправления в регистры учета и др.) без письменного разрешения органа или лица, назначившего экспертизу;

  • приступать к производству экспертизы без письменного указания руководства экспертного учреждения или его структурного подразделения;

  • принимать материалы для экспертного исследования по устному предложению без соответствующего постановления или решения;

  • решать вопросы, относящиеся к правовой оценке действий лиц;

  • отвечать на вопросы, выходящие за пределы его компетенции, если же он дал на них ответы, то соответствующая часть заключения рассматривается как не имеющая доказательственного значения;

  • производить экспертизу, связанную с исследованием документов организаций, в которых он состоял (состоит) на службе;

  • привлекать других лиц (за исключением технических работников) к участию в производстве порученной ему экспертизы без уведомления и согласия на то лица, назначившего экспертизу;

  • хранить материалы уголовного, гражданского или арбитражного дела, по которым производится экспертиза, вне служебного помещения.

Судебно-экспертному учреждению не может быть поручено производство экспертизы, а при начатом производстве оно немедленно прекращается в случаях установления обстоятельств, ставящих под сомнение незаинтересованность в исходе дела руководителя судебно-экспертного учреждения и предусмотренных для отвода эксперта.

Судебная экспертиза считается несостоявшейся, экспертное заключение не может использоваться в качестве доказательства и вопрос о назначении экспертизы решается заново, если экспертиза организована, проведена и дано заключение при наличии основания для отвода эксперта или отстранения судебно-экспертного учреждения от выполнения функций по организации производства судебной экспертизы.

Ответственность эксперта. Независимо от того, где производится экспертиза — в экспертном учреждении или вне его — эксперт дает заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное им заключение личную ответственность (ст. 80 УПК). По получении постановления следователя руководитель экспертного учреждения поручает производство экспертизы одному или нескольким сотрудникам данного учреждения. По поручению следователя руководитель экспертного учреждения разъясняет сотрудникам, которым поручено производство экспертизы, права и обязанности эксперта, предусмотренные процессуальным законом, предупреждает их об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, о чем отбирает у них подписку, которая вместе с заключением эксперта направляется следователю (ст.ст. 187, 275 УПК).

Основания уголовно-правовой ответственности содержит ГПК и УПК в отсылочных нормах (ч. 2 ст. 76, ч. 2 ст. 62 ГПК, ч. 5 ст. 45 АПК). Обращам внимание, что в действующем ГПК пока используется редакция прежнего УК (ссылки на ст. 181-182, предусматривающие ответственность за отказ от дачи заключения и дачу заведомо ложного заключения). Новый УК РФ, введенный в действие с 1 января 1997 г., в ст. 307 несколько иначе формулирует основание ответственности эксперта, а именно: уголовная ответственность наступает за дачу заведомо ложного заключения. Естественно, что такие меры ответственности могут быть применены судом в уголовном процессе по делу, возбужденному против эксперта.

Эксперт привлекается к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения независимо от того, наступил ли при этом или не наступил какой-либо результат, принял ли суд данное заключение как полноценный источник доказательств или не принял.

Ложность заключения судебного эксперта может выразиться:

  • в умалчивании при исследовании существенных фактов и признаков объекта;

  • в искажении описания признаков объекта при их исследовании;

  • в неправильном описании при исследовании фактов и признаков исследуемого объекта;

  • в заведомо неправильной оценке экспертом установленных им при исследовании фактов и признаков, при этом эксперт хотя и устанавливает достаточную совокупность признаков для категорического заключения, но ввиду заведомо неверной оценки установленных признаков приходит к ложному выводу либо отказывается от решения поставленного перед ним вопроса по существу.

Если же эксперт в результате исследования приходит к неправильному выводу вследствие заблуждения, научной неподготовленности, небольшого практического опыта, некомпетентности, невнимательности, неполноты исследования, спорных научных положений, ошибочного анализа, он не подлежит привлечению к уголовной ответственности. В подобных случаях к нему применяются меры дисциплинарного взыскания.

Мотивы дачи экспертом заведомо ложного заключения различны: корыстная заинтересованность, ревность, зависть, вражда, карьеризм, дружба, жалость, родственные отношения и т. п.

За дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается об уголовной ответственности во всех случаях, предусмотренных законом. Нарушение этого требования закона может явиться основанием для отмены приговора, решения суда.

В экспертной практике встречаются, к сожалению, ошибочные неточные заключения. Такие заключения иногда даются вследствие поверхностного, неглубокого исследования и невнимательности эксперта, неверной оценки результатов исследования, в особенности при производстве сложных экспертиз, когда для правильной оценки полученных результатов требуется большой опыт, знание научных достижений, результатов экспериментальных исследований.

УПК, ГПК и АПК устанавливают последствия неявки эксперта в судебное заседание и процессуальные меры ответственности эксперта (ст. 277 УПК, 160 ГПК и ст. 120 АПК). Здесь решаются два различных вопроса: о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся экспертов и о применении к ним мер ответственности (процессуальных санкции).

При неявке вызванных в судебное заседание экспертов (независимо от причин) суд выслушивает мнение участвующих в деле лиц и заключение прокурора о возможности рассмотрения дела в отсутствие экспертов и затем принимает решение: либо продолжить судебное разбирательство, либо его отложить (и то, и другое оформляется определением (постановлением) суда). Естественно, мнение заинтересованных лиц, как и заключение прокурора, для суда необязательно, но любое его определение (постановление) должно быть мотивированным.

Если эксперт не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он подвергается штрафу в размере до 100 установленных законом минимальных размеров оплаты труда, а при неявке по вторичному вызову — принудительному приводу (ч. 2 ст. 160 ГПК).

Компетенция эксперта. Понятие компетентности имеет объективную и субъективную стороны. Презюмируется, что эксперты являются компетентными в решении всех вопросов, составляющих предмет какого-либо рода, вида экспертизы. Для отдельных экспертов: медиков, автотехников, бухгалтеров, экономистов, криминалистов — это верно. Но немало экспертов является сведущими лицами лишь в отдельных видах или даже разновидностях экспертиз.

Личная компетенция эксперта не всегда соответствует общему содержанию специальных познаний, общепринятому представлению о предмете отдельного рода экспертизы и всех ее видов. Это обстоятельство надо учитывать уполномоченным лицам и суду при поручении экспертизы конкретному лицу. Эксперт при строгом выполнении указаний закона (ст. 82 УПК, ст. 76 ГПК и ст. 45 АПК) обязан отказаться от дачи заключения, если он недостаточно (не полностью/частично) компетентен в решении поставленной перед ним группы вопросов, относящихся к разным родам и видам экспертизы.

Изложенное вовсе не исключает возможности разработки специальных методов, первоопытного применения сложных инструментальных средств в процессе производства конкретной экспертизы. Практика показывает, что иногда экспертам приходится разрабатывать новые способы и приемы исследования вещественных доказательств для успешного решения поставленных вопросов, если к моменту назначения экспертизы в распоряжении эксперта нет готовой, достаточно эффективной методики либо существующими методами не удалось решить задачу. Научные эксперименты в процессе выполнения конкретной экспертизы — отличительная черта современной экспертной практики. Они осуществляются по общим правилам экспертного эксперимента и должны находить полное отражение в заключении.

Личная компетенция эксперта расширяется, когда эксперты участвуют в научных разработках, экспериментальных исследованиях. Часто научные, экспериментальные исследования проводятся и на экспертных материалах. Этот процесс может длиться годами, и избежать его невозможно. Приостановить же производство отдельных экспертиз до полного завершения создания методик, выяснения всех возможностей и техники применения тех или иных методов также нецелесообразно. Поэтому существующая экспертная практика соответствует требованиям закона о разрешении вопросов сведущими лицами (даже если таковым в экспертном учреждении является единственный специалист), поскольку они действительно компетентно решают вопросы, представляющие интерес для уполномоченных лиц и суда. Вполне допустимо, что именно в процессе выполнения конкретных экспертиз будут использованы более эффективные методы, созданы новые методики. Главное — чтобы эксперт осуществлял это со знанием дела и его исследование можно было бы проверить при ознакомлении с заключением эксперта. Миновать указанный процесс невозможно: таким путем удается разработать эффективные приемы, совершенствовать методики исследования. Вот почему в период становления ряда экспертиз они могут проводиться, как правило, комиссионно. Такая практика заслуживает поощрения и свидетельствует о стремлении экспертов выполнить свой долг — дать ответ на поставленный вопрос с использованием новейших достижений науки и техники.

Основания для отвода эксперта. Для правильного решения вопроса о том, кому может быть поручена экспертиза, необходимо учитывать наряду с методическими и организационными положениями также и процессуальные требования, согласно которым сведущее лицо при определенных условиях не должно участвовать в деле в качестве эксперта. Эти требования направлены на то, чтобы гарантировать объективность и достоверность экспертного заключения.

В ст.ст. 67, 59 УПК, ст.ст. 17, 20 ГПК, ст. 17 АПК точно определены условия, наличие которых исключает возможность поручения конкретному лицу производства экспертизы.

При наличии названных условий эксперт должен сам заявить о самоотводе, а, кроме того, согласно ст. 66 УПК и ст. 17 ГПК, 19 АПК, эксперту может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, защитником, обвинителем, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. Когда экспертиза проводится в экспертном учреждении, его руководитель не может поручать экспертизу лицу, в отношении которого возможен отвод.

В процессуальной и криминалистической литературе длительное время ведется дискуссия, может ли сведущее лицо (сотрудник экспертного учреждения), принимавшее участие в качестве специалиста в проведении следственных (судебных) действий, выступать по тому же делу в качестве эксперта? Высказаны в связи с этим две точки зрения. Одни утверждают, что сведущее лицо не может давать заключение по материалам дела, по которому оно участвовало в обнаружении, фиксации и изъятии доказательств; другие полагают, что это обстоятельство не служит препятствием к выполнению им экспертных функций — проведению экспертизы. В подтверждение последней точки зрения приводился ряд аргументов. Во-первых, участие специалиста в производстве следственных (судебных) действий облегчает в последующем экспертное исследование и оценку его результатов; как правило, не возникает необходимости истребовать дополнительные материалы. Во-вторых, сотрудник экспертного учреждения, выступая в качестве специалиста, оказывает научно-техническую, консультативную помощь по вопросам, которые не требуют проведения экспертизы. Такой специалист выполняет свои функции под руководством следователя и суда, которые и несут ответственность за результаты его действий, что делает этот вариант более приемлемым.

Ознакомление эксперта с материалами дела. В соответствии со ст. 82 УПК (ст. 76 ГПК, 45 АПК) эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы.

Следственно-судебная и экспертная практика показывает, что иногда целесообразно представить эксперту почти все материалы дела, дающие возможность провести полное исследование; экспертам чаще всего направляются кроме исследуемых объектов (вещественных доказательств, образцов и т. п.) протоколы осмотров места происшествия, экспериментов, обысков и изъятия вещественных доказательств, в которых содержатся сведения, помогающие эксперту правильно определять методику исследования и сделать более достоверные выводы.

Для эксперта первостепенное значение имеют сведения, которые относятся к предмету экспертизы. Преимущественно это все фактические данные, связанные с предметом и объектом экспертизы. Не менее существенны сообщения об изменениях объектов экспертизы — без них экспертное исследование вообще может быть бесцельным, а данное без учета таких обстоятельств заключение может оказаться неточным.

В каждом конкретном случае решение о пределах ознакомления эксперта с обстоятельствами дела, объеме представляемых эксперту материалов должно быть продумано уполномоченными лицами и судом.

Методически и практически целесообразно указать на ряд обстоятельств и, соответственно, материалов дела, которые во всех случаях необходимы эксперту. Прежде всего – это вещественные доказательства, сравнительные образцы, копии вещественных доказательств (называемые иногда в литературе производными вещественными доказательствами).

Наряду с этим, экспертам надо сообщать все объективные сведения, касающиеся происхождения, природы, места обнаружения и хранения, способа изъятия и упаковки вещественных доказательств. В научно-экспертной литературе рекомендуется не производить действий, которые могут изменять первоначальное состояние вещественных доказательств: их надо оберегать при обнаружении, фиксации и транспортировке.

Эксперты не должны знакомиться с некоторыми сведениями, материалами по делу. От ознакомления экспертов с отдельными обстоятельствами надо не только воздерживаться, но и категорически препятствовать этому. Речь идет о признаниях обвиняемыми (ответчиками) определенных фактов (составления документа, совершения выстрела, взлома, убийства и т. п.); сведениях, негативно характеризующих личность обвиняемого (подозреваемого), в отношении которых ставятся вопросы перед экспертом; содержании решения вышестоящих органов относительно действий уполномоченного лица и суда и о прочих обстоятельствах, не имеющих непосредственного отношения к предмету экспертизы. Осведомленность эксперта о подобных обстоятельствах может повести к созданию неблагоприятной обстановки для его работы.

Процессуальное положение судебного эксперта не допускает его самостоятельного участия в сборе материалов и объектов для исследования, что подчас не осознается в достаточной мере лицами, уполномоченными назначать судебную экспертизу. Уместно по этому поводу сослаться на соответствующие положения процессуальной науки. Согласно утверждению М.К. Треушникова, "если объектом восприятия эксперта стали факты, находящиеся за рамками процесса, эксперт становится свидетелем. Отсюда следуют два принципиальных вывода:

  • эксперт не вправе самостоятельно истребовать материалы и документы для экспертизы;

  • судебная экспертиза не проводится до возбуждения дела".

Присутствие эксперта при производстве следственных и судебных действии. В процессе выполнения экспертизы иногда возникает необходимость в получении дополнительной информации. Эта информация не всегда может быть сообщена эксперту путем направления ему материалов. Может, например, потребоваться личный осмотр значительного объема документов при СЭЭ или участие в допросе материально ответственных лиц и т.д.

В соответствии со ст. 82 УПК, эксперт вправе обратиться к лицу, производящему дознание, следователю, суду с ходатайством о предоставлении ему возможности присутствовать при производстве различных следственных (судебных) действий: осмотров, экспериментов, допросов и т. д. Опыт показывает, что участие эксперта в следственных действиях иногда вызывается потребностью решить поставленные ему вопросы. Разумеется, при этом должен присутствовать следователь, с разрешения которого они, собственно, и могут проводиться. В случае необходимости фиксации каких-либо фактических данных, служащих исходными для эксперта, следователь может изложить их в протоколе следственного действия, который составляется, как обычно, согласно ст. ст. 141, 142, 264 УПК. Следователь может оказать эксперту необходимую помощь в организации и проведении осмотра, эксперимента. Чаще всего такие исследования проводятся в процессе следственного действия. Полученная при этом информация и выводы излагаются экспертом в заключении, а исходные фактические данные, кроме того, — в протоколе следственного (судебного) действия.

Право эксперта на инициативу в установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. В ст. 191 УПК, ст. 77 ГПК, ст. 68 АПК, в частности, говорится: "Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении". Знакомясь с обстоятельствами уголовного, гражданского или арбитражного дела, исследуя вещественные доказательства, эксперт с учетом своего опыта и познаний может иногда полнее, чем следователь и суд, определить круг вопросов, подлежащих экспертному исследованию, и в необходимых случаях выявить новые обстоятельства, имеющие существенное значение для установления истины.

Указанное право обычно реализуется в двух направлениях:

  • для установления фактических данных, имеющих значение для выяснения обстоятельств, относящихся к предмету доказывания;

  • для исследования причин и условий, способствующих совершению правонарушений.

В учреждениях судебной экспертизы поощряется инициатива экспертов при производстве экспертиз. Вправе ли эксперт самостоятельно указать в своем заключении на новые обстоятельства, установленные им по собственной инициативе, либо он должен согласовывать это с лицом, назначившим экспертизу? В процессуальном законодательстве не оговорены условия, которые бы в какой-то мере ограничивали инициативу эксперта. Эксперт проявляет инициативу, во-первых, когда речь идет об установлении обстоятельств, предусмотренных ст. 68 УПК, ст. 49 ГПК и ст. 52 АПК, если эксперт лично компетентен в исследовании этих обстоятельств; во-вторых, если представленные материалы позволяют ему успешно разрешить возникшие вопросы, полно и объективно исследовать существенные для дела обстоятельства.

В экспертной практике признается целесообразным во всех случаях сообщать следователю, суду о возможностях выявления новых фактов (по представленным материалам). Следователи, судьи часто не только соглашаются с мнением эксперта, но и содействуют ему, представляя в случае необходимости новые документы, сообщая дополнительные данные.

Характеризуя правовое положение судебного эксперта, нельзя не остановиться на проблемах процессуальной практики, когда специальные познания эксперта следователями и судьями нередко отождествляются с ролью и функциями специалиста как в гражданском (арбитражном), так и в уголовном процессе.

В этой связи необходимо различать права и обязанности эксперта и специалиста.

Эксперт имеет дело с уже собранными доказательствами, в результате изучения которых и их объяснения с помощью специальных познаний получает новые фактические данные, ранее не известные следователю.

Специалист содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Специалист, участвовавший в производстве следственных действий, в последующем не может участвовать в деле в качестве эксперта.

В Постановлении Пленума Верховного суда РСФСР от 17 сентября 1975 г. №5 (п.11) отмечалось, что специалист приглашается для участия в судебном разбирательстве в тех случаях, когда суду либо участникам судебного разбирательства могут потребоваться специальные знания и навыки (например, в существе технологического или производственного процесса, специфических особенностях той или иной профессии).

Заключение эксперта является, в соответствии с законом, одним из видов доказательства и дается на основании произведенных исследований. Эксперту могут быть поставлены вопросы, входящие в компетенцию специалиста; постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта.

Специалиста нельзя считать источником судебных доказательств, так как он не проводит специального исследования и гарантировать точность его заключения (консультации) не представляется возможным. По отношению к специалисту нельзя установить ответственность за высказывание заведомо ложных суждений. Уголовной ответственности специалистов за высказывание ложных суждений перед судом не предусмотрено в Уголовном кодексе Российской Федерации.

Специалист может привлекаться судом в качестве консультанта для выражения мнения, для оказания технической помощи в исследовании доказательств, в оценке стоимости имущества, для проведения отдельных процессуальных действий. В необходимых случаях, при осмотре письменных или вещественных доказательств, прослушивании звукозаписей, просмотре видеозаписей, при назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснения и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества и т.п.).

Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать письменные или устные консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь.

Консультация специалиста, данная в письменном виде, оглашается в судебном заседании. Устная консультация и пояснения специалиста заносятся в протокол судебного заседания.

В целях разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого был привлечен специалист, и его представитель, а затем – другие лица, участвующие в деле, и его представители. Специалисту, привлеченному судом, первыми задают вопросы истец и его представитель. Судьи вправе задавать вопросы специалисту в любой момент получения его консультации.

Специалист, обладающий знаниями в области экономики и бухгалтерского учета, не обязан владеть научными методами познания истины в деле, не осведомлен о правилах и нормах процессуального законодательства. По существу, такого рода специалист владеет знаниями особенных частей административного и гражданского материального права, нередко имеет значительный опыт правоприменения в этой области. Если специалист назначается в качестве судебного эксперта в деле без предварительной юридической подготовки, он в своих выводах неизбежно выходит за пределы компетенции, чем вводит в заблуждение следствие и суд.

Подобная практика особенно опасна в уголовном процессе. Подмена эксперта-экономиста специалистом, обладающим познаниями в области бухгалтерского учета, в уголовном процессе недопустима и наносит существенный вред интересам правосудия. Констатируя нарушения норм материального права в конкретном уголовном деле, специалист, облеченный полномочиями эксперта, с формальной стороны придает доказательственную силу необоснованному обвинению, и наоборот, не способствует установлению истины при достаточных основаниях для обвинения.

1.5. Экспертное заключение и его оценка

В процессуальной теории обосновываются требования к эксперту, направленные, с одной стороны, к обеспечению высокого научного уровня экспертизы, с другой стороны, к обеспечению объективности и беспристрастности заключения.

Итогом судебной экспертизы является заключение эксперта, которое закон относит к числу самостоятельных судебных доказательств.

Требования, предъявляемые к заключению эксперта, соответствуют сущности судебных доказательств. По определению М.К. Треушникова, судебными доказательствами являются фактические данные (сведения), обладающие свойством относимости, способные прямо или косвенно подтвердить имеющие значение для правильного разрешения судебного дела факты, выраженные в предусмотренной законом процессуальной форме (средствах доказывания), полученные и исследованные в строго установленном процессуальным законом порядке.

Судебным доказательством является не экспертиза как способ исследования, извлечения и познания фактических обстоятельств, а заключение экспертов, сформулированное на основе экспертизы. Стоит отметить, что процессуальным источником доказательства является его носитель, имеющий определенный процессуальный статус. Таковым может быть сторона, третье лицо, свидетель, эксперт, а также различные письменные источники, предметы, вовлеченные в процесс. Источники доказательств также по существу называются ч. 2 ст.69 УПК, ч. 2 ст. 49 ГПК и ч. 2 п. ст.52 АПК. Когда мы говорим о средствах доказывания как форме доказательства, то делаем акцент на внешних способах выражения информации: объяснениях сторон, третьих лиц, показаниях свидетелей, заключении эксперта. Говоря об источниках, мы смещаем акцент на носителя информации: объяснения стороны, заключение эксперта и пр.

Источник доказательства как процессуальная категория важен для правильной квалификации информации в качестве судебного доказательства: если информация получена из источника, не предусмотренного законом (например, от лица, не обладающего статусом свидетеля, информация "по слухам"), то она не может быть признана доказательством. Вместе с тем, следует отметить, что сам источник лежит "за пределами" судебного доказательства как понятия и не входит в его содержание. Соответственно, называть источник доказательства признаком последнего неверно. Определение источника доказательства, проверка его доброкачественности характеризует оценку процесса формирования доказательства, но не само доказательство. Более точно считать признаком доказательства получение информации из надлежащего (указанного законом) источника.

Заключение эксперта вовне выступает как определенным образом объективированная, внутренне организованная информация, доказательственное содержание которой составляют выводы эксперта.

В заключении эксперта следует различать содержание (вывод, обоснованный проведенным исследованием, установлением и профессиональной оценкой экспертом фактов) и форму (заключение как акт). Оба компонента одинаково важны при определении доказательственной силы заключения эксперта. Если вывод эксперта суд признает недостоверным, не основанным на научном исследовании, то заключение отвергается им как судебное доказательство. Равным образом несоблюдение формы заключения, несмотря на обоснованный и объективный вывод эксперта, также не дает возможности признать его судебным доказательством. Например, эксперт исследование провел, но не изложил его ход и/или результаты в письменном виде или не подписал заключение. Это несоблюдение формы самого документа. Но кроме того, понятие заключения эксперта предполагает, что речь идет о доказательстве, полученном в результате проведения судебной экспертизы (т.е. назначенной определением суда, в определенном процессуальном порядке). Несоблюдение данных требований также не позволяет говорить о полноценном заключении эксперта как доказательстве. Например, исследование было проведено экспертным учреждением не по определению суда, а по просьбе гражданина — стороны в процессе, которая затем заявила суду ходатайство о допущении в процесс акта экспертизы в качестве заключения эксперта. Таковым он не может быть признан, ибо не соблюден процессуальный порядок получения судебного доказательства.

До настоящего времени в процессуальной доктрине нет единства мнений по поводу того, что определяет доказательственную силу заключения эксперта: только выводы (ответы на поставленные судом вопросы) или выводы и факты, выявленные в ходе исследования (так называемые промежуточные факты), профессиональная оценка которых и составляет выводы. Распространено мнение, что значение судебного доказательства имеют как выводы эксперта, так и промежуточные факты.

Промежуточные факты составляют фактическое основание заключения эксперта и в отрыве от вывода не могут использоваться в качестве судебного доказательства, поскольку их интерпретация требует применения специальных знаний; иное ведет либо к некомпетентному выводу об информации-доказательстве, либо к смешению процессуальных функций (суда и эксперта). Выявляемые экспертом в ходе специального исследования промежуточные факты (они отражаются в описательной части заключения) составляют фактическое основание для выводов эксперта. В этом смысле правильность установления фактов предопределяет правильность конечной оценки их экспертом и тем самым влияет на доказательственную силу заключения в целом. Однако такие факты сами по себе, в отрыве от выводов о них эксперта, доказательством признаны быть не могут. Только профессиональная оценка экспертом выявленных им фактов составляет содержание его выводов. И только вывод эксперта может быть воспринят и использован судом как доказательство, как информация об искомом юридическом факте.

До настоящего времени дискуссионным остается вопрос о месте заключения эксперта при классификации судебных доказательств по различным основаниям.

При классификации доказательств по источнику формирования большинство ученых относят заключение эксперта к личным доказательствам, некоторые — к смешанным. Более точной представляется первая точка зрения, поскольку процессуальным источником доказательства является эксперт; в ходе исследования им добывается новая информация, которая непосредственно не может быть воспринята с объектов экспертизы.

По характеру формирования заключение эксперта следует отнести к первоначальным, но не производным доказательствам, ибо в ходе исследования эксперт выявляет новые, ранее не известные суду и иным лицам, факты и дает им профессиональную оценку.

В виду того, что эксперт основывает свои выводы именно на полученных при исследовании фактах (первично добытой им информации), то и заключение в целом, выводы эксперта содержат в себе первичную, а не производную информацию.

Заключение эксперта всегда дается в письменном виде (ст. 191 УПК, ст. 77 ГПК и ст. 68 АПК), однако его, безусловно, следует отличать от письменных доказательств. Характерным признаком письменных доказательств признается закрепление человеком сведений о фактах (доказательственной информации) на определенном вещественном носителе (бумаге, дереве и пр.) в виде определенных знаков. Природа заключения эксперта, как было доказано, качественно иная: эксперт не закрепляет в письменном виде известную ему информацию — он добывает в ходе исследования новую, которой дает профессиональную оценку; именно она является информацией-доказательством. Заключение эксперта отражает ход и получение первичной информации при помощи специальных знаний.

По характеру связи доказательства с доказываемым обстоятельством доказательства могут быть разделены на прямые, отличающиеся однозначностью связи, и косвенные, отражающие многозначность связей. По данному основанию заключение эксперта может быть как прямым, так и косвенным доказательством, что практически не подвергается сомнению в научной литературе.

Правовой основой СЭЭ являются Конституция Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Арбитражно-процессуальный кодекс, а также другие законы и нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие порядок судопроизводства.

Процессуальный закон регламентирует содержание заключения эксперта лишь в самых общих чертах. Согласно ст. 191 УПК, 77 ГПК и 68 АПК, в заключении должно быть указано, когда, где и кем произведена экспертиза, основания ее производства, кто присутствовал при проведении экспертизы, какие материалы эксперт использовал, какие вопросы были перед ним поставлены, и сформулированы его мотивированные ответы на них. На практике выработаны более подробные реквизиты заключения эксперта и определена его структура, что нашло закрепление в различных ведомственных положениях и инструкциях, регулирующих деятельность экспертных учреждений, а также отражено в бланках (образцах) заключения эксперта.

После производства исследований эксперт составляет письменное заключение и удостоверяет его своей подписью. Заключение — это единственная процессуальная форма, в которой эксперт доводит свои выводы до сведения органа или лица, назначившего экспертизу. Устные ответы эксперта в ходе допроса его на следствии и в суде разъясняют письменное заключение, но не могут его заменить.

Теорией судебной экспертизы выработаны правила, от соблюдения которых зависит соответствие заключения судебного экономиста фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности. Истинность выводного заключения эксперта способна предупредить судебные ошибки, что особенно актуально в настоящее время, когда еще не изжиты традиции карательного уклона советской практики.

Обязательными являются следующие правила. Если, не приступая к исследованию, эксперт убеждается, что поставленные вопросы выходят за пределы его специальных познаний или представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения и не могут быть восполнены либо, если современное состояние науки и экспертной практики не позволяет ответить на поставленные вопросы, эксперт в письменной форме сообщает органу или лицу, назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение.

Если, приступив к исследованию, эксперт устанавливает отсутствие отдельных материалов, а следователь в ответ на заявленные ходатайства отвечает отказом, эксперт делает выводы в соответствии с имеющимися данными, относящимися к предмету экспертизы.

Заключение эксперта — это письменно оформленный вывод эксперта, в котором он на основании произведенного исследования и в соответствии со своими специальными познаниями дает ответ на вопросы, поставленные перед ним лицом, производящим дознание, следователем и судом. Заключение эксперта представляет собой мотивированный ответ на поставленные вопросы на основе специальных познаний в результате всестороннего и объективного исследования представленных следствием или судом материалов.

Описывая результаты исследования, эксперт не должен увлекаться специальными понятиями и терминами, пользоваться без надобности иностранными словами. Ему следует учитывать, что с заключением будет знакомиться широкий круг лиц, участвующих в уголовном, гражданском или арбитражном процессе; все они по-своему оценивают научную обоснованность, достоверность выводов эксперта.

Заключение эксперта, как и другие источники доказательств, должно внушать доверие; это возможно при условии ясности и простоты изложения хода исследования, научной обоснованности, убедительности и аргументированности выводов.

В экспертных учреждениях, по установившемуся правилу, заключения принято составлять на специальном бланке (на котором указывается наименование, адрес и телефон учреждения).

СЭЭ относится к числу выводных доказательств, так как ее выводы являются результатом исследования других доказательств и используются в качестве одной из посылок в логическом суждении для вывода о юридических фактах предмета доказывания (подлежащих доказыванию обстоятельств).

Заключение эксперта всегда связано с другими доказательствами по делу, так как является результатом их специального исследования. Несмотря на это, заключение эксперта относится к первоначальным доказательствам, а не производным, поскольку эксперт не просто воспроизводит факты, а анализирует их, предоставляя в распоряжение суда первичную информацию.

Сущность заключения эксперта состоит в том, что с помощью этого доказательства органы предварительного следствия и суд получают возможность использовать в процессе установления истины по делу применяемые соответствующими специалистами познания в экономической теории и практике (науке), для выяснения или объяснения тех или иных существенных для дела фактов.

Если в ходе исследования будут установлены обстоятельства, по поводу которых вопрос не ставился, но которые, по мнению эксперта, имеют существенное значение, соответствующие данные также включаются в заключение. О других обстоятельствах, имеющих существенное значение, следует сообщить следователю (суду) до составления заключения. Тем самым решается вопрос об истребовании дополнительных материалов и проведении исследования, формулируется дополнительное задание эксперту.

Личная ответственность эксперта-экономиста за данное им заключение не сводится к ответу на вопросы следователя (суда) независимо от предмета экспертизы. Предмет экспертизы очерчен пределами компетенции эксперта. Поэтому несоответствие предмету экспертизы одновременно означает выход эксперта за пределы своей компетенции. В результате утрачивается доказательственное значение заключения эксперта-экономиста.

Заключение эксперта имеет определенную структуру, соответствующую структуре специального исследования. Исследование данного аспекта позволяет выявить различные виды логических форм выводов эксперта, что имеет важное значение для определения доказательственного значения экспертного заключения.

В юридической литературе логико-гносеологические проблемы заключения эксперта получили достаточное освещение, в особенности в трудах Ю.К. Орлова.

Основу структуры и содержания заключения эксперта составляют выявленные в ходе исследования факты специальной природы (экономические, финансовые, бухгалтерские и пр. в зависимости от предмета экспертизы), примененная экспертом методика (с обоснованием ее выбора), научное обоснование (научные положения, объясняющие сущность установленных экспертом фактов), выводы.

Заключение эксперта должно состоять из вводной, исследовательской частей и выводов.

Во вводной части отражается:

  • подписка эксперта, оформленная в соответствии с действующим законодательством, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

  • время и место производства экспертизы;

  • основания назначения экспертизы (постановление, определение);

  • данные об органе или лице, назначившем экспертизу;

  • сведения об эксперте, которому поручено производство экспертизы, и учреждении, если экспертиза производится им в порядке выполнения должностных обязанностей;

  • вопросы, поставленные перед экспертом, краткое изложение обстоятельств дела, сообщенных эксперту.

Вопросы, поставленные перед экспертом, должны быть вопроизведены в заключении буквально. При необходимости уточнить их эксперт может указать в заключении, как он понимает тот или иной вопрос, или может обратиться к следователю с просьбой внести необходимые уточнения.

При даче заключения существенное значение имеют различного рода обстоятельства дела, относящиеся к предмету экспертизы. При этом во вводной части заключения указывается их источник (постановление следователя, определение суда, протоколы осмотра места происшествия, обыска и другие материалы дела), а существо самих фактов описывается дословно, как они изложены в процессуальном документе.

Иногда в качестве исходных данных эксперты учитывают результаты научно-экспериментальных исследований, которые проведены в других учреждениях. Такие исследования, проводимые вне связи с конкретным делом, могут иметь определенное значение при даче заключения (например, экспертное учреждение может запросить характеристики спектрального анализа сталей различных марок, сведения о красителях и т. и.). Эти используемые при экспертизе данные носят научный, консультативный характер, как и многие справочно-нормативные сведения, содержащиеся в специальной литературе. Соответствующие документы могут приобщаться к заключению либо в заключении указывается источник: отчет по экспериментальной теме, справочник и т. п. О литературных источниках, справочных данных, использованных в качестве исходных при даче заключения, целесообразно во всех случаях сообщать органу, назначившему экспертизу.

Во вводной части заключения сообщается о присутствии следователя и обвиняемого при производстве экспертизы, о вопросах, которые были поставлены эксперту, и о данных обвиняемым объяснениях. Естественно, такие вопросы подлежат разрешению, а объяснения, сведения о фактах — использованию, если последними специально будет дополнено постановление следователя (или определение суда) о назначении экспертизы.

Ознакомление следователя и суда с вводной частью заключения позволит им выяснить правовые и фактические основания экспертного исследования и выводов. Сомнения в достаточности материалов или компетенции эксперта могут быть разрешены после изучения исследовательской части заключения, а если обнаружатся процессуальные нарушения, то в необходимых случаях следует назначить повторную экспертизу.

Исследовательская часть заключения представляет собой обоснование выводов и содержит:

  • описание произведенных исследований с указанием примененных методов;

  • ссылки на заключения других экспертов, использованные в качестве исходных данных;

  • ссылки на материалы дела, проанализированные в пределах специальных познаний эксперта и предмета экспертизы;

  • справочные данные;

  • указание на участие эксперта в следственных действиях, если результаты следственных действий необходимы для обоснования выводов;

  • сведения об эксперте, который проводил соответствующие исследования, если работало несколько экспертов;

  • причины расхождения выводов, если выводы повторной экспертизы не совпадают с заключением первоначальной экспертизы.

Исследовательская часть посвящена изложению процесса исследования. Здесь эксперт указывает методики, им примененные; аргументирует их выбор; излагает условия применения специальных методов; этапы исследования. Именно в ходе исследования происходит установление так называемых промежуточных фактов, которые являются итогом отдельных этапов исследования.

Описание исследования осуществляется обычно в соответствии со схемой исследования. Так, при идентификационных исследованиях выделяются аналитическая стадия (раздельное исследование свойств объектов), сравнительная (установление совпадений и различий свойств объектов) и интегрирующая (комплексная оценка результатов исследования).

Разные виды экспертиз имеют свою специфику, которая отражается и на структуре исследовательской части заключения. Так, если к одному объекту исследования применяются различные методики, то изложение исследовательской части строится последовательно в соответствии с использованными методами. При исследовании нескольких объектов вначале исследуются свойства каждого объекта, затем идет сравнительный анализ свойств и в заключение — дается оценка совпадающих признаков и вывод.

В любом случае исследовательская часть заключения должна содержать общую оценку проведенного исследования и обоснования выводов, к которым пришел эксперт. Иногда эту часть заключения выделяют в самостоятельную и называют синтезирующей.

В синтезирующей части (разделе) заключения даются общая суммарная оценка результатов проведенного исследования и обоснование выводов, к которым пришел эксперт (эксперты). Например, при идентификационных исследованиях синтезирующая часть включает итоговую оценку совпадающих и различающихся признаков сравниваемых объектов, констатируется, что совпадающие признаки являются (не являются) устойчивыми, существенными и образуют (не образуют) индивидуальную, неповторимую совокупность.

Синтезирующий компонент заключения не всегда выделяется в самостоятельную часть. Нередко он выступает как раздел (завершающий) исследовательской части. Это особенно характерно для однородных экспертиз.

Последовательность изложения исследовательской части определяет сам эксперт.

Выводы представляют собой оценку результатов исследования и четкие ответы на поставленные вопросы. Выводы излагаются в сжатых, лаконичных формулировках и представляют собой ответы на поставленные перед экспертом вопросы. На каждый из этих вопросов должен быть дан ответ по существу либо указано на невозможность его решения.

Вывод является квинтэссенцией экспертного заключения, конечной целью исследования. Именно он определяет его доказательственное значение по делу.

В логическом аспекте вывод — это умозаключение эксперта, сделанное по результатам проведенных исследований на основе выявленных или представленных ему данных об исследуемом объекте и общего научного положения соответствующей отрасли знания.

Основные требования, которым должен удовлетворять вывод эксперта, можно сформулировать в виде следующих принципов:

Принцип квалифицированности. Он означает, что эксперт может формулировать только такие выводы, для построения которых необходима достаточно высокая квалификация, соответствующие специальные познания. Вопросы, не требующие таких познаний, могущие быть решены на базе простого житейского опыта, не должны ставиться перед экспертом и решаться им, а если все же решены, то выводы по ним не имеют доказательственного значения.

Принцип определенности. Согласно ему недопустимы неопределенные, двусмысленные выводы, позволяющие различное истолкование (например, выводы об "одинаковости" или "аналогичности" объектов, без указания на конкретные совпадающие признаки, выводы об "однородности", в которых не указан конкретный класс, к которому отнесены объекты).

Принцип доступности. В соответствии с ним в процессе доказывания могут быть использованы только такие выводы эксперта, которые не требуют для своей интерпретации специальных познаний, являются доступными для следователей, судей и других лиц.

Выводы эксперта могут иметь различную логическую форму. Существует много таких форм. Например, наиболее распространено деление логических форм выводов эксперта на:

  • категорические и вероятные;

  • о возможности и действительности;

  • однозначные и альтернативные;

  • условные и безусловные:

  • утвердительные и отрицательные.

Деление выводов на категорические и вероятные проводится по степени их подтвержденности. Категорический вывод дается экспертом, когда результаты исследования полностью его подтверждают. Вероятный вывод обоснован лишь частично. Категорический вывод означает полную уверенность эксперта в его правильности, вероятный дается им, когда такой уверенности у него нет.

Вероятный вывод может формулироваться экспертом лишь при довольно высокой степени вероятности устанавливаемого факта. При небольшом различии вероятностей исследуемых вариантов эксперт должен констатировать невозможность решения вопроса.

В выводах о возможности, в отличие от выводов о действительности, констатируется не факт объективной действительности, а лишь возможность какого-либо события, явления (самопроизвольного движения заторможенного транспортного средства, выстрела без нажатия на спусковой крючок и т. п.). Возможность не следует смешивать с вероятностью. Если вероятность — это характеристика нашего знания, которая может повышаться по мере его углубления, то возможность — это объективное состояние вещей. Возможность устанавливается достоверно и, будучи установленной, не меняется от того, реализовалась она практически или нет. Поэтому недопустима встречающаяся в практике подмена вероятных выводов выводами о возможности. Это может привести только к путанице и ошибкам. Поэтому выводы о возможности (типа "могло быть") должны формулироваться экспертом только в том случае, когда им решается вопрос не о факте действительности, а о фактической возможности какого-либо события, явления (например, о возможности "самопроизвольного" выстрела при падении или встряхивании оружия).

Альтернативный вывод формулируется, когда эксперту не удалось прийти к единственному варианту решения и итогом исследования явилось несколько вариантов (например: "Текст отпечатан на машинке одной из трех систем — "Оптима", "Олимпия" или "Рейнметалл"). Однозначный вывод дается, когда эксперт приходит к единственному варианту решения ("текст отпечатан на данной машинке").

Условным называется вывод, в котором его истинность ставится в зависимость от какого-либо условия, например: "Текст выполнен не на данной машинке, если шрифт не подвергался замене"). Безусловный вывод никаких условий не содержит ("След оставлен не данным ботинком").

Отрицательный вывод констатирует отсутствие устанавливаемого факта, события, свойства (например: "Замеры производились товароведами поставщика, а не потребителя", "Бухгалтерский учет не позволяет выявить поступления на склад определенных материальных ценностей"). Обычно отрицательный вывод является оправдательным доказательством. От отрицательных выводов необходимо отличать отрицающие формулировки типа "не исключено", "не означает" и т. п. Употребление таких формулировок в выводах справедливо признается недопустимым. Так, вывод типа "не исключено, что след оставлен данным предметом" по существу равнозначен выводу о невозможности решения вопроса, поскольку последний тоже не исключает такой возможности. Поэтому отрицающие формулировки не несут никакой дополнительной информации, а лишь затрудняют понимание вывода. Вместе с тем, они вполне допустимы не в самом выводе, а в пояснениях (комментариях) к нему, которые нередко выносятся в выводную часть заключения и могут иметь большое значение для правильного понимания и оценки вывода.

В случае, если при комиссионной СЭЭ (проводимая несколькими экспертами одной специальности) члены комиссии придут к общему выводу, они составляют единое заключение. В случае разногласий эксперты, несогласные с другими экспертами, дают отдельные заключения (ст. 80 УПК, ст. 75 ГПК, ст. 67 АПК). Может быть составлено также единое заключение, отражающее мнение части экспертов, участвовавших в комиссии.

При проведении комиссионной экспертизы (несколькими экспертами разных специальностей) разделение функций экспертов при производстве порождает ряд требований, относящихся к ее процессуальному оформлению.

Прежде всего, в заключении должны быть четко отражены функции каждого эксперта, принимавшего участие в производстве комплексной СЭЭ (чего не требуется при однородной комиссионной экспертизе, поскольку там функции всех экспертов одинаковы). В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 1 от 16 марта 1971 г. специально оговорено, что в заключении комплексной экспертизы, в том числе и СЭЭ, должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт (п. 6).

В экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ выработалась на практике и закреплена инструктивно особая форма заключения комплексной СЭЭ. В частности, в нем отдельно излагаются все виды исследований, проведенных различными экспертами. Заключение, таким образом, состоит из нескольких частей, соответствующих видам проведенных исследований. Далее, по каждому виду исследований формулируются сначала так называемые промежуточные выводы. Это необходимо для персонализации функций каждого эксперта, принимавшего участие в СЭЭ, для удобства использования результатов каждого вида исследований при формулировании конечных выводов, облегчает оценку заключения следователем и судом, в частности, проверку соблюдения экспертами пределов своей компетенции. Каждая такая часть заключения, включая промежуточные выводы, должна быть подписана тем экспертом (экспертами), который непосредственно провел данное исследование и сформулировал эти выводы.

Аналогичным образом в заключении комплексной СЭЭ должны быть четко разграничены функции экспертов и при формулировании конечных выводов. Дело в том, что в их формулировании могут принимать участие не все эксперты — члены комиссии, а лишь достаточно компетентные в общем предмете исследования. Узкие специалисты, в частности, специалисты по методам, обычно ограничиваются лишь формулированием промежуточных выводов, которые затем используются другими экспертами при даче конечных выводов.

Конечным выводам предшествует синтезирующая часть, о которой речь шла выше. И синтезирующая часть, и конечные выводы подписываются только теми экспертами, которые принимали участие в их формулировании. Если эти выводы делались разными экспертами, каждый из выводов должен быть подписан отдельно.

Кроме заключения эксперта результатом назначения СЭЭ может быть сообщение о невозможности дачи заключения. Такой документ составляется, когда невозможность решения поставленных вопросов очевидна без исследования. Поскольку исследование не проводится, экспертиза считается несостоявшейся и никакого заключения эксперт не дает. Официальным документом, направляемым лицу или органу, назначившему СЭЭ, является сообщение о невозможности дачи заключения.

Практикой выработан широкий перечень оснований составления сообщения о невозможности дачи заключения. Оно составляется в следующих случаях.

Если поставленный вопрос выходит за пределы специальных знаний эксперта. Это может иметь место, когда вопрос вообще не требует для своего решения никаких специальных знаний и входит в компетенцию следователя и суда (например, определить по данным бухгалтерского учета фактическое поступление на склад определенных материальных ценностей), либо когда вопрос относится к компетенции эксперта другой специальности (например, не бухгалтера, а товароведа, если обоснованность списания материальных ценностей зависит от степени их износа).

Ввиду непригодности или недостаточности для дачи заключения предъявленных эксперту материалов, если ходатайство эксперта не удовлетворено. Недостаточность материалов чаще всего выражается в малом количестве образцов для сравнительного исследования, непригодность объекта для исследования (обычно идентификационного) является результатом его малой информативности (например, смазанный отпечаток пальца).

Если современное состояние науки и экспертной практики не позволяет решить вопрос. Например, в настоящее время не существует методики определения давности выстрела свыше нескольких дней.

Сообщение (акт) о невозможности дать заключение состоит из трех частей: вводной, мотивировочной и заключительной.

Во вводной части излагаются приведенные выше сведения, указываемые во вводной части заключения эксперта-экономиста.

В мотивировочной части подробно излагаются причины невозможности дачи заключения.

В заключительной части указывается на невозможность дать ответ по каждому вопросу, поставленному перед экспертом.

Сообщение о невозможности дачи заключения подписывается экспертами, подпись удостоверяется печатью экспертного учреждения либо его филиала, после чего один экземпляр руководитель экспертного учреждения (структурного подразделения) направляет органу, назначившему экспертизу, а другой оставляет в экспертном учреждении. Если такое сообщение дается в стадии судебного разбирательства, оно составляется и подписывается экспертом в двух экземплярах, один из которых представляется суду, а другой — руководителю экспертного учреждения (структурного подразделения).

Если такого рода вопросы ставятся вместе с другими, которые могут быть разрешены, то обычно отдельного документа — сообщения о невозможности дачи заключения — не составляется. Эксперт указывает на невозможность решения этих вопросов в заключении, наряду с выводами, данными по другим вопросам. Такая практика представляется правильной, поскольку фактической необходимости составления по одной СЭЭ нескольких документов нет.

Другим вариантом, когда назначенная СЭЭ считается несостоявшейся, является возвращение материалов без исполнения руководителем экспертного учреждения лицу или органу, назначившему СЭЭ. Это бывает в случаях, когда в принципе экспертиза возможна, но в данной конкретной ситуации ее провести нельзя. Основания для такого возвращения следующие:

  • серьезные недостатки в процессуальном оформлении материалов, предъявляемых на экспертизу. Согласно действующим инструкциям, руководитель экспертного учреждения сначала уведомляет об этом лицо или орган, назначивший экспертизу, и, если последний в течение определенного срока не принимает мер для устранения недостатков, возвращает ему материалы без исполнения;

  • отсутствие в судебно-экспертном учреждении соответствующих специалистов, оборудования, препаратов. Об этом руководитель также сразу уведомляет лицо или орган, назначивший экспертизу, и в соответствии с его указаниями направляет материал в другое учреждение или возвращает без исполнения.

Какого-либо процессуального оформления возвращение материалов без исполнения не требует, для этого достаточно сопроводительного письма.

Допрос эксперта предпринимается в связи с данным им заключением для разъяснения или дополнения данного им заключения. Эксперт не может допрашиваться до дачи заключения и вправе изложить свои ответы следователю собственноручно.

Эксперт допрашивается в случаях:

  • недостаточной ясности или полноты заключения;

  • когда необходимы не дополнительные исследования, а разъяснение терминологии и формулировок;

  • для уточнения данных о компетентности эксперта и его отношении к делу;

  • для более детального описания хода исследования, использованных материалов и методов;

  • с целью объяснения расхождений между объемом поставленных вопросов и выводами, между исследовательской частью заключения и выводами;

  • с целью выяснения причин расхождений между членами экспертной комиссии;

  • с целью выяснения, в какой мере заключение основано на следственных материалах.

В результате допроса уполномоченное лицо (суд) может придти к выводу о необходимости дополнительной или повторной экспертизы.

Затрагивая особенности проведения судебно-экономических экспертиз по уголовно квалифицируемым правонарушениям, стоить отметить, что, в соответствии с требованиями процессуального закона, выводы из исследования документов бухгалтерского учета и отчетности и других объектов СЭЭ должны представлять собой логически законченный комплекс и единую систему причинно-следственных (логических) связей, состоящую из четырех взаимосвязанных элементов.

  • Суммарное выражение в доходах от предпринимательской деятельности несоответствия договоров гражданско-правового характера, бухгалтерского учета и отчетности и подтверждающих их первичных распорядительных документов фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности.

  • В заключении эксперта (характеристика объекта экспертного исследования): "…Соответствует ущербу как последствию преступления и отражает экономические последствия интеллектуального подлога в документах, подтверждающих обязанности по административному праву и обязательства по гражданскому праву. Событие преступления раскрывается как элемент состава преступления….

  • Ущерб рассматривается как причинно-следственная связь предмета преступных посягательств и субъективной стороны состава преступления".

  • Несоответствие фактического использования доходов от предпринимательской деятельности указанным в документах целям использования этих доходов устанавливается исходя из несоответствия измерителей стоимости объективному тождеству эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности.

  • Несоответствие договоров гражданско-правового характера фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности устанавливается исходя из несоответствия предмета продаж по данным исследуемых документов бухгалтерского учета и отчетности предмету договоров гражданско-правового характера.

Изложенное в п."1" конкретизируется в виде фактического использования доходов от предпринимательской деятельности как совокупности неуплаченных налогов и не выполненных перед кредиторами обязательств, не в интересах самой предпринимательской деятельности.

"…Соответствует ущербу для объекта преступных посягательств и одновременно субъективной стороне состава преступления в виде экономического содержания преступного результата, определяющего мотивацию поведения (цель деяний) виновных лиц. Отражает структуру ущерба от преступления посредством перечисления потерпевших от преступления субъектов административно-правовых и гражданско-правовых отношений, а также размера причиненного им ущерба".

В причинно-следственной связи с изложенным в п.п. "1", "2", несоответствие требованиям административного права по организации бухгалтерского учета и контролю за его ведением и составлением отчетности, соблюдению и внутреннему контролю за соблюдением налогового и валютного законодательства.

Признание договора недействительным относится к компетенции арбитражного суда. Поэтому без ссылок на гражданское законодательство констатируется несоответствие конкретных договоров фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности.

Перечисляются правонарушения, включая налоговые, причинно обусловленные преступлением.

В причинно-следственной связи с изложенным в п.п. "1", "2", "3", несоответствие требованиям законодательства по ведению бухгалтерского учета и составлению бухгалтерской отчетности.

Констатируются нарушения требований административного права по документальному подтверждению бухгалтерского учета и отчетности, невыполнение (ненадлежащее выполнение) обязанностей по ведению бухгалтерского учета, внешнему (государственному и негосударственному) контролю за состоянием учетной и отчетной дисциплины.

Отражаются условия, способствовавшие преступлению, включая соучастие бухгалтера, аудитора, налогового инспектора, других государственных служащих, взаимосвязи с разного рода преступными группами и сообществами.

В процессе изучения фактических обстоятельств предпринимательской деятельности исключаются следующие аспекты:

  • отсутствие вины в нарушениях действующего законодательства исключается абстрагированием при анализе фактических обстоятельств от правовых категорий, абстрагированием от практического применения норм материального административного и гражданского права (п.п. 1, 2 выводов);

  • неосторожная форма вины в нарушениях действующего законодательства исключается при достигнутой цели противоправного поведения, отражающей материализацию субъективной стороны состава преступления (п.2 выводов);

  • малозначимость последствий деяния, характерная для административного проступка, исключается размером совокупного ущерба, его структурой по составу потерпевшей от преступления стороны (субъектов административного и гражданского права), а также наличием в составе потерпевшей стороны всех субъектов экономики – личности, общества и государства.

Таким образом, эксперт-экономист в своем заключении:

  • устанавливает нарушения правил ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской отчетности;

  • делает выводы о нарушениях налогового и гражданского законодательства, а также указывает лиц, которые несут ответственность за эти нарушения;

  • оценивает доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела (показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого), выясняет нарушения правил составления документов, а затем отвечает на вопросы о правомерности или неправомерности деяний обвиняемого лица;

  • дает оценки деятельности лиц, ответственных за невыполнение установленных государством обязанностей по организации бухгалтерского учета и составления отчетности;

  • оценивает выполнение договорных обязательств хозяйствующих субъектов между собой;

  • все перечисленные утверждения, в зависимости от вопросов, поставленных на разрешение экспертизы.

Материалы, иллюстрирующие экспертное заключение и его результаты, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Материалы о ходе и условиях экспертного исследования сохраняются в судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначившего экспертизу, они представляются для приобщения к делу.

Исследование и оценка заключения эксперта судом — важнейшие этапы судебной деятельности, в ходе которых проверяется и оценивается доказательственная сила заключения.

Исследование доказательств — это непосредственное восприятие и анализ их в судебном заседании с целью установления достоверности каждого из них, достаточности их совокупности для правильного определения юридических фактов, иных имеющих значение для дела обстоятельств. Цель исследования достигается в ходе проверки доказательств, выяснения условий сохранения информации, сопоставления каждого доказательства с другими, устранения противоречий, предварительного построения целостной системы доказательств.

Исследование заключения эксперта производится в судебном заседании, ибо, согласно ст. 301 УПК, ст. 192 ГПК, п. 3 ст. 68 АПК, суд основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Прежде всего, суд оглашает заключение эксперта для его непосредственного восприятия всеми участвующими в деле лицами и в соответствии с принципами устности и непосредственности (ст. 240 УПК, ст. 146 ГПК, ст. 10 АПК). Это — обязанность суда; недостаточно лишь визуально ознакомиться с заключением. Что касается порядка исследования экспертного заключения, тo он подчинен общим правилам процессуального закона. Основные элементы исследования доказательств составляют: непосредственное восприятие доказательственной информации судьями, устное исследование в судебном заседании.

Согласно ст. 289 УПК, ст. 167 ГПК, ст. 117 АПК, суд, заслушав объяснения участвующих в деле лиц, устанавливает порядок допроса свидетелей, экспертов и исследования других доказательств.

После оглашения заключения (ст. 180 ГПК РСФСР) эксперту — с разрешения суда — могут быть заданы вопросы в целях разъяснения и дополнения заключения. Это происходит в рамках допроса эксперта, который выступает одним из процессуальных способов проверки экспертного заключения.

ГПК регламентирует порядок допроса эксперта (ст. 180 ГПК). Первым задает эксперту вопрос лицо, по ходатайству которого назначен эксперт, и его представитель, а затем — другие лица, участвующие в деле, и представители. Эксперту, назначенному по инициативе суда, первым предлагает вопросы истец. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса.

УПК с учетом специфики уголовного судопроизводства устанавливает иной порядок (ст. 289 УПК): вопросы эксперту сначала задают судьи, а затем обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, защитник и подсудимый.

Следует подчеркнуть, что результаты допроса эксперта не являются самостоятельным доказательством искомого юридического факта; при допросе эксперту не могут быть заданы новые вопросы, которые не были предметом экспертизы; эксперт также не вправе формулировать новые выводы. Во время допроса лишь уточняются и разъясняются ход экспертного исследования и те выводы, к которым пришел эксперт. Это — признанная практикой позиция, нашедшая отражение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" от 14.04.88 г. № 2.

В ходе исследования заключение эксперта сопоставляется с другими доказательствами по делу, выявляется степень его полноты и обоснованности, проверяется соблюдение процессуальных прав субъектов процесса (при назначении и производстве экспертизы).

Исследование заключения дает суду необходимую информацию для последующей его оценки.

Специфика заключения эксперта такова, что оно формируется до исследования его в судебном заседании. Допрос эксперта не является необходимым и обязательным элементом исследования экспертного заключения. Если суд не находит оснований для допроса эксперта, заключение исследуется выше приведенными способами (оглашается в судебном заседании, воспринимается, сопоставляется с другими доказательствами по делу).

Процессуальным способом проверки экспертного заключения может служить повторная экспертиза, которая назначается в случае несогласия суда с заключением эксперта по мотиву необоснованности, а также в случае противоречий между заключениями нескольких экспертов. При этом проведение экспертизы поручается другому эксперту или другим экспертам. Такое правило обусловлено тем, что, констатируя необоснованность экспертного заключения, суд тем самым признает его недостоверным.

Следует подчеркнуть, что заключение эксперта, даваемое по итогам повторной экспертизы, также является судебным доказательством.

Процессуальный закон предусматривает возможность проведения дополнительной экспертизы и в тех случаях, когда достоверность заключения эксперта не подвергается сомнению, но суд приходит к выводу о недостаточной ясности или неполноте заключения. Назначение данной экспертизы не связано с сомнением в обоснованности экспертного заключения, поэтому производство дополнительной экспертизы может быть поручено тому же эксперту.

В процессуальной доктрине вопрос о повторной (как и дополнительной) экспертизе традиционно рассматривается в контексте оценки заключения эксперта.

Вывод о необоснованности или неполноте экспертного заключения можно сделать, лишь проведя его оценку. С другой стороны, суд назначает повторную экспертизу именно с целью проверки первоначального заключения эксперта. Проверка — один из элементов судебного исследования, направленный на выявление доброкачественности информации, оценку источников ее формирования.

Понятно, что исследование, оценка и проверка доказательств тесно взаимосвязаны друг с другом. Главное различие же состоит в том, что оценка доказательств есть мыслительная, логическая деятельность, тогда как проверка, помимо этого, предполагает также проведение определенных процессуальных действий, направленных на исследование доказательств, отыскание новой информации о том же искомом обстоятельстве (с тем, чтобы определить достоверность проверяемого доказательства). Таким образом, оценка и проверка не полностью тождественны.

Следует иметь в виду, что окончательная оценка доказательства, имеющая процессуальное значение, всегда формализуется в определенных судебных актах, прежде всего в судебном решении (приговоре) по делу. Предварительная же оценка сопровождает весь процесс исследования доказательств.

Общие правила оценки доказательств установлены ст. 71 УПК, ст. 56 ГПК и ст. 59 АПК: суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Итак, следует признать верным выработанное процессуальной доктриной положение о том, что оценка доказательств имеет как внутреннюю (логическую), так и внешнюю (правовую) стороны, и, будучи мыслительным актом, проявляется во вне в процессуальных действиях.

Заключение эксперта, как и все другие доказательства, не имеет заранее установленной силы и оценивается по общим правилам, т.е. по внутреннему убеждению. В законе прямо сказано, что заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано (ст. 80 УПК, ст. 77 ГПК, 59 АПК).

Тем не менее, хотя заключение эксперта и не имеет каких-либо преимуществ перед другими доказательствами, оно обладает, по сравнению с ними, весьма существенной спецификой, поскольку представляет собой вывод, умозаключение, сделанное на основе исследования, проведенного с использованием специальных познаний. Поэтому его оценка часто представляет для лиц, не обладающих такими познаниями, немалую сложность. По этой же причине судебные ошибки чаще всего допускаются при использовании именно этого вида доказательств. На практике довольно распространено чрезмерное доверие к заключению эксперта, завышенная оценка его доказательственного значения. Считается, что коль скоро оно основано на точных научных расчетах, то не может быть и каких-либо сомнений в его достоверности. Хотя прямо такая мысль в решениях (приговорах) и других документах не высказывается, тенденция к этому на практике довольно сильна. Между тем заключение эксперта, как и любое другое доказательство, может оказаться сомнительным или даже неправильным по разным причинам. Эксперту могут быть представлены неверные исходные данные или неподлинные объекты. Может оказаться недостаточно надежной примененная им методика и, наконец, эксперт, как и все люди, тоже не застрахован от ошибок, которые, хотя и редко, но все же встречаются в экспертной практике. Поэтому экспертное заключение, как и любое другое доказательство, должно подвергаться тщательной, всесторонней проверке и критической оценке.

Деятельность суда по оценке заключения эксперта имеет два уровня:

  • анализ структуры и содержания заключения с точки зрения соответствия его юридическому, гносеологическому и этическому критериям;

  • определение доказательственного значения (силы) экспертного заключения.

Наиболее сложным, несущим на себе отражение специфики формирования заключения эксперта, представляется первый уровень.

Выявление соответствия экспертного заключения юридическому критерию предполагает проверку его законности, соблюдения процессуальных норм при назначении, проведении экспертизы, оформлении и представлении суду ее результатов в виде заключения. При этом соблюдение требования законности предполагает не только соответствие заключения требованиям процессуальной формы, но и иным правовым предписаниям, гарантирующим права человека (этот аспект, практически не изученный, следует рассмотреть более подробно).

Оценивая соответствие заключения законности, суд проверяет, соблюдены ли требования процессуального закона о специальной правоспособности лица, назначенного экспертом, не было ли оснований для отвода; соблюден ли процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы (в том числе: соблюден ли порядок направления материалов и объектов на экспертизу; соблюдены ли права заинтересованных лиц при назначении и проведении экспертизы; в соответствии ли с законом эксперт реализовал обязанность по даче заключения и полномочия в ходе исследования); соответствует ли заключение по форме и содержанию требованиям закона.

Оценка соответствия экспертного заключения гносеологическому критерию означает оценку научной обоснованности и достоверности выводов эксперта, оценку качества и полноты проведенного исследования. Решение этой задачи предполагает проверку — произведена ли экспертиза компетентным лицом, не вышел ли эксперт за пределы научной компетенции, а также оценку формирования фактического основания исследования, достаточности и доброкачественности объектов исследования, логический анализ структуры заключения, проверку соответствия выводов эксперта установленным в ходе исследования фактам, обоснованности и допустимости примененных экспертом методик.

Оценка соответствия заключения эксперта этическому критерию позволяет характеризовать нравственную приемлемость примененных экспертом средств и способов исследования, что может быть весьма важно для оценки допустимости специальных методов.

Определение достоверности — элемент оценки любого судебного доказательства, однако применительно к оценке заключения эксперта он приобретает особое содержание. Оценить достоверность заключения — значит оценить соответствие выводов эксперта действительности и под этим углом зрения — надежность примененных экспертом методик.

Оценка достоверности предполагает оценку исходного научного положения экспертизы, достаточность предоставленного эксперту исследовательского материала, правильность представленных эксперту исходных данных, полноту проведенного экспертом исследования, правильность выявленных экспертом признаков (промежуточных фактов), правильность экспертной интерпретации выявленных промежуточных фактов и их достаточность для вывода. Очевидно, что оценка таких элементов содержания заключения эксперта, как правильность избранного им научного положения и правильность его реализации в ходе исследования через специальные методики, — требует владения специальными знаниями. Одновременно требовать от суда, чтобы он во всех случаях сам разбирался в правильности примененных экспертом научных положений и опытов — лишено реального основания.

Поэтому не следует обязывать суд выступать в роли специалиста, исследующего экспертное заключение с точки зрения специальных знаний. Оценка достоверности предполагает логический анализ всех составных частей заключения. Несоблюдение экспертом требований, предъявляемых к структуре заключения, есть показатель определенных нарушений, которые могут отразиться на достоверности заключения. Квалифицировать это обстоятельство — задача суда. Суд обязан проверить, наличествует ли в заключении обоснование выбора специальных методик и ссылка на их апробированность. Суд не дает оценки с точки зрения специальных знаний.

В оценку достоверности заключения включают также оценку надежности примененных экспертом методик.

Как правило, эксперты (во всяком случае в экспертных учреждениях) проводят исследования по заранее разработанным методикам, официально апробированным и утвержденным. Надежность их обычно достаточно высока. Тем не менее, в судебной практике бывают случаи, когда научная обоснованность экспертной методики ставится под сомнение кем-нибудь из участников процесса и становится предметом активного обсуждения в судебном заседании. Чаще всего это делается в отношении нетрадиционных, недавно созданных методик, не получивших еще всеобщего признания. В последнее время в связи с отменой в стране единой и общеобязательной идеологии появились различные альтернативные школы (подходы) в судебной экспертной деятельности. В связи с этим вполне возможна непривычная для нас ранее картина, когда в суде два эксперта с различными методологическими установками обосновывают прямо противоположные выводы. В таких ситуациях оценка обоснованности заключения эксперта сводится по существу к определению обоснованности примененной экспертами методики. Однако пока что на практике чаще всего ставится под сомнение не научная обоснованность экспертной методики, а правомерность ее применения в данном конкретном случае.

В практике встречаются также случаи использования экспертами (особенно частными) устаревших или нерекомендованных методик, неправильного выбора коэффициентов или иных табличных данных, что необходимо учитывать при оценке достоверности заключения эксперта.

В последнее время все большее число экспертных исследований проводится с использованием ЭВМ. В зависимости от степени формализации исследования роль математических методов может быть различной — от вспомогательных, применяемых наряду с традиционными, до основных, когда практически все расчеты осуществляются на ЭВМ. В таких случаях правильность вывода зависит от надежности примененной программы для ЭВМ. При оценке этого нужно иметь в виду, что по установленному в экспертных учреждениях порядку каждая программа, прежде чем она допускается к использованию в экспертной практике, должна пройти установленную процедуру апробации и утверждения. Причем данные об этом отражаются в заключении. Поэтому имеется возможность проверки надежности программы по формальным признакам — кем она создана, когда и каким органом одобрена и рекомендована к применению и т. п. Программа, не отвечающая установленным формальным требованиям, может быть поставлена под сомнение, а это, в свою очередь, может послужить основанием для оспаривания экспертного заключения.

Помимо надежности примененной экспертом методики (включая и программу для автоматизированного экспертного исследования) при оценке обоснованности заключения эксперта нужно учитывать достаточность представленного эксперту исследовательского материала. На практике эксперты не всегда используют свое право заявить ходатайство о предоставлении дополнительных материалов и иногда дают заключение на основе недостаточной совокупности таких материалов, что может привести к экспертной ошибке.

Вопрос о проверке достоверности заключения эксперта связан также с проблемой оценки допустимости использованных экспертом специальных методов и методик. При этом не следует путать два аспекта: оценка заключения эксперта с точки зрения процессуальных правил допустимости и оценка допустимости специальных способов исследования. В первом случае суд оценивает соблюдение процессуальной формы при назначении и проведении экспертизы (проведена ли экспертиза на основании определения суда, соответствует ли заключение эксперта всем требованиям и реквизитам, указанным в законе, не подлежит ли эксперт отводу по установленным процессуальным законом основаниям и т.п.). Во втором случае речь идет об определении допустимости примененных экспертом методик с точки зрения предусмотренных Конституцией РФ и международными актами гарантий прав человека (что в основном имеет значение для экспертиз, в которых объектом является человек, а общим предметом — его организм или психика).

Одним из элементов оценки заключения эксперта является определение его доказательственного значения (силы). Нередко ошибки допускаются именно на этом этапе, когда заключение, в общем правильное и обоснованное, неверно интерпретируется следствием или судом, что чревато судебными ошибками.

Доказательственное значение заключения эксперта может быть различным. Это зависит от многих обстоятельств — от того, какие факты установлены экспертом, от характера дела, от конкретной судебно-следственной ситуации, в частности, от имеющейся на данный момент совокупности доказательств. Тем не менее, можно высказать какие-то общие рекомендации об оценке доказательственного значения заключения эксперта и указать на наиболее часто встречающиеся ошибки.

Прежде всего, доказательственное значение заключения эксперта определяется тем, какие обстоятельства им устанавливаются, входят ли они в предмет доказывания по делу (ст. 68 УПК, ч. 2 ст. 50 ГПК, ст. 53 АПК) или являются доказательственными фактами, уликами.

В других случаях, когда устанавливаемые экспертом факты не входят в предмет доказывания, они являются косвенными доказательствами. Доказательственная ценность их может быть различной. Наибольшую силу имеют выводы эксперта об индивидуальном тождестве. Более слабой, по сравнению с установлением индивидуального тождества, уликой является вывод эксперта о родовой (групповой) принадлежности объекта. Он выступает в качестве косвенного доказательства такого тождества. Доказательственная значимость его тем более, чем менее широк класс, к которому отнесен объект. Обычно эксперты, относя объект к какому-то классу, дают характеристику этого класса, указывают на его распространенность. Таким образом, доказательственная сила выводов эксперта о родовой (групповой) принадлежности объекта обратно пропорциональна степени распространенности класса, к которому отнесен объект (кстати, эта закономерность относится к любому косвенному доказательству — чем реже, уникальней какой-то признак, тем выше его цена как улики, и наоборот, если он широко распространен, характерен для многих объектов, то меньше его уличающая сила). Поэтому знание этой степени распространенности является необходимым условием правильной оценки доказательственной значимости вывода. Выводы эксперта, являющиеся косвенными доказательствами, могут быть положены в основу приговора (решения) суда только в совокупности с другими доказательствами, они могут быть лишь звеном в такой совокупности.

Доказательственная значимость заключения эксперта зависит также и от логической формы вывода. На протяжении многих лет является спорным вопрос о доказательственном значении вероятных выводов эксперта. Многие авторы считают, что такие выводы не могут использоваться в качестве доказательства, а имеют только ориентирующее значение. Другие обосновывают их допустимость. В судебной практике тоже нет единства по этому вопросу. Некоторые суды ссылаются на них в приговорах (решениях) как на доказательства, другие их отвергают. Однако в любом случае нужно иметь в виду, что доказательственная ценность таких выводов (если таковую признать) значительно ниже, чем категорических, они являются лишь косвенным доказательством устанавливаемого экспертом факта.

Составление заключения нельзя отрывать от исследовательского процесса и рассматривать как формальный "регистрационный акт". Многолетней практикой доказано, что описание проведенных исследований само по себе является творческим процессом, который оказывает существенное влияние на результаты познания. При составлении заключения суждения и выводы приобретают большую четкость и ясность, и тогда легче проследить связи изучаемых свойств и признаков явлений, событий предметов материального мира, увидеть логичность или непоследовательность доказывания и т. д. Мнение эксперта по существу решаемого вопроса формулируется не только в процессе исследования, но и при изложении синтезирующего раздела заключения; более того, в это время аналитическое и сравнительное исследования могут возобновляться, а их результаты дополняться и уточняться. Вот почему, по мнению А.Р. Шляхова, процесс составления заключения должен рассматриваться в единстве с исследованием. Последнее заканчивается созданием письменного документа-заключения эксперта.

Истинность заключения эксперта. Установление истины в деле как главной задачи справедливого и правого суда (правосудия) было положено в основание провозглашенной Александром II судебной реформы в России в 1864 г. Русскими учеными-правоведами, стоявшими у истоков судебной реформы 1864 г., и в более поздний период становления российского суда, были восприняты идеалы классической немецкой философии и европейские образцы континентального права.

В своем предмете судебная экспертиза (и СЭЭ, в частности) опирается на требования закона по выяснению материальной истины при отправлении правосудия. "Закон, под состязательными формами судопроизводства, везде проводит публичное начало, которое и выступает всякий раз, когда им ограждается или интерес частный, или интерес публичный, требующий, чтобы суд изрекал в своем приговоре истину материальную".

"….истина столь же необходима для суда, как и справедливость. Если бы суд стал ошибочно или ложно признавать действительные факты несуществующими, а факты вымышленные действительными, и применять к ним затем правила закона со всей точностью, такая комедия правосудия указывала бы на порчу его и была бы страшным бедствием для народа".

СЭЭ, равно как и другие виды судебных экспертиз, направлена на установление истины в гражданском, уголовном и арбитражном судебных разбирательствах и поэтому призвана оказать правосудию реальную помощь, представляя собой необходимое для отправления правосудия процессуальное действие.

Наши знания об объектах, свойствах объектов, выводы эксперта на основе специальных познаний могут быть либо ложными, либо истинными, т. е. соответствующими объективной реальности, не зависящей от воли и желания лица43.

Устанавливаемая экспертом истина конкретна в том смысле, что основывается на материалах дела, имеет значение в связи с рассматриваемыми следователем и судом событиями, обстоятельствами уголовного, гражданского либо арбитражного дела.

Эксперт не раскрывает, да и не стремится познать и открыть все закономерности и связи, свойства и признаки исследуемого объекта, факта. Эксперты не изучают объекты в полном объеме и удовлетворяются знаниями о нем, которые практически необходимы и вполне достаточны для установления конкретного факта. Однако из этого не следует, что относительная истина, понимаемая в общегносеологическом аспекте, не содержит частиц, крупиц абсолютной истины. Свойственная ей неполнота знания об объекте тем более не означает ошибочности или вероятности суждений эксперта. Истины о факте не могут измениться, и в том их абсолютное значение. Эксперт призван устанавливать такие истины о факте, но его знания о факте не обладают абсолютной полнотой и потому являются относительными. Нельзя рассматривать, механически отрывая друг от друга, понятия истины объективной, относительной и абсолютной, противопоставлять их. Истина в конкретном понимании, правильно и полно отражающая объективную реальность, и относительна, и абсолютна одновременно.

В литературе между понятиями "достоверность" и "истинность" не проводится резкого различия, что в известной мере оправданно. Достоверность выводов эксперта означает, что истина установлена, логически и фактически доказана. Понятие достоверности раскрывается через истинность и определяется как суждение, не вызывающее сомнений, проверенное практикой знание. Вероятный вывод эксперта означает его предположение, поскольку для категорического заключения у него не было достаточных данных. Очевидно, когда эксперт на основе своих познаний не решает вопрос категорически, то это вовсе не исключает реальной возможности для следователя и суда установить тот или иной факт с использованием других доказательств.

О достоверности, истинности экспертного познания можно и должно говорить в каждом конкретном случае исследования, хотя истина не всегда достигается экспертом.

Рассматривая вопрос об отношении познания эксперта и устанавливаемых фактов, часто указывают, что истинность означает уверенность эксперта в соответствии его представлений действительности, объективным обстоятельствам дела. Верно, что эксперт формулирует свой вывод, будучи полностью убежденным в том, что этот вывод правилен, согласуется с реальными обстоятельствами, данными науки. Если же такое убеждение отсутствует, то эксперт не может и не должен давать заключения в категорической форме — он сообщает следователю и суду свое обоснованное предположение или указывает на причины невозможности решения вопроса по существу.

Истинность суждений, выводов эксперта иногда связывают с наглядностью, очевидностью устанавливаемых фактов. Между тем результаты экспертного исследования, как правило, бывают далеко не очевидными; к тому же наглядное, очевидное для одних, для других может быть неясным и неубедительным. Поэтому очевидность не является ни основой, ни критерием истинности. Эксперт во всех случаях обязан логически доказать правильность своих выводов, подтвердить их фактическими данными и научными положениями.

Завершая исследование, оценивая его результаты и формулируя выводы, эксперт может и должен обращаться ко всеобщему критерию истинности познания — к практике. Понятие практики применительно к экспертной деятельности весьма многообразно и сложно. Ее формами являются и непосредственная познавательная деятельность, и обобщенный личный опыт, научные положения криминалистики и судебной экспертизы, следственно-судебная практика и, наконец, общественная практика, проявляющаяся в разных формах научных знаний, общечеловеческой практической деятельности. Результаты исследования оцениваются в конечном итоге на основе экспертного опыта, экспертной и следственно-судебной практики, итогов работы коллективов экспертных учреждений, доказанных наукой и практикой положений.

Представления эксперта основываются на сумме конкретных фактических данных, полученных путем использования научных методов и технических средств, надежность и эффективность которых проверена практикой.

Действительно, инструментальные методы и технические средства исследования сами по себе являются результатом синтеза ряда закономерностей, включают опыт, опробованные на практике результаты их применения. Их надежность может рассматриваться как своеобразный гарант истинности полученных экспертом выводов. К тому же в каждом отдельном случае эксперт может прибегнуть к эксперименту, который нередко позволяет убедиться в достоверности выводов, продемонстрировать всем участникам уголовного, гражданского процессов, либо арбитражного процесса существование определенного факта, о котором эксперт выносит свое заключение.

На отдельных этапах исследования в случаях применения инструментальных методов и средств эксперт всегда ставит частные, конкретные задачи. Совпадение ранее намеченной цели и полученного результата нередко выступает важнейшим условием проверки правильности сделанных частных выводов, заключения эксперта. Такое сопоставление и соответствие результатов служит в последующем основой для оценки данных, получаемых при производстве других экспертиз.

Следственно-судебная практика также может рассматриваться как критерий истинности заключений экспертов. Вывод эксперта о факте проверяется на основе и в связи с другими доказательствами, с системой фактических данных по делу. Обстоятельства конкретного дела не являются единственным критерием истинности заключения эксперта. Так, установленный экспертом факт может противоречить ряду известных следователю и суду фактических данных. Противоречие, несовпадение и несогласованность заключения с другими доказательствами не всегда еще являются достаточным основанием для утверждения, что выводы эксперта ошибочны: возможны недостоверность, несоответствие действительности отдельных обстоятельств, установленных по делу. В таких случаях следователь, суд продолжают собирание и исследование доказательств, в том числе путем проведения дополнительной либо повторной экспертизы. Полученные новые доказательства и установленная ими совокупность фактов и обстоятельств позволяют проверить истинность ранее собранных доказательств, и не исключено, что будет подтверждено соответствие действительности первоначально установленного экспертом факта.

Наконец, заключение эксперта может не согласовываться с другими доказательствами по конкретному делу вовсе не потому, что оно неистинно; возможно, что им установлены факты, которые относятся к другому событию, не связанному с рассматриваемыми следователем, судом обстоятельствами.

Не всякое экспертное исследование приводит к установлению объективной истины, ради которой эксперт призывается на помощь следователем и судом. Ошибочность, неточность заключения эксперта возможны и зависят от ряда конкретных обстоятельств, связанных, например, с существенными изменениями свойств и признаков исследуемых объектов, неполным их отображением, применением экспертом малонадежных и неэффективных методов и др.

Экспертное заключение не обладает ни большой достоверностью, ни непогрешимостью в сравнении с иными источниками доказательств и фактами, устанавливаемыми с помощью свидетелей, осмотра места происшествия и т. п. Вот почему заключение эксперта подлежит такой же тщательной оценке, как и все другие доказательства по делу. Встречающиеся же в экспертной практике отдельные ошибки и неточности не дают оснований для отрицания вообще объективной истинности выводов эксперта.

1.6. Современное состояние судебно-экономической экспертизы

СЭЭ, как новый вид экспертного исследования, с трудом пробивает себе дорогу по целому ряду причин. Главной из них является сохранение традиций советского периода, когда не было условий для предмета экономической экспертизы, благодаря которому она переживает свое рождение и становится самостоятельным источником доказательств.

В советской практике по уголовным делам о хозяйственных преступлениях назначались судебно-бухгалтерские экспертизы, предметом которых была проверка документального подтверждения актов ревизий сохранности социалистической собственности. При этом ревизии сохранности социалистической собственности проводились с тех же позиций документального подтверждения бухгалтерского учета и отчетности, что и судебно-бухгалтерская экспертиза.

В целом такая практика объяснялась административно-командной системой государственного управления, соответствующей государственной собственности на средства производства и продукты труда. В тот период игнорировались общие принципы права и справедливости, такие как индивидуализация или дифференциация ответственности за виновное деяние, соразмерность наказания причиненному ущербу. Соответственно ревизии сохранности государственного имущества проводились независимо от наличия и формы вины в правонарушении. Процессуальное значение акту ревизии придавалось судебным экспертом-бухгалтером, который проверял и подтверждал акт ревизии исходя из установленных правил бухгалтерского учета и отчетности.

При этом эксперт-бухгалтер выводился следователем (судом) за пределы компетенции, так как на его разрешение ставились вопросы, касающиеся административной ответственности должностных лиц за выявленные нарушения в использовании государственных средств, установленные нарушения правил бухгалтерского учета. Уголовный процесс тем самым подменялся администрированием, причинная обусловленность выявленных нарушений, как правило, не исследовалась.

В советский период считалось, что неотвратимость наказания обеспечивается выявлением преступлений с помощью сплошной сверки бухгалтерского учета с первичными документами, имеющими юридическую силу для подтверждения произведенных хозяйственных операций. Однако такой подход ограничивался формальными требованиями административного права к ведению бухгалтерского учета. Задачей контролирующих органов, в частности, государственного ревизионного аппарата, являлось выявление нарушений установленных правил бухгалтерского учета независимо от наличия, формы вины и тяжести наступивших материальных последствий для личности, общества и государства. Такого рода подходы порождали правовой произвол, характеризующийся отсутствием связанного с объективной реальностью подхода к выявлению нарушений, выявлением только лишь формальных правонарушений, без необходимого выяснения их внутренних причин.

Не достигая цели сплошного выявления преступлений, плановая ревизия сохранности государственного имущества (социалистической собственности) не выходила за рамки констатации фактов нарушений в ведении бухгалтерского учета. При этом не разграничивались нарушения в причинной связи с преступлением и нарушения с неосторожной формой вины бухгалтера.

Наряду с тем, вовсе не подвергалась сомнению целесообразность самих правил ведения бухгалтерского учета. Последние нередко диктовались чисто фискальными интересами государства, продиктованными в тоталитарном режиме государственной власти гипертрофированными потребностями централизованной военизированной экономики.

Основываясь на создаваемой методологии судебно-экономической экспертизы, нельзя согласиться с утверждением о том, что ущерб от преступления государству ограничен только начисленной в бухгалтерском учете задолженностью по налогам и обязательным платежам в государственные внебюджетные фонды. Такого рода утверждения базируются на представлениях советского периода о соблюдении правил бухгалтерского учета как критерия его достоверности.

Приверженность следствия, прокуратуры и суда, а также правоохранительных органов к судебно-бухгалтерской экспертизе, к сожалению, сохраняется и в настоящее время. В связи с этим, учитывая личную ответственность эксперта за данное им заключение, не исключена необходимость самостоятельной постановки вопросов на разрешение СЭЭ со стороны эксперта-экономиста. При условии строгого соблюдения уголовно-процессуального закона такая самостоятельность судебного эксперта-экономиста представляется вынужденно оправданной.

В современных условиях целью исследования документов бухгалтерского учета и отчетности становится выявление влияния конкретного самосознания на материальные интересы личности, общества и государства. Реализация принципа неотвратимости наказания, по мысли создателей учения о праве, означает сплошное выявление преступлений с объективной стороны в неразрывном единстве с субъективной стороной противоправного деяния.

Переход к новому состоянию всей судебной бухгалтерии и экономико-экспертной деятельности в частности не ограничивается подменой понятия "судебно-бухгалтерской экспертизы" понятием "судебно-экономической экспертизы", а характеризуется качественным изменением ряда признаков указанных категорий, связанным со следующими процессами, свойственными динамике в экономике, финансах и учетных отношениях:

  • прежде всего, это изменения, связанные с переводом бухгалтерского учета и экономико-финансовых отношений на международные стандарты и глобализацией экономики;

  • совершенствование методологических основ экономико-экспертных исследований, связанных с научно-техническим прогрессом и изменением правовой базы судебных экспертиз;

  • реорганизация экспертных учреждений в Российской Федерации и участие частных экспертов в судебных экспертизах в сфере экономики, финансов и бухгалтерского учета.

Говоря о применении специальных знаний в области экономики, финансов и бухгалтерского учета (в т.ч. судебно-экспертной деятельности) на современном этапе, следует отметить, что их ожидают существенные изменения, прежде всего связанные с переводом всего бухгалтерского учета и аудита на международные стандарты. В настоящее время в нашей стране уже действует более десяти Положений по бухгалтерскому учету, изданных Минфином России, зарегистрированных Минюстом России. Их основное содержание очень близко к содержанию международных стандартов, в отличие от той системы учета, которая в течение трех веков господствовала в нашей стране. Ее особенности сводились к строгому следованию заранее принятым предписаниям и инструкциям, подчинению методологии учета требованиям и интересам государственных и, прежде всего налоговых, органов.

Новый подход связан не только и не столько с требованиями рыночной экономики, как это ошибочно многие полагают. В основном он связан с подчинением учета не европейской системе кодифицированного права, а англо-американской системе прецедентного права. В результате резко меняется роль администрации, и особенно ее представителя — главного бухгалтера. У него значительно расширяются возможности принятия решений, которые теперь невозможно вычитывать из четких параграфов нормативных документов. Эти решения главный бухгалтер должен находить самостоятельно, опираясь на довольно расплывчатые общие принципы и достаточно широкие рекомендации.

Изменения бухгалтерского учета в соответствии с МФСО (Международными финансовыми стандартами отчетности) привели к формированию его основной задачи, как задачи учета финансовой деятельности, которая выражается в открытой отчетности, и задачи управленческого учета, как учета затрат, планирования прибыли, составления бюджета (также в это понятие можно включить анализ финансово-хозяйственной деятельности, контроль за проведением мероприятий, рассчитанных на достижение определенных задач организации, таких как получение прибыли, увеличение доли рынка и т.д.).

В рамках перехода на международные стандарты учета и отчетности проводятся работы по совершенствованию нормативного правого регулирования. В этой связи решаются вопросы:

  • переориентации нормативного регулирования с учетного процесса на бухгалтерскую отчетность;

  • регулирования финансового учета;

  • органичного сочетания нормативных предписаний федеральных органов исполнительной власти с профессиональными рекомендациями;

  • взвешенного использования международных стандартов финансовой отчетности в национальном регулировании.

При учете вышеперечисленных аспектов возникает существенная проблема, с которой сталкиваются правоохранительные и правоприменительные органы — отсутствие достаточного количества бухгалтеров и специалистов, которые знают МСФО в первоисточнике и умеют руководствоваться их нормами и принципами. Очень сложным представляется изменение идеологии наших бухгалтеров за короткий период времени. Чтобы российский бухгалтер превратился из счетовода в своего рода финансового аналитика, способного вырабатывать наиболее оптимальную учетную политику и успешно ее реализовывать, нужны многие годы. И если это получится, то это будет очень важный шаг для решения проблем обеспечения судопроизводства высококлассными экспертами-экономистами.

Тесно взаимосвязано с процессом реформирования бухгалтерского учета, экономики и финансов в соответствии с МФСО совершенствование методологических основ экономико-экспертных исследований под влиянием научно-технического прогресса и изменений правовой базы судебных экспертиз.

Совершенствование системы бухгалтерского учета предполагается вести по двум направлениям:

  • пересмотр нормативной базы (состава и качества);

  • автоматизация учетных процессов.

Под пересмотром нормативной базы понимается, помимо разработки новых и уточнения ранее утвержденных органами, регулирующими бухгалтерский учет, нормативных документов — положений (стандартов) по бухгалтерскому учету — также подготовка изменений и дополнений к Федеральному закону "О бухгалтерском учете", Гражданскому кодексу Российской Федерации и иным законодательным актам, связанным с вопросами бухгалтерского учета. на данный момент существует большой перечень вопросов, каждый из которых подлежит регулированию с помощью положений (стандартов) по бухгалтерскому учету. Сколько конкретно положений (стандартов) будет разработано по этим вопросам в настоящее время,— сказать сложно. Во многом это будет зависеть от разработчиков положений (стандартов).

Программой реформирования бухгалтерского учета в соответствии с МСФО (Постановление Правительства РФ от 06.03.98 г. № 283) предусмотрено пересмотреть План счетов бухгалтерского учета и Инструкцию по их применению (для хозяйствующих субъектов, бюджетных учреждений и профессиональных участников рынка ценных бумаг). В связи с этим был принят и вступил в силу (с 01.01.2001 г.) новый План счетов бухгалтерского учета и Инструкция по их применению.

Судебные эксперты не всегда обладают достаточными знаниями уголовного, гражданского или арбитражного процессов, однако, они должны обладать высокой квалификацией в области специальных нормативных документов, регулирующих отрасль хозяйствования, в рамках которой они проводят экспертные исследования.

В условиях применения различных видов электронно-вычислительной техники, периферийных устройств, ориентации предприятий и организаций на совершенствование управления и развитие рыночной экономики все шире начинает внедряться автоматизированная форма бухгалтерского учета, которая основана на принципах, соблюдение которых позволяющий иметь эффективную автоматизированную форму бухгалтерского учета, ориентированную на возможности различных ЭВМ, автоматизированных систем, отвечающую потребностям управления, рынка.

Совершенствованию организации бухгалтерского учета в значительной степени способствуют создаваемые на предприятиях и в организациях автоматизированные рабочие места бухгалтеров (АРМБ).

В общем виде процесс создания и обработки документов можно представить в виде последовательных фаз обработки, проводимых на различных участках учета. В свою очередь, фазы могут состоять из одного или нескольких каналов обработки — рабочих мест сотрудников аппарата бухгалтерского учета. Каналы обработки строятся в зависимости от средств организационной и вычислительной техники.

Рассмотренные выше формы автоматизированного бухгалтерского учета широко применяются в отечественной практике, однако декларируемый переход на Международные стандарты учета и отчетности, условия слияния экономического рынка Российской Федерации с зарубежными рынками требуют совершенствования используемых форм бухгалтерского учета, а вместе с ними и их автоматизации.

Эксперт-экономист в силу специфики своих полномочий обязан в совершенстве владеть методами автоматизированного ведения учета и анализа отчетных данных для качественного исследования в рамках назначенной экспертизы.

Реорганизация экспертных учреждений в Российской Федерации установила следующую систему указанных учреждений:

  • судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции Российской Федерации, судебно-медицинские и судебно-психиатрические учреждения и специализированные подразделения учреждений Министерства здравоохранения Российской Федерации, органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации, судебно-медицинские лаборатории Министерства обороны Российской Федерации (например, Северо-западный центр судебной экспертизы Министерства Юстиции РФ);

  • экспертно-криминалистические учреждения и подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации, экспертные подразделения Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, таможенные лаборатории Государственного таможенного комитета Российской Федерации, одной из функций которых является производство судебной экспертизы.

Примерами государственных экспертных учреждений, осуществляющих судебно-экспертную деятельность в области бухгалтерского учета, экономики и финансов, могут служить:

  • в федеральных органах налоговой полиции — Служба судебно-экономических экспертиз ФСНП России (в соответствии с ФЗ "О федеральных органах налоговой полиции"), а также соответствующие подразделения СЭЭ, в круг служебных обязанностей которых входит производство судебно-экономических экспертиз;

  • Центральная Северо-Кавказкая лаборатория судебной экспертизы — государственное экспертное учреждение, подведомственное Министерству юстиции РФ и выполняющее экспертные исследования для правоохранительных органов, юридических и физических лиц (в соответствии с возложенными на нее задачами, ЦСК ЛСЭ осуществляет производство СЭЭ силами Отдела судебно-бухгалтерских и учетно-экономических экспертизы).

В странах ближнего зарубежья на базе союзной системы экспертных учреждений были созданы национальные структуры, в которых активно проводятся экономико-экспертные исследования. Так, в Киевском НИИ судебных экспертиз, подведомственном Министерству юстиции Украины, существует лаборатория судебно-экономических исследований, основной функцией которой является проведение экономической экспертизы (исследование документов бухгалтерского учета и отчетности, исследование документов финансово-кредитных операций, исследование документов об экономической деятельности предприятий и организаций и т.д.).

В Беларуси работает научно-исследовательский институт проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции Республике Беларусь. Для проведения СЭЭ в его стенах организована лаборатория СЭЭ.

Для сравнения, единственная в налоговом ведомстве США лаборатория криминалистических исследований и экспертизы расположена в Чикаго. Наряду с выполнением своих основных задач — выявление лиц, уклоняющихся от уплаты налогов либо получающих денежные средства с помощью фальшивых финансовых документов, — лаборатория оказывает криминалистическую помощь американским правоохранительным органам в расследовании сложных уголовных преступлений. Кроме проведения различных экспертиз, сотрудники лаборатории ведут большую исследовательскую работу, связанную с разработками новых методов криминалистических исследований и созданием новых видов оперативно-технической аппаратуры.

На современном этапе развития института судебно-экспертных исследований в области бухучета, экономики и финансов стали появляться частные экспертные учреждения и эксперты.

Такого рода услуги, например, предоставляет некоммерческое партнерство "Российское сообщество независимых экспертов и антикризисных управляющих" (г. Москва), которое в своем уставе предусмотрело производство СЭЭ по поручениям судов и правоохранительных органов силами своих экспертов.

В то же время заключение аудитора или аудиторской фирмы по результатам проверки бухгалтерской и финансовой деятельности всех экономических субъектов, органов власти и управления всех уровней, если такая проверка проводилась ими по поручению государственных органов (ст. 17 Временных правил аудиторской деятельности в Российской Федерации), приравнивается к заключению СЭЭ.

В соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации и п. 10 Временных правил аудиторской деятельности в Российской Федерации, органы дознания, прокуроры, следователи, суды, арбитражные суды имеют право поручить аудитору или аудиторской организации провести аудиторскую проверку экономического субъекта при наличии в производстве указанных органов:

  • возбужденного (возобновленного производством) уголовного дела;

  • принятого к производству (возобновленного производством) гражданского дела;

  • дела, подведомственного арбитражному суду.

С согласия аудиторов проверка может проводиться по документам финансовой отчетности, изъятым (затребованным) в установленном порядке органом дознания, прокурором, следователем, судом и арбитражным судом.

Некоторые аудиторы и аудиторские организации прямо предусматривают в составе предлагаемых услуг судебно-экономические исследования:

  • Аудиторский и экспертно-аналитический центр — г. Санкт-Петербург (Лицензия Министерства финансов № 008658) осуществляет судебно-бухгалтерские экспертизы и сопровождение налоговых споров;

  • Котельникова Ольга Ивановна (ПБОЮЛ — аудитор) предлагает услуги по производству финансовых и судебно-бухгалтерских экспертиз.

Подытоживая сказанное, стоит отметить, что развитие экспертной деятельности будет идти по пути органичного сочетания деятельности государственных экспертных учреждений и частных экспертов и их организаций. Учитывая общественную значимость данных исследований, государству следует организовать контроль за наличием специального обучения частных экспертов научным методам исследования и проводить соответствующее лицензирования их деятельности.

2. МЕТОДИКА СУДЕБНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

2.1. Методические основы экспертной деятельности

Исследование — творческий процесс, в котором экспертом проявляются знание достижений и методов различных наук, диалектико-материалистической теории познания, владение современными высокоэффективными методами исследования, эрудиция эксперта, его личный опыт.

Далеко не всякое техническое средство и метод, применяемые в различных областях деятельности, могут быть рекомендованы для использования в экспертной практике. К ним предъявляется ряд специфических требований, определенных прежде всего процессуальным законом: экспертной практике могут быть рекомендованы только научно обоснованные, экспериментально опробованные методы и средства, эффективность которых научно доказана; правом преимущества пользуются такие методы и средства, которые не ведут к порче или существенному изменению вещественных доказательств; результаты их применения должны быть очевидны, в определенной мере наглядны как для экспертов, так и для всех участников уголовного, гражданского либо арбитражного процессов; важно, чтобы применение методов и средств не ущемляло законных интересов и прав граждан, не унижало их чести и достоинства, не нарушало морально-этических норм общества.

Термины "метод", "способ", "прием", "логическая операция" нередко рассматриваются в качестве синонимов. Вместе с тем, они различаются по степени общности: более общим является содержание понятия метода, включающего в себя совокупность способов, приемов; о приемах преимущественно упоминается при использовании каких-либо приборов, аппаратов либо специализированных операций, когда речь идет о приемах обращения и использования орудий труда, вспомогательно-технических средств.

Под методом вообще понимается способ деятельности (в том числе познания), подход к изучаемому событию, явлению, образ действия для достижения какой-либо цели, решения задачи. В теории познания метод рассматривается как система регулятивных принципов, правил, норм практической или теоретической деятельности человека. Благодаря использованию различных методов (в настоящее время науковедением рекомендуется пользоваться системой, комплексом методов) человеческая деятельность может быть эффективной.

Использование каждого метода, ведущего к достижению намеченной цели, не произвольно опирается на достигнутые знания, накопленный практический опыт. Эффективным является применение в качестве метода познания законов, причинных и иных форм связей. Отсюда следует, что различие между теорией и научным методом относительно. Вполне корректно утверждение: научный метод — это применение теории.

Предлагаемые наукой для осуществления целенаправленной и эффективной деятельности методы применяются упорядоченно и системно с учетом их субординации и координации. Экспертному познанию также присущи упорядоченность и системность методов. Это реализуется в научных методиках экспертиз, стадиях экспертного исследования. Систематизация методов может проводиться с различными целями и по разным основаниям, в частности, по содержанию и степени общности, по отрасли знания (или источнику зарождения и формирования метода как системы знаний), по родам и видам экспертиз и т.д.

Опираясь на философские, обществоведческие и естествоведческие классификации методов исследования, применительно к экспертно-познавательной деятельности можно провести систематизацию методов, учитывающую степень общности, их субординацию. Тогда общая система методов экспертного исследования представляется в следующем виде:

  • всеобщий диалектико-материалистический метод (к тому же уровню относятся и методы "традиционной" логики);

  • общие (общепознавательные) методы: наблюдение, измерение, описание, планирование, эксперимент, моделирование и др.;

  • частные инструментальные, вспомогательно-технические методы, применяемые в так называемом "эмпирическом познании";

  • специальные методы, функции которых, по нашему мнению, выполняют специализированные методики экспертного исследования.

Диалектико-материалистическая теория определяет методологические начала всякой деятельности и, конечно, экспертного познавательного процесса. Вместе с тем, она как метод познания не подменяет и не исключает, а предполагает применение в конкретно-практическом знании общих и частных методов исследования, своеобразных приемов, зависящих от конкретной задачи и предмета исследования.

В арсенале методов экспертного исследования, равно как в любом научном и практическом познании, существенное значение имеют диалектические и формально-логические категории, методы (операции), определяющие образ правильного мышления, ведущего к истинному знанию. В деятельности экспертов воплощаются логические операции (методы): анализ, синтез, сравнение, абстрагирование, идеализация и формализация, построение умозаключений путем индукции и дедукции, короче говоря, все законы и операции логики.

Вместе с тем, не следует отождествлять философские категории и конкретно-научные понятия значительной степени общности, в том числе методы. Вполне допустимо выделение общих и частных методов и рассмотрение их на особых уровнях. В познавательной деятельности эксперта широкое применение получают и такие общие методы, как наблюдение, измерение, описание, выдвижение гипотез, планирование, моделирование, эксперимент и другие, которые также составляют основу методически правильного, успешного исследования. Указанные методы оправданно называть общими (либо общепознавательными), если соотносить их с сугубо частными методами и приемами (например, с инструментальными методами), исходной методической основой которых может быть наблюдение, измерение, описание и т. п.

К частным методам экспертного исследования можно отнести, прежде всего, инструментальные (или так называемые физические, химические, фотографические, автоматизированно-вычислителные и т. д.), реализуемые в судебной экспертизе для решения своеобразных практических задач. Эти методы действительно являются частными, если их сравнивать с общепознавательными методами наблюдения, измерения, описания и другими общими методами. В настоящее время судебные эксперты располагают эффективными высокотехнологичными инструментальными методами, приемами и средствами для решения разнообразных вопросов. Благодаря динамичной эволюции различных отраслей знаний арсенал научно-технических методов и средств судебной экспертизы постоянно обогащается более совершенными приборами, аппаратурой и устройствами. Для их применения разрабатывают специальные способы и приемы, учитывающие не только их общие исследовательские возможности, но и особенности объектов судебной экспертизы и своеобразие задач экспертного исследования. Систематизация таких приемов на основе полного раскрытия всех возможностей аппаратуры, приборов позволяет сформулировать общие принципы и частные методики применения инструментальных средств исследования.

Следовательно, частные, инструментальные методы исследования — это совокупность приемов (способов) применения технических средств, используемых при исследовании объектов судебной экспертизы для решения вопросов, относящихся к предмету экспертизы. Вместе с тем, следует учитывать, что частные, инструментальные методы при производстве экспертиз используются на основе и в развитие общих методов исследования. Применение последних также должно учитывать специфику решаемых задач и особенности исследуемых объектов. В развитие их в науке могут разрабатываться и применяться на практике сугубо рабочие методики (в частности, о методиках СЭЭ речь пойдет ниже).

Под специальными методами часто понимают такие, которые применяются в конкретной отрасли знания и ни в какой другой, используются для решения группы или определенного типа задач. В судебной экспертизе функции специальных методов, по нашему мнению, выполняют методики экспертного исследования. Дело в том, что попытки определить какой-либо метод в качестве специального экспертного оказываются безрезультатными:

  • во-первых, нет ни одного метода и даже приема, который не находил бы применения в различных родах познания (или видах экспертного исследования);

  • во-вторых, на современном этапе развития научного и практического знания общепринятой является концепция комплексного исследования, синтезирования полученных результатов для рационального и истинного знания.

Этим условиям отвечает методика экспертного исследования как система методов, приемов и технических средств. В ее структуре (применительно к отдельным родам и видам) формируются также общие положения, определяющие направления и стадии исследования, объективные критерии надежности и оценки выводов эксперта.

В познавательной деятельности эксперту следует добиваться разумного сочетания, дополнения, уточнения и проверки результатов исследования, получаемых разными методами; важно пользоваться ими комплексно (системно).

Существенным признаком каждого рода (вида) экспертизы является методика экспертного исследования. Под такой методикой экспертизы принято понимать систему научно обоснованных методов, приемов и технических средств (приборов, аппаратуры, приспособлений), упорядоченных и целенаправленных для решения вопросов, установления фактов, относящихся к предмету судебных экспертиз.

Понятие "методика" характеризуется прежде всего системой (совокупностью) методов. Это означает, что включенные в ее содержание, структуру методы применяются в определенной последовательности (очередности), зависящей и от поставленных задач, и от условий, в которых ведется исследование. Методы и технические средства заимствуются из естественных, технических, многих других наук, но в экспертизе они применяются в трансформированном виде, что обусловливается своеобразием задач и специфическими объектами экспертиз, и потому они отличаются качественно новыми формами и процедурами их реализации — своеобразной системой использования ЭВМ, приборов и аппаратов, а подчас специальными устройствами, сопряженными со стандартным оборудованием.

Каждый метод, прием, техническое средство, если взять его в отдельности, находит применение при производстве различных родов, видов судебной экспертизы, не говоря уже о том, что он может использоваться во многих сферах человеческой деятельности. В методиках экспертизы эти методы объединены, систематизированы и целенаправленно используются для решения конкретных вопросов, входящих в предмет экспертизы; при научной разработке методик учитывается специфика исследуемых объектов, характер извлекаемой из вещественных доказательств и других объектов информации, юридическая процедура судебной экспертизы.

Следует различать общую и частную методики рода, вида судебной экспертизы, уровни их развития. Частные методики создаются по отдельным видам и разновидностям экспертизы. Например, в судебно-технической экспертизе имеются частные методики для исследования реквизитов документов, идентификации и дифференциации материалов, из которых изготовляются документы (бумага, чернила и т. д.). Вместе с тем в целом судебно-техническая экспертиза документов и другие судебные экспертизы имеют общие положения методики экспертного исследования, объединенные единством задач, предмета, общностью изучаемых свойств и признаков объектов различных родов экспертиз. Общие и частные методики для каждого рода, вида экспертиз подробно исследуются в соответствующих пособиях, методических письмах и т. д.

Методы исследования всегда целенаправленны, и потому их в науке и на практике соотносят с задачей и объектом изучения. Применительно к судебной экспертизе это означает, что выбор и применение того или иного метода зависят от предмета и объекта экспертизы; иногда же разрабатываются специальные системы методов, которые в литературе именуются методиками экспертного исследования. Определяемость методик предметом и объектами экспертизы указывает на взаимосвязь: уяснив предмет и объект экспертизы, можно формировать методику исследования, а в итоге понять сущность судебной экспертизы. Содержание методик исследования должно рассматриваться как существенный признак каждого рода, вида, разновидности судебной экспертизы.

Методические основы экономических экспертиз включают в себя совокупность методических приемов, применяемых при экспертном исследовании хозяйственных операций, отображенных в учете, в результатах ревизий и проверок финансовой деятельности хозяйствующих субъектов. Общенаучные методы исследования в экономических экспертизах включают в себя, прежде всего, анализ и синтез, абстрагирование и конкретизацию, индукцию и дедукцию, аналогию и моделирование, системный анализ и другие методы исследования окружающей действительности.

Конкретные научные методические приемы экономической экспертизы — это специфические приемы экспертного исследования, разработанные на основе достижений практики, а также развития экономической и юридической наук. Их можно объединить в три группы:

  • документальные;

  • расчетно-аналитические;

  • обобщения и реализации результатов экспертизы.

Документальные приемы — это исследование учетных документов, различные экспертизы этих документов, проверка нормативной правовой базы их составления и т.д. Применяют названные методические приемы при условии, что возник ущерб от хозяйственных операций, которые отображены в первичной документации, регистрах бухгалтерского учета и отчетности, а также стали объектами расследования правоохранительными органами.

К расчетно-аналитическим приемам относятся, прежде всего, экономический анализ, статистические расчеты, экономико-математические методы. Экономический анализ — система научных приемов, используемых в экономической экспертизе для выявления причинных связей, обусловивших конфликтные ситуации в хозяйственных операциях и процессах, которые стали объектами расследования правоохранительными органами. Статистические расчеты – приемы, с помощью которых экспертиза может определить качественные и количественные характеристики исследуемых хозяйственных операций и процессов, не содержащихся непосредственно в исходной экономической информации (бухгалтерском балансе расчетных ведомостях на заработную плату и т.п.). Применяются они при необходимости произвести уточнения приближенных величин, перейти от одних величин к более точным характеристикам количественных связей и отношений.

Экономико-математические методы применяются в экономической экспертизе при установлении факторов, влияющих на результаты хозяйственной деятельности, с тем чтобы учесть их на стадии исследования общих результатов работы организаций.

Обобщение и реализация результатов экспертизы включает сводку, систематизированное изложение результатов в заключении эксперта, изучение заинтересованными лицами этих заключений, оценку и реализацию следствием и судом ее результатов, назначение повторных или дополнительных экспертиз.

2.2. Использование специальных методов судебно-экономической экспертизы

2.2.1. Методы СЭЭ

Методом судебно-экономической экспертизы является совокупность приемов, используемых экспертом-экономистом при исследовании документов бухгалтерского, статистического, оперативного учета, управленческого учета записей счетных регистров в совокупности с документами гражданско-правового характера и другими материалами дела и даче заключения по поставленным перед ним вопросам, входящим в его компетенцию.

СЭЭ является самостоятельным источником доказательств, относящихся к предмету доказывания в соответствующем звене судебной системы. Как самостоятельный источник доказательств, СЭЭ использует средства научного экономического анализа исходных данных, содержащихся в других доказательствах, приобщенных к делу.

Следователь, прокурор, судья, расследуя (рассматривая) дело о хищениях, должностных злоупотреблениях, споры между хозяйствующими субъектами, гражданами экономического характера, исследуют учетные документы и иные материалы. Поэтому им необходимо знание методов исследования данных экономики, финансов и бухгалтерского учета; без этого невозможно самостоятельно проводить работу, направлять деятельность ревизора, контролировать полноту и всесторонность исследования материалов, осуществляемого экспертом.

Принимая во внимание аспекты, затронутые в предыдущих главах исследования, определяем, что правовую природу СЭЭ характеризуют три признака:

  • во-первых, в основе ее лежит информация о фактах предпринимательской деятельности, обладающая свойством относимости к исследуемой деятельности и познаваемая (исследуемая) для получения сведений о других искомых фактах (юридических, доказательственных);

  • во-вторых, СЭЭ обладает процессуальной формой, предусмотренной в законе как одно из средств доказывания. Процессуальная форма СЭЭ выступает в качестве гарантии достоверности получаемых в результате экспертного исследования сведений о доказательственных фактах;

  • в-третьих, она подчинена определенному законом процессуальному порядку получения и исследования доказательственной информации о фактах предпринимательской и иной экономической деятельности.

Доказательственное значение СЭЭ утрачивается, если при ее проведении игнорируется хотя бы один из признаков, характеризующих ее правовую природу (отсутствует логический процесс познания, не соблюдается процессуальная форма, нарушается процессуальный порядок получения и исследования доказательственной информации).

Согласно требованиям материального и процессуального права общими требованиями к методике исследования предметов и документов являются:

  • сопоставление сведений в документах с объективной реальностью с целью выявления несоответствия этих сведений реальным результатам предпринимательской деятельности (доходам) как предмету посягательств и выявления интеллектуального подлога. Тем самым выявляется несоответствие сведений из документов действительным результатам предпринимательской деятельности (доходам);

  • анализ и сопоставление фактов предпринимательской деятельности (в отличие от документальной проверки исполнения законов и подзаконных актов, проводимой налоговыми органами). Анализ фактов предпринимательской деятельности проводится с целью определения фактических результатов предпринимательской деятельности исследуемой организации, выявления недостоверных данных в отчетности, представленной государству, и в документах, являющихся основанием для учета и отчетности;

  • объективность и полнота исследования фактов предпринимательской деятельности за период деяний реальных распорядителей доходами (лица или группы лиц), полученными от предпринимательской деятельности. Объективность и полнота выражаются в исследовании всех имеющихся сведений, строгом соответствии выводов из исследования имеющимся сведениям;

  • построение причинно-следственных логических взаимосвязей использования предмета посягательств и недостоверности сведений в документах, предполагающих юридическую оценку деяний в соответствии с нормами материального права. Логические взаимосвязи заключаются в причинно-следственной связи между распоряжением доходами, несоответствием сведений в документах, учете и отчетности фактам и результатам предпринимательской деятельности и материальными последствиями деяний для собственников доходов, извлекаемых из использования имущества, и государства;

  • определение отрицательных материальных последствий деяний виновных лиц для собственников имущества и государства. Материальные последствия определяются в виде части доходов от продаж продукции (товаров, работ, услуг), доходов на капитал и доходов от продажи собственности, использованных или не использованных в интересах предпринимательской деятельности и не поступивших государству в виде налогов и обязательных платежей, в причинно-следственной связи с несоответствием документов фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности.

С целью определения материальных последствий преступления (правонарушения, нарушения договорных отношений) в сфере экономики выявляются заведомо ложные сведения в договорах гражданско-правового характера, первичных распорядительных документах, бухгалтерском учете и отчетности, декларациях о доходах предпринимателя — физического лица. Это соответствует признакам умышленной формы вины в нарушениях действующего законодательства, включая налоговое.

Бухгалтерский учет и отчетность имеют важное значение для реализации принципа неотвратимости наказания за ущерб, причиненный преступлениями (правонарушениями) материальным интересам личности, общества и государства. Принцип неотвратимости предполагает сплошной анализ бухгалтерской отчетности субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности с целью выявления признаков преступления (правонарушений) и нарушений договорных отношений.

В уголовном, гражданском и арбитражном процессе СЭЭ ставит перед собой задачу определения средствами экономического анализа признаков виновности и установление причиненного преступлением (правонарушением) или нарушением договорных отношений ущерба. Это налагает соответствующие обязательства на эксперта-экономиста в выборе методики исследования своих объектов.

С целью наиболее полного определения причиненного ущерба предъявляются требования к объективности и полноте исследования фактов предпринимательской деятельности за рассматриваемый период.

Полнота определения ущерба отражается в составе субъектов экономических отношений, которым причинен ущерб. С целью выяснения потерпевшей от преступления (правонарушения) или нарушения договорных отношений стороны определяются отрицательные материальные последствия такого рода действий для собственников имущества и государства. Например, может быть сделан вывод о неправомерном использовании денежных средств не в интересах предпринимательской деятельности.

Пример вывода из исследования документов: "имело место несоответствие договоров гражданско-правового характера, первичных распорядительных документов, бухгалтерского учета и отчетности фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности ООО "Агат", в связи с чем использованы не в интересах предпринимательской деятельности доходы ООО "Агат" за 1995 — 1997 годы в сумме 24.567,8 тыс. руб.".

Полнота определения ущерба является серьезной проблемой современного состояния судебных экономических исследований. До настоящего времени практически не определяется ущерб в связи с интеллектуальным подлогом в документах, предоставляющих право на судебную защиту.

В отличие от проверки документального подтверждения бухгалтерского учета и отчетности, при исследовании документов недостоверность отчетности выявляется сопоставлением имеющихся в ней сведений с познанной объективной реальностью. Критерием недостоверности отчетности в этом случае является несоответствие ее показателей истинным результатам деятельности.

Как указывалось выше, в советской практике как критерий недостоверности бухгалтерской отчетности рассматривалось несоответствие фактического расхода материальных ценностей и денежных средств сведениям бухгалтерского учета. Недостоверность отчетности выявлялась средствами так называемого фактического контроля, включая инвентаризации, контрольные замеры выполненных работ, контрольные запуски сырья в производство или выхода продукции из единицы сырья и пр.

Суть фактического контроля сводилась к сопоставлению данных бухгалтерского учета с фактическим наличием материальных ценностей на складе или фактическим использованием материальных ценностей, фактически израсходованными денежными средствами. При этом, с одной стороны, не подвергалась сомнению достоверность учетного остатка или сведений учета об использовании материальных ценностей, расходе денежных средств.

С другой стороны, фактическое наличие или расход ценностей на момент фактической проверки не соответствовали технологическим условиям во времени совершения преступления. На достоверности результатов фактического контроля отрицательно сказывались также технические трудности пересчета, перемеривания, перевзвешивания и других приемов определения фактического наличия ценностей или их расхода.

В целом средства фактического контроля за достоверностью отчетности не достигали истинного результата из-за их теоретической несостоятельности и ограниченных технических возможностей.

Свободная предпринимательская деятельность в современных условиях рыночной экономики обусловила коренные изменения как в теоретическом представлении об ущербе от преступных посягательств (правонарушений, нарушений договорных отношений), так и в методических подходах к его определению. Основным методом определения ущерба становится экономический анализ бухгалтерской отчетности по правилам научного логического мышления в процессе познания предмета.

Способы причинения ущерба государству и собственникам доходов, извлекаемых из использования имущества, способы сокрытия ущерба в учете и отчетности, а также размер причиненного материального ущерба определяются при СЭЭ несоответствием имеющих юридическое значение документов фактическим хозяйственным операциям, целям и результатам предпринимательской деятельности. Размер ущерба устанавливается исходя из объективного экономического содержания эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности. Эквивалентный обмен продуктами предпринимательской деятельности осуществляется с использованием денег как всеобщего эквивалента или без такового при товарообменных операциях, когда деньги используются в функции меры стоимости.

Имеющиеся в материалах дела сведения о несоответствии доходов продавца и расходов его покупателей по данной совокупности операций приводятся в соответствие с объективным тождеством эквивалентного обмена:

Т = Д1 ( 1)

или

Т = Т1 ( 2)

или

Т = Т1 + Д1 , ( 3)

где

Т, Т1 — означает стоимость товарного эквивалента при натуральном обмене продуктами предпринимательской деятельности (деньги используются в функции меры стоимости),

Д, Д1 — означает стоимость денежного эквивалента при обмене продуктами предпринимательской деятельности (деньги используются в функции платежного средства).

Согласно указанному тождеству совокупность эквивалентных (в денежном и товарном эквивалентах) и безэквивалентных (в денежном измерении) затрат, соответствующих результатам предпринимательской деятельности продавца, всегда объективно равна совокупности эквивалентных (в денежном и товарном эквивалентах) затрат покупателей у данного продавца.

Результаты предпринимательской деятельности каждого хозяйствующего субъекта как продавца соответствуют по стоимости совокупности эквивалентных и безэквивалентных затрат, равной по стоимости и возмещаемой за счет эквивалентных затрат его покупателей. Эквивалентным затратам каждого покупателя соответствует определенная доля результатов предпринимательской деятельности его продавца.

Специальные методы научного экономического анализа в СЭЭ позволяют определить:

  • весь результат предпринимательской деятельности, не отраженный в первичных документах, бухгалтерском учете и отчетности (неконтролируемый доход);

  • часть результата предпринимательской деятельности, соответствующую ущербу для собственников доходов и государства в сфере экономики (присвоенные или растраченные доходы от продаж, включая не уплаченные государству налоги и обязательные платежи).

Полнота определения ущерба от преступного посягательства (нарушения договорных отношений) в соответствии с выявленными умышленными нарушениями законов и подзаконных нормативных актов (положений договоров) достигается, во-первых, сопоставимостью отражения предмета посягательств с объективной реальностью и, во-вторых, определенной последовательностью исследования документов бухгалтерского учета и отчетности.

Сопоставимость отражения предмета посягательств в учете и отчетности с объективной реальностью обеспечивается при сравнении результативных показателей отчетности с требованиями объективных экономических законов эквивалентного обмена продуктами свободной предпринимательской деятельности.

Выявление признаков правонарушений в балансе организации основано на исходной теоретической посылке о взаимосвязях и единстве товародвижения и движения денег (стоимостная оценка товаров адекватна денежной массе продаж товаров).

При отсутствии других, кроме баланса, объектов экспертизы и сведений, относящихся к предмету экспертизы, в иных материалах дела заключение эксперта по делу дается по результатам анализа баланса.

Последовательность исследования документов бухгалтерского учета и отчетности строится "от баланса к первичному документу", когда искажения информации в первичном документе являются конкретным проявлением искажений в самой бухгалтерской отчетности. В соответствии с понятием экономического преступления первичные распорядительные документы с заведомо ложными сведениями подтверждают каналы безвозмездного изъятия предмета посягательств.

При наличии в материалах дела, наряду с балансом, других объектов исследования, в том числе регистров бухгалтерского учета и первичных распорядительных документов, исследование проводится в следующей последовательности:

  • по балансу организации устанавливаются размер и способы причинения ущерба;

  • по регистрам бухгалтерского учета подтверждаются результаты анализа баланса и устанавливается конкретный механизм изъятия доходов, включая несоответствие системы бухгалтерского учета предмету продаж и обороты по счетам бухгалтерского учета, соответствующие способам причинения ущерба (присвоению и (или) растрате доходов от предпринимательской деятельности);

  • по первичным распорядительным документам устанавливаются конкретные операции с денежными средствами, соответствующие причинению ущерба (безвозмездному изъятию доходов от предпринимательской деятельности). Тем самым обнаруживаются источники возмещения ущерба.

2.2.2. Исследование отчетного баланса

Объективное экономическое содержание баланса соответствует стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности и представляет собой тождество по стоимости доходов продавца от предпринимательской деятельности и эквивалентных затрат его покупателей.

Следуя правилам формальной логики, эксперт при проведении СЭЭ формирует понятие бухгалтерского баланса:

  • разные представления о балансе сравниваются друг с другом (компарация):

    • результаты предпринимательской деятельности;

    • совокупность средств организации и источников их образования;

  • рассматривается то, как различные представления о балансе могут охватываться в одном сознании (рефлексия):

    • результаты предпринимательской деятельности есть совокупность средств организации;

    • результаты предпринимательской деятельности есть совокупность источников образования средств;

    • результаты предпринимательской деятельности есть доходы от продаж собственности (имущества, активов) и продуктов этой деятельности;

    • результаты предпринимательской деятельности есть продажная стоимость продуктов и имущества, согласованная продавцом с покупателями и оплаченная ими;

    • продажная стоимость продуктов и имущества есть затраты на производство и реализацию и финансовый результат (независимо от правил бухгалтерского учета);

  • выделяется все то, в чем различаются данные представления о балансе (абстракция) и формулируются понятия баланса:

    • баланс есть продажная стоимость продуктов и имущества, согласованная продавцом с покупателями и оплаченная ими (в обмене деньги используются функции не только в средства платежа) или

    • баланс есть объективное тождество эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности в рыночной экономике (в обмене деньги используются не только в функции средства платежа, но и меры стоимости).

Действуя таким образом, эксперт выявляет несоответствие юридической формы конкретного отчетного баланса понятию баланса. Это несоответствие адекватно признакам заведомо ложных сведений в бухгалтерском балансе:

  • независимо от наличия товарообменных операций: несоответствие статей активов и пассивов отчетного баланса по их экономическому содержанию (поскольку средства организации в реальности по своему предметному (наличному) бытию соответствуют источникам);

  • при отсутствии товарообменных операций (в обмене деньги используются только в функции средства платежа): несоответствие валюты отчетного баланса продажной стоимости продуктов и имущества, согласованной продавцом с покупателями и оплаченной ими (поскольку продажная стоимость продуктов и имущества в реальности адекватна затратам и финансовому результату в виде прибыли или убытка);

  • при наличии товарообменных операций (в обмене деньги используют функции не только в средства платежа, но и меры стоимости): несоответствие валюты отчетного баланса объективному тождеству эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности (поскольку объективное тождество эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности у продавца адекватно совокупности эквивалентных и безэквивалентных затрат организации как покупателя по отношению к продавцам и как продавца по отношению к покупателям).

Структура заключения о сущности баланса соответствует последовательности тождеств: (1) актив есть совокупность эквивалентных и безэквивалентных затрат продавца, (2) пассив есть эквивалентные затраты покупателя, (3) актив и пассив, отражающие данное тождество, есть баланс.

Таким образом, равенство актива и пассива отчетного баланса является отражением объективного тождества, с одной стороны, совокупной стоимости эквивалентных и безэквивалентных затрат продавца и, с другой стороны, стоимости эквивалентных затрат его покупателей.

Стоимость эквивалентных затрат продавца находит отражение в оборотных активах баланса. Стоимость безэквивалентных затрат продавца находит отражение во внеоборотных активах баланса.

Добавленная стоимость у продавца проявляется частично в оборотных активах и частично во внеоборотных активах.

Любой части стоимости как эквивалентных, так и безэквивалентных затрат у продавца объективно соответствует определенная часть стоимости эквивалентных затрат у его покупателя или покупателей.

Следуя теории доказательств, несоответствие валюты отчетного и истинного баланса выявляется исходя из отклонения юридической формы баланса в виде тождества актива и пассива, и материального содержания этого же баланса по экономическому смыслу отдельных статей и валюты в целом.

По отчетному балансу распознаются следы причинения ущерба и его сокрытия при составлении баланса. Исследуя отчетный баланс, исследователь проходит путь от внешних признаков, составляющих совокупность следствий, к основанию для выводов о ложности балансовых данных.

Следы сокрытия ущерба в бухгалтерском балансе определяются по признакам сворачивания валюты баланса. В этом случае:

  • активы и пассивы по своему экономическому содержанию не соответствуют друг другу;

  • несоответствие по экономическому смыслу статей активов и пассивов сочетается с формальным равенством итогов актива и пассива баланса.

При исследовании отчетного баланса как вещественного носителя информации о результатах предпринимательской деятельности и предмете преступных посягательств в экспертизе производятся следующие логические действия:

  • сопоставление активов и пассивов отчетного баланса по их экономическому содержанию.
    Признак идентификации – предметная определенность существования активов и пассивов, тождественных по стоимости понятию баланса как продажной стоимости продуктов и имущества, оплаченной покупателями;

  • сопоставление краткосрочных пассивов с оборотными активами по валюте отчетного баланса (у организации как покупателя по отношению к продавцам).
    Признак идентификации — соответствие по доле в стоимости оборотных активов каждого предметно определенного краткосрочного пассива по виду кредиторской задолженности и количеству этих видов;

  • сопоставление оборотных активов с краткосрочными пассивами по валюте отчетного баланса (у организации как продавца по отношению к покупателям).
    Признак идентификации — соответствие по доле в стоимости краткосрочных пассивов и количеству предметно-определенных в реальном существовании активов;

  • сопоставление внеоборотных активов по валюте отчетного баланса с источниками их формирования (у организации как продавца по отношению к покупателям).
    Признак идентификации — соответствие внеоборотных активов и их источников в пределах результатов предпринимательской деятельности отчетного периода.

Определению ущерба по балансу организации предшествует постатейный анализ соответствия актива и пассива баланса. При этом исходят из формы стоимости, в которой она проявляется в статье баланса (денежная или товарная).

Следует, прежде всего, обратить внимание на состав краткосрочных пассивов и сопоставить его с составом оборотных активов.

Например, кредиторская задолженность перед поставщиками и другими сторонними организациями за товары, работы, услуги должна корреспондировать со статьями запасов, но не может соответствовать остатку денежных средств в активе баланса.

Это связано с тем, что товарная форма кредиторской задолженности не соответствует массе денежных средств, оставшейся у продавца и отраженной в балансе организации.

Кредиторская задолженность перед работниками по оплате труда не должна в балансе корреспондировать с производственными запасами, так как начисленная заработная плата может соответствовать остатку невозмещенных затрат в виде незавершенного производства или незавершенного строительства.

Авансы полученные могут корреспондировать с краткосрочными финансовыми вложениями, остатком денежных средств, но не соответствуют остатку дебиторской задолженности за покупателями, не соответствуют остатку готовой продукции или товаров отгруженных. Это связано с тем, что в авансах полученных воплощена денежная форма стоимости, а в остатке готовой продукции и товаров отгруженных — товарная.

Следы причинения ущерба обнаруживаются при исследовании баланса по признакам, характеризующим общее содержание механизма безвозмездного изъятия доходов (причинения ущерба).

К признакам причинения ущерба относятся:

  • несоответствие денежной и товарной форм стоимости по отношению к предметно определенным активам в каждый данный момент времени;

  • несоответствие увеличения активов, отражающих результаты деятельности, изменению соответствующих им пассивов (источников);

  • несоответствие увеличения пассивов (источников) изменению соответствующих им активов;

  • нереальность превышения активов (вложений) над пассивами или пассивов (источников) над активами;

  • уменьшение валюты баланса как следствие безвозмездного изъятия доходов.

С целью определения размера ущерба и выявления несоответствия документов, подтверждающих учет и отчетность, фактическим результатам предпринимательской деятельности и целям использования этих результатов, хозяйственные операции анализируются:

  • независимо от гражданско-правовой формы взаимоотношений хозяйствующего субъекта с его контрагентами по хозяйственным связям,

  • независимо от правил бухгалтерского учета затрат, включаемых в себестоимость и издержки обращения, учета использования прибыли,

  • независимо от требований к составлению баланса организации, в соответствии с экономическим смыслом отраженных в балансе статей актива и пассива.

Материальный ущерб как последствие преступления (правонарушения, нарушения договорных отношений) определяется на основании документов, имеющих юридическую силу для подтверждения обязанностей и обязательств субъекта предпринимательской деятельности.

В документах могут быть выявлены искажения разного рода формальных признаков, в том числе подделанная подпись, фиктивная печать или искажены другие формальные реквизиты. Такие документы являются одним из видов доказательств виновности в преступлении (правонарушении), если они имеют значение для правильного разрешения дела и относятся к исследуемой предпринимательской деятельности. Вместе с тем, эти документы не имеют юридической силы для подтверждения ущерба от преступления.

Следы причинения ущерба и его сокрытия при составлении баланса отличаются особенностями в зависимости от способа причинения ущерба.

Так, влияние присвоения доходов на баланс организации заключается в несоответствии активов и пассивов баланса в связи с недостаточностью источников возмещения эквивалентных и (или) безэквивалентных затрат, соответствующих результатам предпринимательской деятельности.

С целью сокрытия причиненного ущерба валюта отчетного баланса при его составлении сворачивается и уменьшается на сумму ущерба, соответствующую использованию части результатов предпринимательской деятельности не в интересах этой деятельности.

В частности, не поступившие в организацию доходы от продаж вуалируются в балансе другими пассивами, включая источники собственных средств (капитал и резервы) и долгосрочные пассивы, не соответствующие действительным средствам. По данным баланса складывается превышение прироста источников внеоборотных активов над увеличением самих внеоборотных активов.

Безэквивалентные затраты по своему экономическому содержанию соответствуют распределяемой прибыли. Поэтому анализ соответствия этих затрат отраженным в балансе пассивам организации имеет важное значение для логической проверки сохранности прибыли, полученной субъектом предпринимательской деятельности.

Признаком присвоения распределяемой прибыли является превышение прироста внеоборотных активов, соответствующих результатам предпринимательской деятельности, над величиной изменения за анализируемый период источников формирования этих активов (капитала и резервов).

Влияние растраты доходов на отчетный баланс организации заключается в несоответствии активов и пассивов баланса в связи с недостаточностью оборотных активов, соответствующих реальным доходам от продаж продуктов предпринимательской деятельности.

Прирост краткосрочных пассивов, соответствующих по экономическому содержанию стоимости результатов предпринимательской деятельности, превышает величину изменения соответствующих оборотных активов, отражающих по стоимости результаты предпринимательской деятельности.

Как представляется, может иметь место и ситуация, когда часть результатов предпринимательской деятельности в виде совокупности эквивалентных и безэквивалентных затрат (доходов продавца) одновременно с эквивалентными затратами покупателей не оставляет следов ни в активе, ни в пассиве баланса продавца. В этом случае исследуются другие материальные носители информации о фактах предпринимательской деятельности, не относящиеся к объектам экспертизы. Как показано выше, имеются в виду иные материалы дела.

По балансу организации выявляются признаки причинения ущерба собственникам доходов, если при наличии признаков ущерба, причиненного самой организации, имеет место увеличение непогашенной кредиторской задолженности:

  • работникам по оплате труда;

  • поставщикам по оплате за поставки и сторонним организациям по оплате за выполненные работы и услуги;

  • акционерам и учредителям по распределению прибыли;

  • коммерческим банкам по полученным кредитам.

Экономической сущности баланса соответствуют три критерия истинности балансовых данных:

  • соответствие эквивалентных затрат исследуемой организации как покупателя — совокупности эквивалентных и безэквивалентных затрат продавцов для этого покупателя (поставщиков, сторонних организаций);

  • соответствие эквивалентных затрат исследуемой организации как продавца — эквивалентным затратам ее покупателей;

  • соответствие безэквивалентных затрат исследуемой организации как продавца эквивалентным затратам ее покупателей.

В представлении о критериях истинности отчетного баланса важно правильно понимать экономический смысл результатов предпринимательской деятельности. В данном случае не имеются в виду финансовые результаты (прибыль) или денежная масса доходов, получившая на практике название выручка от реализации. Речь идет об объемных измерителях хозяйственного оборота, увеличение которого отразилось на увеличении валюты баланса.

С целью более четкого представления о методике логического анализа приведем пример критерия истинности для исследования баланса коммерческого банка.

Результаты деятельности коммерческого банка можно измерить не только по величине его доходов (прибыли) в виде процентов или комиссии, но и по величине привлеченных от вкладчиков и клиентов и размещенных в активы банка денежных средств. При этом движение денежных средств, проходящее через банк, отражает в качестве предмета преступных посягательств экономические интересы самого банка как субъекта предпринимательской деятельности.

Для того, чтобы абстрактно представить себе объективное тождество активов и пассивов баланса банка, примем следующие обозначения:

а — привлечено денежных средств от вкладчиков;
b — осталось денежных средств на счетах клиентов на отчетную дату;
c —  осталось денежных средств на корреспондентских счетах банков на отчетную дату;
d —  получено кредитов от Банка России и от других банков;
e  — предоставлено кредитов;
i — вложено средств в акции и долговые обязательства по операциям с ценными бумагами;
n — осталось денежных средств на корреспондентских счетах и в кассе самого банка.

Объективное тождество активов и пассивов баланса банка выражается в равенстве:

a + b + c + d = e + i + n. ( 4)

Логическая проверка сохранности финансовых потоков банка проводится с целью выявления отклонений от указанного объективного тождества. Так, если причитающиеся банку проценты (m) не получены самим банком, а присвоены лицом или группой лиц, то сложится следующее соотношение активов и пассивов:

a + b + c + d + m = e + i + n - m. ( 5)

Как видно, в случае преступного посягательства на его доходы банк лишился своих доходов в сумме 2m.

Пример

Исследование материалов одного из уголовных дел показало, что учредителям банка были возвращены их взносы в уставный капитал под видом выданных кредитов. Одновременно им выплачивались проценты на их долю в уставном капитале. В результате банку был причинен ущерб в сумме неполученных и в сумме выплаченных процентов лицам, фактически вышедшим из состава учредителей банка, но сохранившимся номинально в таком качестве по учредительным документам.

С целью определения по критериям истинности баланса суммы причиненного ущерба производятся преобразования указанных в исследуемом балансе исходных данных. Все приведенные по статьям баланса исходные данные анализируются по их экономической природе, исходя из тождества массы стоимости в активах и пассивах баланса и независимо от того, соответствуют или нет исходные данные истинному балансу организации.

Целью исследования баланса является определение ущерба по стоимости и независимо от того, в какой предметной форме эта стоимость нашла отражение в самом бухгалтерском балансе как документе.

Эквивалентным затратам исследуемой организации как продавца соответствуют оборотные активы, безэквивалентным затратам соответствуют внеоборотные активы. В пределах стоимости полученных доходов внеоборотные активы соответствуют распределяемой прибыли, оборотные активы соответствуют доходам, предназначенным для возмещения эквивалентных затрат.

С целью определения безвозмездного изъятия доходов:

  • оборотные и внеоборотные активы приводятся в соответствие с источниками их формирования, а также результатами предпринимательской деятельности;

  • прирост оборотных активов, соответствующих невозмещенным эквивалентным затратам, сопоставляется с изменением источников их формирования;

  • прирост источников формирования оборотных активов, соответствующих доходам от предпринимательской деятельности, сопоставляется с изменением оборотных активов;

  • изменение внеоборотных активов, соответствующих распределяемой прибыли, сопоставляется с изменением источников их формирования.

Для сопоставимости с источниками формирования:

  • оборотные активы увеличиваются на убытки текущего года;

  • внеоборотные активы увеличиваются на величину изменения убытков прошлых лет.

Содержащиеся в балансе организации сведения исследуются средствами логического анализа независимо от того, соответствуют или нет данные баланса сведениям подтверждающих его регистров бухгалтерского учета (главной книги). Доказательственное значение по делу имеет официальный баланс как документ надлежащей юридической силы, независимо от того, соответствуют ли данные баланса сведениям бухгалтерского учета.

Подтверждением юридической силы баланса является формальное равенство его актива и пассива, а также взаимная увязка балансовых данных со сведениями приложенных к балансу форм бухгалтерской отчетности. Рассмотрим ряд примеров.

1. Выявление несоответствия эквивалентных затрат исследуемой организации как покупателя эквивалентным и безэквивалентным затратам ее продавцов

Выявление несоответствия эквивалентных затрат исследуемой организации как покупателя эквивалентным и безэквивалентным затратам ее продавцов устанавливается путем несоответствия измерителей стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности исследуемой организации как покупателя с ее продавцами. Преследуется цель проверки соответствия в пределах исследуемого периода отраженных в балансе оборотных активов отраженным там же краткосрочным пассивам.

Если оборотные активы превышают краткосрочные пассивы (на сумму несоответствия оборотные активы не обеспечены источниками), то они нереальны. При сохранении следа в балансе в виде нереальных оборотных активов делаются выводы об использовании доходов, соответствующих краткосрочным пассивам, не в интересах предпринимательской деятельности.

Первый измеритель стоимости эквивалентного обмена исследуемой организации
как покупателя с ее продавцами

Стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности исследуемой организации как покупателя с ее продавцами в исследуемом периоде соответствует прирост статей актива баланса, отражающих эквивалентные затраты.

К эквивалентным затратам относятся оборотные активы, в том числе запасы и затраты, включая готовую продукцию, дебиторскую задолженность, авансы выданные, краткосрочные финансовые вложения. В первую очередь, проверяется соответствие изменению краткосрочных пассивов дебиторской задолженности за покупателями, так как в случае присвоения доходов отсутствуют документальные основания для погашения этой задолженности в бухгалтерском учете.

Для сопоставления со стоимостью краткосрочных пассивов отбираются:

  • статьи оборотных активов, показывающие прирост остатков по счетам бухгалтерского учета за исследуемый период. На каждый данный момент времени достигнутые результаты предпринимательской деятельности выражены в виде увеличения стоимости активов;

  • статьи оборотных активов, в которых денежная масса связана товародвижением (авансы выданные, дебиторская задолженность за покупателями и прочими дебиторами).

Увеличение свободной от привязки к товародвижению денежной массы (остатки денежных средств на счетах в банке и в кассе) во внимание не принимается.

Достигнутые результаты предпринимательской деятельности у покупателя по стоимости эквивалентных затрат всегда предметно определены в своем вещественном выражении. Свободная от привязки к товародвижению денежная масса в каждый данный момент времени соответствует привлеченным денежным средствам и (или) прибыли как превышению продажной стоимости над эквивалентными затратами.

Привлеченные денежные средства не характеризуют результаты предпринимательской деятельности, поэтому во внимание не принимаются. Авансы полученные (предоплата) находят отражение в предметно определенных активах и анализируются в их составе.

Прибыль или соответствует источнику безэквивалентных затрат, или остается в свободном остатке, если не направлена на финансирование безэквивалентных затрат. Последние анализируются отдельно от оборотных активов.

Нераспределенная прибыль, представленная в свободном остатке денежных средств, рассматривается как источник формирования предметно определенных оборотных активов, в отличие от увеличения самих активов.

Помимо прироста статей денежных средств во внимание не принимаются также убытки отчетного года, так как они не соответствуют достигнутым результатам предпринимательской деятельности.

Все статьи увеличившихся активов, которые по своему предметному существованию в реальности на каждый данный момент времени, в том числе на отчетную дату, существуют в физическом смысле автономно (в виде материальной вещи или привязанной к товародвижению денежной массы). Например, сырье в реальности нельзя себе представить одновременно как готовую продукцию, и наоборот, готовая продукция не существует одновременно как сырье. Производственные запасы на складе не могут существовать в тот же самый момент времени как товары отгруженные. Остаток незавершенного производства в своем материальном существовании не является одновременно готовой продукцией и т.д.

Напротив, налог на добавленную стоимость по приобретенным ценностям является составной частью стоимости предметно определенного актива, представить его как автономную от других активов вещь невозможно. Этот налог в действительности в виде вещи не существует. Поэтому увеличение налога на добавленную стоимость или вовсе не принимается во внимание, или включается в денежный измеритель актива, в состав покупной стоимости которого он входит (производственные запасы).

Второй измеритель стоимости эквивалентного обмена исследуемой организации как покупателя с ее продавцами

Аналитический измеритель оборотных активов по стоимости пассивов определяется как разница величины изменения краткосрочных пассивов и величины оборотных активов вместе с убытками отчетного года, не соответствующих приросту (за вычетом) соответствующей статьи оборотных активов.

Убытки отчетного (анализируемого) периода по своему экономическому содержанию представляют собой невозмещенные за счет доходов текущие затраты. В этом смысле убытки соответствуют по источникам возмещения краткосрочным пассивам. При недостаточности поступивших к организации доходов убытки отвлекают для своего возмещения другие краткосрочные пассивы.

Как видно, анализ баланса проводится независимо от принятого в бухгалтерском учете порядка определения финансовых результатов.

Для предварительного анализа, не преследующего цели подробного описания его результатов, достаточно определить ущерб в этой части простым умножением удвоенной суммы несоответствия двух измерителей на количество статей оборотных активов, отвечающих вышеперечисленным требованиям.

2. Выявление несоответствия эквивалентных затрат исследуемой организации как продавца эквивалентным затратам ее покупателей

Устанавливается несоответствие измерителей эквивалентного обмена исследуемой организации как продавца с ее покупателями. Преследуется цель проверки обеспеченности в пределах исследуемого периода отраженных в пассиве обязательств перед кредиторами соответствующими оборотными активами. Если краткосрочные пассивы не обеспечены соответствующими оборотными активами, то эти пассивы "растрачены" на цели, не соответствующие материальным интересам организации — продавца и ее кредиторов, то есть тоже не в интересах предпринимательской деятельности.

Стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности продавца с покупателями соответствует прирост статей пассива баланса, отражающих эквивалентные затраты. К ним относятся краткосрочные кредиты, а также краткосрочные обязательства перед кредиторами.

Измеритель эквивалентных затрат исследуемой организации как продавца по стоимости краткосрочных пассивов

К эквивалентным затратам покупателей относятся краткосрочные пассивы исследуемой организации — продавца, в том числе задолженность перед банками и партнерами по полученным краткосрочным займам, перед кредиторами за товары, работы, услуги, перед поставщиками и подрядчиками. Отраженная в бухгалтерском балансе кредиторская задолженность (кредитовое сальдо по счетам 60, 76, 64, 78, 90, 94) соответствует доходам от предпринимательской деятельности продавца как предмету преступных посягательств.

Измеритель эквивалентных затрат продавца по стоимости оборотных активов

Этот измеритель определяется как разница величины прироста оборотных активов (включая убытки текущего периода) и величины прироста краткосрочных пассивов, не соответствующей приросту проверяемой на обеспеченность активами (за вычетом) статьи краткосрочных пассивов.

Для предварительного анализа, не преследующего цели подробного описания его результатов, достаточно определить ущерб в этой части простым умножением удвоенной суммы несоответствия двух измерителей на количество статей краткосрочных пассивов, отвечающих указанным выше требованиям.

3. Выявление несоответствия безэквивалентных затрат исследуемой организации как продавца эквивалентным затратам ее покупателей

Устанавливается несоответствие измерителей стоимости эквивалентного обмена исследуемой организации как продавца с ее покупателями по критерию тождества стоимости безэквивалентных затрат продавца и соответствующей части стоимости эквивалентных затрат покупателей.

С этой целью двумя способами определяется стоимость внеоборотных активов, соответствующая результатам предпринимательской деятельности (доходам от продаж) отчетного периода.

При сопоставлении внеоборотных активов и соответствующих им источников обращается внимание на то, чтобы прирост активов, соответствующих стоимости эквивалентного обмена (долгосрочные финансовые вложения, незавершенные капитальные вложения) не корреспондировал с приростом источников, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена (уставный капитал, целевое финансирование).

В противном случае причиненный ущерб по третьему критерию истинности не исследуется, так как соотношение внеоборотных активов и их источников не имеет реального экономического смысла. Бессмысленным соотношением внеоборотных активов и их источников искусственно приводятся в соответствие активы и пассивы баланса из-за несоответствия оборотных активов и краткосрочных пассивов.

Прирост фонда потребления учитывается в составе собственных источников, соответствующих распределению прибыли.

Прирост долгосрочных пассивов учитывается как дополнительный источник формирования внеоборотных активов.

Целевое финансирование (при условии размещения в оборотные активы) и нераспределенная прибыль рассматриваются как источники формирования оборотных активов и вычитаются из общей суммы собственных источников (капитала и резервов).

Основные фонды и оборудование к установке рассматриваются как внеоборотные активы, сформированные за счет накоплений предшествующих исследуемому периодов и поэтому не соответствующие результатам предпринимательской деятельности отчетного периода.

Первый аналитический измеритель стоимости внеоборотных активов, соответствующих результатам предпринимательской деятельности отчетного периода

Этот измеритель определяется как разница между величиной изменения внеоборотных активов и величиной изменения собственных источников (капитала и резервов), не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности в отчетном периоде.

Изменение собственных источников, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности, определяется как разница между величиной прироста собственных источников (капитала и резервов) и величиной изменения внеоборотных активов, соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности.

К собственным источникам, не соответствующим стоимости эквивалентного обмена, относятся уставный капитал, целевое финансирование.

Изменение внеоборотных активов, соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности, определяется как разница между величиной изменения внеоборотных активов и величиной изменения источников, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности.

К внеоборотным активам, соответствующим стоимости эквивалентного обмена, относятся нематериальные активы, незавершенные капитальные вложения, долгосрочные финансовые вложения.

Первый измеритель равен:

a — d = a - (c - b), ( 6)

где
а — величина изменения всех внеоборотных активов,
b — величина изменения внеоборотных активов, соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности (нематериальные активы, долгосрочные финансовые вложения, капитальные вложения),
c — величина изменения всех собственных источников (капитала и резервов),
d — величина изменения капитала и резервов, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности, но соответствующих источникам формирования внеоборотных активов (уставный капитал, целевое финансирование): d = с — b. ( 7)

Второй аналитический измеритель стоимости внеоборотных активов, соответствующих результатам предпринимательской деятельности отчетного периода

Этот измеритель определяется как разница между величиной изменения собственных источников (капитала и резервов) и величиной изменения внеоборотных активов, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности в отчетном периоде.

Изменение внеоборотных активов, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности в отчетном периоде, определяется как разница между изменением внеоборотных активов и изменением собственных источников (капитала и резервов), соответствующих стоимости эквивалентного обмена.

К внеоборотным активам, не соответствующим стоимости эквивалентного обмена, относятся основные средства, оборудование к установке. При анализе учитывается также изменение убытков прошлых лет, по своей экономической природе соответствующих внеоборотным активам.

Изменение собственных источников (капитала и резервов), соответствующих стоимости эквивалентного обмена, определяется как разница между изменением собственных источников и изменением внеоборотных активов, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена.

Второй измеритель равен:

C - Y = C - (a - N), ( 8)

где
C — величина изменения всех собственных источников (капитала и резервов);
N — величина изменения собственных источников (капитала и резервов), соответствующих стоимости эквивалентного обмена;
a — величина изменения всех внеоборотных активов;
Y — величина изменения внеоборотных активов, не соответствующих стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности: Y = a - N

Несоответствие двух измерителей данного тождества рассматривается как несоответствие истинному балансу (в части внеоборотных активов, соответствующих доходам от продаж отчетного периода) сведений, приведенных в официальном балансе.

Несоответствие определяется как разность первого и второго измерителей (сторон объективного тождества) со знаком + ("плюс") или — ("минус").

Поскольку логическое исследование баланса преследует цель выявления отклонений от истины (реального баланса) официальных балансовых данных у продавца, из первого измерителя вычитается второй измеритель. Несоответствие внеоборотных активов истинным доходам продавца, тождественным эквивалентным затратам покупателей, определяется в части, соответствующей безэквивалентным затратам продавца. Выше говорилось о том, что в этой части речь идет о логической проверке сохранности распределяемой прибыли.

4. Доходы от предпринимательской деятельности, не поступившие к исследуемой организации и использованные не в интересах этой деятельности

Несоответствие измерителей, выразившееся в превышении оборотных активов над соответствующими им источниками формирования, в том числе краткосрочными пассивами, рассматривается как затраты эквивалентного характера, соответствующие доходам от продаж, оплаченным покупателями, не поступившим к продавцу и использованным на цели, не связанные с предпринимательской деятельностью продавца.

Из общей суммы несоответствия валюты исследуемых и истинных балансов доходы от предпринимательской деятельности исследуемой организации использованы не в интересах этой деятельности в удвоенной сумме превышения соответствующих эквивалентным затратам активов над пассивами исследуемого баланса.

Поскольку в одной сумме несоответствия измерители доходов от предпринимательской деятельности по стоимости активов превысили измерители по стоимости пассивов, в этой же сумме исследуемая организация не получила принадлежащие ей доходы от предпринимательской деятельности, оплаченные покупателями.

Поскольку исследуемая организация в одной сумме несоответствия произвела затраты из поступивших доходов, не соответствующих этим затратам, не в интересах предпринимательской деятельности использованы доходы в удвоенной сумме несоответствия.

Поскольку доходы от предпринимательской деятельности не поступили к исследуемой организации и использованы не в интересах предпринимательской деятельности, они не нашли адекватного отражения в первичных распорядительных документах, бухгалтерском учете и отчетности этой организации.

В Приложении к Заключению эксперта или в тексте самого заключения перечисляются первичные распорядительные документы, на основании которых произведены затраты эквивалентного характера, не соответствующие поступившим к исследуемой организации доходам от предпринимательской деятельности.

5. Доходы от предпринимательской деятельности, поступившие к исследуемой организации и использованные не в интересах этой деятельности

Поступившие к исследуемой организации доходы от предпринимательской деятельности использованы не в интересах предпринимательской деятельности:

  • в удвоенной сумме превышения краткосрочных пассивов над оборотными активами, соответствующими эквивалентным затратам;

  • в удвоенной сумме превышения внеоборотных активов над собственными источниками, соответствующими стоимости эквивалентного обмена продавца с его покупателями в отчетном периоде;

  • в одной сумме превышения собственных источников, соответствующих стоимости эквивалентного обмена продавца с его покупателями, над внеоборотными активами.

6. Превышение краткосрочных пассивов над оборотными активами, соответствующими эквивалентным затратам исследуемой организации как продавца

Несоответствие измерителей, выразившееся в превышении источников формирования оборотных активов, в том числе краткосрочных пассивов, над оборотными активами, рассматривается как доходы от продаж продавца, оплаченные покупателями, поступившие к продавцу и использованные не в интересах предпринимательской деятельности продавца.

Поскольку в одной сумме несоответствия краткосрочные пассивы соответствуют объективному тождеству эквивалентного обмена исследуемой организации с ее продавцами и покупателями, эти пассивы соответствуют доходам от предпринимательской деятельности этой организации.

Поскольку в сумме несоответствия эти краткосрочные пассивы соответствуют доходам от предпринимательской деятельности исследуемой организации, но не соответствуют оборотным активам, они использованы не в интересах предпринимательской деятельности этой организации.

Поскольку в сумме несоответствия краткосрочные пассивы не соответствуют оборотным активам, но соответствуют объективному тождеству эквивалентного обмена исследуемой организации с ее продавцами и покупателями, не в интересах предпринимательской деятельности использованы доходы в сумме удвоенного несоответствия.

7. Превышение внеоборотных активов над собственными источниками, соответствующими стоимости эквивалентного обмена продавца с его покупателями в отчетном периоде

Поскольку в одной сумме несоответствия внеоборотные активы соответствуют объективному тождеству эквивалентного обмена исследуемой организации с ее покупателями, эти внеоборотные активы соответствуют доходам от предпринимательской деятельности этой организации.

Поскольку эти внеоборотные активы соответствуют доходам от предпринимательской деятельности, но не соответствуют собственным источникам формирования внеоборотных активов, собственные источники формирования внеоборотных активов использованы не в интересах предпринимательской деятельности этой организации.

Поскольку эти внеоборотные активы не соответствуют собственным источникам формирования внеоборотных активов, но соответствуют объективному тождеству эквивалентного обмена исследуемой организации с ее продавцами и покупателями, не в интересах предпринимательской деятельности этой организации использованы доходы в сумме удвоенного несоответствия.

8. Превышение собственных источников, соответствующих стоимости эквивалентного обмена исследуемой организации как продавца с ее покупателями, над внеоборотными активами.

Поскольку в сумме несоответствия собственные источники формирования внеоборотных активов соответствуют объективному тождеству эквивалентного обмена, эти источники соответствуют доходам от предпринимательской деятельности продавца.

Поскольку эти собственные источники соответствуют доходам от предпринимательской деятельности, но не соответствуют внеоборотным активам, они использованы не в интересах предпринимательской деятельности этой организации.

Поскольку эти собственные источники не соответствуют внеоборотным активам, но соответствуют объективному тождеству эквивалентного обмена исследуемой организации — продавца с ее покупателями, не в интересах предпринимательской деятельности этой организации использованы доходы в одной сумме несоответствия.

В Приложении к Заключению эксперта или в тексте самого заключения перечисляются первичные распорядительные документы, на основании которых произведены фактически безэквивалентные затраты, соответствующие поступившим к исследуемой организации доходам от предпринимательской деятельности.

Таким образом, логическое исследование отчетного баланса имеет важное значение для сокращения сроков исследования, определения наличия или отсутствия признаков преступления, определения размера и способов причиненного преступлением ущерба. Тем самым анализ баланса показывает наличие или отсутствие предмета экспертизы. Как представляется, выясненное таким образом отсутствие предмета экспертизы является достаточным основанием для мотивированного отказа в даче заключения эксперта по делу.

Согласно правилам криминалистической диагностики, предварительные выводы из анализа балансовых данных, как правило, должны быть подтверждены дополнительной (дедуктивной) проверкой с помощью исследования других объектов экспертизы, включая регистры бухгалтерского учета и первичные платежные документы.

2.2.3. Исследование регистров бухгалтерского учета

Результаты логического исследования баланса проверяются и подтверждаются сопоставлением с результатами анализа данных синтетического бухгалтерского учета.

Анализируя регистры бухгалтерского учета как материальные носители информации о фактических обстоятельствах предпринимательской деятельности, эксперт, как и при анализе отчетного баланса, проходит путь от совокупности следствий к основанию для выводов об искажении сведений в документах, имеющих юридическое значение для судебной защиты имущественных прав.

Отражением в бухгалтерском учете причиненного материального ущерба являются записи, не имеющие экономического смысла, абсурдные по своему содержанию. Как правило, причинно обусловленным является также несоответствие бухгалтерского баланса данным синтетического бухгалтерского учета.

В самом общем виде следствием причиненного ущерба является его сокрытие посредством сворачивания валюты баланса.

Прежде чем делаются выводы о причинении ущерба, исследователь обращает внимание на признаки сокрытия ущерба в бухгалтерском учете. Эти признаки различаются в зависимости от способа причинения ущерба.

Признаки сокрытия ущерба, соответствующие присвоению доходов

От покупателей денежные средства в оплату за продукцию (товары, работы, услуги) к организации-продавцу не поступили, соответственно отсутствуют юридические основания для отражения в учете результатов деятельности или погашения дебиторской задолженности покупателей.

Возмещение эквивалентных затрат, соответствующих формированию оборотных активов, включая дебиторскую задолженность покупателей, производится за счет ранее полученных результатов предпринимательской деятельности.

Как известно, отражение результатов предпринимательской деятельности в бухгалтерском учете при учетной политике по моменту поступления оплаты от покупателей производится записями:

дт 51, кт 46 — поступила денежными средствами оплата от покупателей за товары (продукцию, работы, услуги) как источник возмещения эквивалентных затрат.

Отражение результатов предпринимательской деятельности при учетной политике по моменту отгрузки производится записями:

дт 62, кт 46 — предъявлен счет или отгружены товары покупателям;
дт 50, 51, кт 62 — покупатели выполнили свои обязательства по оплате за продукцию (товары, работы, услуги).

Возмещение эквивалентных затрат в бухгалтерском учете находит отражение записями по дебету сч. 46 "Реализация":

дт 46, кт 20, 45 — отражено возмещение эквивалентных затрат за счет результатов предпринимательской деятельности;
дт 10, 41, кт 60 — образовались обязательства перед поставщиками по оплате за поставки;
дт 60, кт 51 — отражено погашение обязательств перед поставщиками за счет результатов предпринимательской деятельности;
дт 50, кт 51 — получены наличные деньги с расчетного счета для выплаты заработной платы персоналу;
дт 20, кт 70 — образовались обязательства перед работниками по оплате труда;
дт 70, кт 50 — отражено погашение обязательств перед работниками по оплате труда за счет результатов предпринимательской деятельности;
дт 20, кт 69 — образовались обязательства перед государственными внебюджетными фондами по обязательным платежам;
дт 69, кт 51 — отражено погашение обязательств перед государственными внебюджетными фондами за счет результатов предпринимательской деятельности.

Если баланс организации соответствует данным синтетического бухгалтерского учета, при данном способе причинения ущерба способы его сокрытия сводятся к искусственному уменьшению активов, отражающих результаты деятельности, и приведению их в соответствие с имеющимися пассивами.

По регистрам бухгалтерского учета устанавливаются обороты с корреспонденцией счетов, означающей формирование оборотных активов не за счет результативного счета бухгалтерского учета ( счет 46 "Реализация").

Пример сокрытия причиненного ущерба: Завод отгружал продукцию покупателям. В бухгалтерском учете операции по отгрузке отражались оборотами по дебету сч. 45 "Товары отгруженные". Однако взамен возмещения уменьшение остатка товаров отгруженных нашло отражение записями:

дт 51, 61 кт 45 — эквивалентные затраты не возмещены за счет результатов предпринимательской деятельности, так как уменьшению одного актива соответствует увеличение другого актива. Поскольку валюта баланса не увеличилась, эта запись не отражает стоимость результатов деятельности;
дт 60, кт 45 — при наличии кредитового сальдо по сч.60 отражено погашение обязательств покупателей путем уменьшения обязательств перед поставщиками (т.н. "взаимозачет"). Так как эти результаты не отражены в бухгалтерском учете по кредиту сч. 46 "Реализация", эквивалентные затраты также не возмещены за счет результатов предпринимательской деятельности. Указанная запись уменьшила валюту баланса.

Признаки сокрытия ущерба, соответствующие растрате доходов

Оплата от покупателей поступает к организации на счета денежных средств или в кассу и не отражается по кредиту сч. 46 "Реализация".

При расчетах на условиях предварительной оплаты (авансов) или при расчетах между покупателями и продавцами с помощью посредников поступившие от покупателей денежные средства в бухгалтерском учете отражаются записями:

дт 51, кт 64, 76 — поступили денежные средства от покупателей.

Полученные результаты предпринимательской деятельности в этом случае отражаются записями:

дт 64, 76, кт 46 — отражены результаты деятельности после выполнения обязательств перед покупателями.

По регистрам бухгалтерского учета выявляются обороты с корреспонденцией счетов, означающей уменьшение пассивов в виде поступивших от покупателей денежных средств без одновременного отражения результатов деятельности по кредиту счета 46 "Реализация".

Пример сокрытия причиненного ущерба: К организации поступали денежные средства в виде предоплаты, которые в бухгалтерском учете отражались оборотами по кредиту сч. 64 "Авансы полученные". Однако после выполнения обязательств перед покупателями взамен отражения результатов деятельности были сделаны записи:

дт 64, кт 76, 60 — уменьшение полученных авансов соответствует увеличению обязательств перед поставщиками, что не имеет реального экономического содержания;
дт 64, кт 20, 45 — отражено возмещение эквивалентных затрат за счет средств покупателей, тогда как результаты деятельности в учете не нашли отражения.

Признаки сокрытия ущерба, соответствующие растрате неуплаченных налогов и незаконной предпринимательской деятельности

По регистрам синтетического бухгалтерского учета, соответствующим балансу организации, проверяется, что установленные факты предпринимательской деятельности, включая движение денежных средств по счетам в банках и в кассе, не нашли отражения в бухгалтерском учете.

Поскольку эквивалентные и соответствующие результатам деятельности безэквивалентные затраты, связанные с предпринимательской деятельностью, а также оплата от покупателей за продукцию (товары, работы, услуги), не отражаются в первичных документах, они не находят отражения по дебету сч.46 "Реализация" и по кредиту сч. 46 "Реализация".

Неконтролируемый доход при незаконных видах предпринимательской деятельности, связанных с использованием безналичного денежного оборота, вуалируется в учете равенством оборотов по дебету и кредиту счетов денежных средств в корреспонденции со счетами расчетов, не отражающих влияния на валюту баланса.

Пример

Организация оказывала услуги определенному кругу плательщиков и получателей по перечислению денежных средств через свой расчетный счет (расчетному обслуживанию). На расчетный счет организации поступали денежные средства на основании платежных поручений, с назначением платежа — оплата за товары, работы и услуги. Эти денежные средства перечислялись с расчетного счета определенному кругу получателей на основании документов, в которых была сделана ссылка на договор о совместной деятельности.

В бухгалтерском учете делались записи по дебету сч. 51, кредиту сч. 76 (валюта баланса увеличилась) и дебету сч. 76, кредиту сч. 51 (валюта баланса уменьшилась).

Неконтролируемый доход при незаконных видах предпринимательской деятельности, связанных с использованием наличного денежного оборота, скрывается неведением бухгалтерского учета и несоставлением бухгалтерской отчетности или неотражением оборотов по поступлению в кассу и расходованию из кассы наличных денег.

Выявление признаков причинения материального ущерба

Исследование регистров синтетического бухгалтерского учета с целью выявления признаков причинения ущерба основано на тех же логических приемах анализа, что и исследование отчетного баланса организации.

Так, суммарное несоответствие измерителей стоимости критериям истинности исследуемого баланса сопоставляется с аналогичным по своему содержанию несоответствием оборотов бухгалтерского учета, отражающих разные измерители стоимости эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности исследуемой организации как продавца с его покупателями и как покупателя с его продавцами.

2.2.4. Анализ оборотов бухгалтерского учета по счетам оборотных активов и краткосрочных пассивов

Суммарный оборот по кредиту счетов товародвижения (сч.сч. 62, 76 или другие, используемые для учета выполненных работ, отгрузки товаров, оказания услуг), отражающий погашение дебиторской задолженности покупателей, сопоставляется с суммой оборотов:

  • при учете результатов деятельности по моменту поступления денежных средств:

    • по дебету счетов денежных средств, кредиту счетов реализации;

    • по дебету счетов обязательств перед кредиторами (60, 76, 78), кредиту счетов товародвижения (45, 62, 76);

    • по дебету счета 62, субсчет "векселя полученные", кредиту счетов товародвижения;

  • при учете результатов деятельности по моменту отгрузки продукции (товаров), выполнения работ, оказания услуг:

    • по дебету счетов денежных средств, кредиту счетов товародвижения (погашение дебиторской задолженности за покупателями);

    • по дебету счетов обязательств перед кредиторами (60, 76, 78), кредиту счетов товародвижения (45, 62, 76);

    • по дебету счета 62, субсчет "векселя полученные", кредиту счетов товародвижения.

Несоответствие между суммарным оборотом по кредиту счетов товародвижения и суммой указанных оборотов сопоставляется с определенной по балансу величиной несоответствия оборотных активов и краткосрочных пассивов. Тем самым можно проверить результаты исследования баланса по сумме причиненного организации ущерба.

2.2.5. Анализ оборотов бухгалтерского учета по счетам затрат

Обороты по счетам затрат анализируются с целью определения несоответствия состава затрат, выраженных в кредитовых оборотах по счетам запасов, — характеру затрат, соответствующих предмету продаж.

Пример

Исследование оборотов по счетам затрат в одном из уголовных дел обнаружило противоречие между декларированными видами деятельности, зафиксированными в учредительных документах, и фактически осуществляемыми видами деятельности. В учредительных документах значилась "Огранка бриллиантов". Однако на производство не были списаны исходные материалы (по кредиту счета 10).

Это навело эксперта на мысль, что перечисление денежных средств за огранку бриллиантов не соответствовало фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности. Перечисленные средства суммарно соответствовали выводам из исследования баланса по сумме удвоенного превышения величины прироста краткосрочных пассивов над изменением оборотных активов.

2.2.6. Анализ оборотов бухгалтерского учета по счетам расчетов

Обороты бухгалтерского учета по счетам расчетов анализируются разными методами в зависимости от результатов исследования отчетного баланса.

Если по результатам исследования баланса выявилось превышение краткосрочных пассивов над соответствующими им оборотными активами, то проводится логическая проверка образования и погашения кредиторской задолженности.

В этом случае по оборотам бухгалтерского учета выясняется, отражает ли образование кредиторской задолженности реальные процессы предпринимательской деятельности, товародвижение (выполнение работ, оказание услуг) от продавца к исследуемой организации как покупателю.

Обороты по дебету счетов расчетов с кредиторами (60, 76), кредиту счетов денежных средств, анализируются с целью выявления их несоответствия погашению обязательств перед кредиторами. Для этого исследуются обороты по кредиту счетов расчетов. Выясняется, соответствовали ли обороты по кредиту счетов расчетов товародвижению от кредиторов (оборотам по дебету счетов 10, 41, 20, 23, 25 и др.).

Одновременно обращается внимание на соотношение дебетовых и кредитовых оборотов по счетам кредиторской задолженности, причем имеется в виду, что дебетовое сальдо по этим счетам является признаком сворачивания валюты баланса. Поскольку счета кредиторской задолженности отражают товародвижение от продавца к исследуемой организации как покупателю, дебетовое сальдо на этих счетах означало бы, что кредиторской задолженности погашено больше, чем образовалось. Очевидно, что такая ситуация не имеет экономического смысла, поэтому подобного рода сведения бухгалтерского учета не соответствуют реальным хозяйственным операциям.

Несоответствие погашению обязательств перед кредиторами оборотов по дебету счетов расчетов с кредиторами, кредиту счетов денежных средств, является одним из признаков безвозмездного изъятия у продавца доходов от его предпринимательской деятельности способом растраты.

Следует также иметь в виду, что при этом способе изъятия использование доходов не находит отражения по счетам затрат, так как сами доходы на основании документов с ложными сведениями учитываются на других пассивных счетах под видом разного рода привлеченных средств.

Если по результатам исследования баланса выявилось превышение оборотных активов над соответствующими им краткосрочными пассивами, то проводится логическая проверка образования и погашения дебиторской задолженности.

В этом случае по оборотам бухгалтерского учета выясняется, отражает ли образование дебиторской задолженности реальные процессы предпринимательской деятельности, товародвижение (выполнение работ, оказание услуг) от исследуемой организации как продавца к ее покупателям.

Обороты по кредиту счетов расчетов с дебиторами (62, 45, 76) анализируются с целью выявления их несоответствия погашению обязательств дебиторов-покупателей перед исследуемой организацией как продавцом. Для этого исследуются обороты по дебету счетов расчетов. Выясняется, соответствовали ли обороты по дебету счетов расчетов товародвижению от исследуемой организации как продавца к дебиторам (оборотам по кредиту счетов реализации).

Одновременно обращается внимание на соотношение дебетовых и кредитовых оборотов по счетам дебиторской задолженности за покупателями, с учетом того, что кредитовое сальдо по этим счетам является признаком сворачивания валюты баланса. Поскольку счета дебиторской задолженности отражают товародвижение от исследуемой организации как продавца к покупателю, кредитовое сальдо на этих счетах означало бы, что дебиторской задолженности погашено больше, чем образовалось. Как и в первом случае, такая ситуация не может иметь места в действительности, поэтому подобного рода сведения бухгалтерского учета также не соответствуют реальным хозяйственным операциям.

Несоответствие оборотов по дебету счетов расчетов с дебиторами-покупателями кредиту счетов реализации, погашению обязательств со стороны дебиторов-покупателей является одним из признаков безвозмездного изъятия у продавца доходов от его предпринимательской деятельности способом присвоения.

2.2.7. Анализ оборотов бухгалтерского учета по счетам денежных средств

Признаки причинения материального ущерба исследуемой организации выявляются по результатам исследования оборотов по счетам денежных средств.

Среди записей бухгалтерского учета по кредиту счетов денежных средств отбираются записи с корреспонденцией счетов, не отражающей перечисленные ниже процессы формирования оборотных и внеоборотных активов организации.

Для выявления признаков изъятия доходов не принимаются во внимание записи с корреспонденцией счетов, означающей внутренний оборот денежных средств.

К внутреннему обороту относится инкассирование наличных денег и зачисление их на расчетный счет, перечисление денежных средств с одного счета на другой (с расчетного на ссудный или наоборот, с валютного на расчетный или наоборот), включая резервирование средств на особых счетах в банках, выдачу наличных денег из банка с расчетного счета в кассу.

Для выявления признаков изъятия доходов не принимаются во внимание записи с корреспонденцией счетов, означающей формирование текущих затрат.

Расходование денежных средств из кассы или с расчетного счета в незначительных суммах означает одновременно формирование текущих затрат, например, уплата вознаграждения банку за расчетно-кассовое обслуживание, оплата услуг связи и пр.

Для выявления признаков изъятия доходов не принимаются во внимание записи с корреспонденцией счетов, означающей возмещение эквивалентных затрат по отношению к кредиторам по поставкам, выполнению работ или оказанию услуг, оплате труда, погашению обязательств перед государством. К возмещению эквивалентных затрат относится погашение обязательств перед работниками по оплате труда, перед государственными внебюджетными фондами по обязательным платежам, перед поставщиками по оплате за поставки и др.

С целью выявления признаков причинения ущерба по регистрам бухгалтерского учета исследуются обороты бухгалтерского учета по дебету и кредиту счетов денежных средств, среди которых отбираются записи с корреспонденцией счетов, в совокупности и сочетании не означающие возмещение эквивалентных затрат.

Пример

При исследовании записей бухгалтерского учета выяснилось, что в бухгалтерском учете находило отражение поступление от покупателей денежных средств в виде авансов полученных по кредиту сч.64. Одновременно отражалось расходование средств по дебету сч.64, кредиту сч 51. По счету 46 обороты по реализации в корреспонденции со сч. 64 отражения не нашли. Одновременно в учете искусственно формировались убытки записью по дебету сч. 80, кредиту сч.64, тогда как реально имело место безвозмездное изъятие средств, полученных от покупателей в оплату за оказанные услуги.

Пример

При исследовании записей по кредиту сч. 52 "Валютный счет" выяснилось, что расход с текущего валютного счета экспортной валютной выручки отражался не имеющими экономического смысла записями по дебету сч.45 "Товары отгруженные", дебету сч.83 "Доходы будущих периодов", дебету сч. 57 "Переводы в пути". Наряду с тем имели место также не имеющие экономического смысла записи по дебету сч. 51, кредиту сч. 31 "Расходы будущих периодов".

Приведенные в примерах записи в бухгалтерском учете не увеличили валюту баланса и означали видоизменение оборотных активов с помощью чисто учетных операций, не адекватных экономическому содержанию хозяйственных процессов. Отсюда делаются выводы о возможном искусственном сворачивании валюты баланса в связи с недостаточностью пассивов (реализации по кредиту сч.46) или активов, соответствующих результатам предпринимательской деятельности.

С помощью регистров бухгалтерского учета выявляется недостоверность данных, содержащихся в авансовых отчетах подотчетных лиц. Проводится сопоставление суммы денежных средств, выданных из кассы и не возвращенных подотчетными лицами, с общей суммой авансовых отчетов, отраженных в бухгалтерском учете оборотами по погашению задолженности за подотчетными лицами.

Руководитель организации, как собственник или представитель собственника, наделенный полномочиями по распоряжению собственностью (имуществом), подотчетен государству в рамках действующего налогового законодательства. Функции руководителя по контролю за использованием имущества подотчетны государству не непосредственно, а через соблюдение налогового законодательства и законодательства о бухгалтерском учете.

Выдача руководителю наличных денег непосредственно из кассы организации или получение им наличных денег от покупателей без оприходования по кассе рассматривается как признак безэквивалентного расхода (за исключением расходов, произведенных на нужды организации), соответствующего использованию доходов не в интересах предпринимательской деятельности. Фактические цели использования наличных денег руководителем организации могут быть также проверены следственными действиями.

Для выявления признаков изъятия доходов не принимаются во внимание записи с корреспонденцией счетов, означающей нормальное возмещение безэквивалентных затрат, соответствующих результатам предпринимательской деятельности и одновременно соответствующих источникам их финансирования.

К возмещению безэквивалентных затрат, соответствующих результатам предпринимательской деятельности, относится погашение обязательств перед акционерами по выплате дивидендов и другими кредиторами, перед бюджетами по налогам.

С целью выявления признаков причинения ущерба по регистрам бухгалтерского учета исследуются обороты бухгалтерского учета по дебету и кредиту счетов денежных средств, среди которых отбираются записи с корреспонденцией счетов, в совокупности и сочетании не означающие нормальное возмещение безэквивалентных затрат.

К возмещению безэквивалентных затрат не относятся обороты, отражающие поступление денежных средств, не относящихся к доходам от предпринимательской деятельности, и по смыслу означающие привлечение дополнительных финансовых ресурсов. Аналогичным образом не рассматривается как возмещение затрат превышение оборотов по погашению такого рода обязательств над оборотами по образованию аналогичных обязательств. Так, при исследовании записей бухгалтерского учета обращается внимание на превышение кредитовых оборотов над дебетовыми оборотами по счетам денежных средств с обратной корреспонденцией счетов долгосрочных пассивов, капитала и резервов.

Пример

Расходование средств в иностранной валюте с текущего валютного счета было отражено в бухгалтерском учете записью по дебету сч. 90 "Краткосрочные кредиты банков", кредиту сч.52 "Валютный счет" (текущий) на сумму 5.802 тыс. руб. Записью с обратной корреспонденцией счетов (по дебету сч. 52, кредиту сч. 90) было отражено поступление кредитов банков в иностранной валюте на сумму 3.550 тыс.руб. Такие различия для исследуемого периода нельзя было объяснить ростом курса рубля (курсовой разницей).

Следовательно, по текущему курсу иностранной валюты поступило на текущий валютный счет кредитов меньше, чем возвращено кредитов с текущего валютного счета:

5.802 - 3.550 = 2.252 тыс.руб.

Указанное превышение суммарных оборотов по кредиту сч. 52, дебету сч. 90 над суммой оборотов с обратной корреспонденцией счетов, отражающее расходование средств с текущего валютного счета, не могло по своему содержанию соответствовать выполнению обязательств перед банками по возврату ссуд.

Если анализ баланса показал превышение прироста краткосрочных пассивов над изменением стоимости оборотных активов, то анализируются поступления денежных средств, отраженные по другим счетам бухгалтерского учета, кроме счетов реализации и погашения дебиторской задолженности за покупателями. Обращается внимание на обороты с целевым назначением, не соответствующим поступлению и расходованию доходов от предпринимательской деятельности.

Обороты по дебету счетов денежных средств анализируются с целью выявления несоответствия поступивших средств, не относящихся к доходам от предпринимательской деятельности, указанному в первичных документах целевому назначению этих средств. Сопоставляется суммарный оборот по поступлению денежных средств с суммарным оборотом по кредиту счетов товародвижения, который отражает погашение покупателями дебиторской задолженности продавцу. Соответствие этих оборотов свидетельствует о заведомо ложных сведениях в первичных документах, на основании которых эти денежные средства были зачислены на счета организации.

Пример

При исследовании регистров бухгалтерского учета в материалах одного из уголовных дел эксперт обнаружил, что суммарный оборот по дебету сч.52, кредиту сч. 90 с учетом поступлений выручки от реализации соответствовал суммарному обороту по кредиту сч.62. Сопоставление оборотов по дебету сч.90, кредиту сч. 52 с результатами анализа баланса по сумме удвоенного превышения краткосрочных пассивов над оборотными активами показало, что под видом возврата ссуд осуществлялось безвозмездное изъятие доходов от предпринимательской деятельности.

Опыт производства судебно-экономических экспертиз делам показывает, что реальные доходы от продаж нередко вуалируются в бухгалтерском учете как полученные от банка кредиты. В этом случае обороты по дебету и кредиту счета краткосрочных кредитов или соответствуют друг другу, или складывается превышение дебетового оборота над кредитовым. С целью определения действительной экономической природы поступивших от банка и списанных со счета в банке под видом возврата кредитов денежных средств проводится логическая проверка соответствия товародвижению поступивших от банка под видом полученных кредитов денежных средств.

При превышении краткосрочных пассивов над соответствующими оборотными активами в отчетном балансе анализируются обороты по кредиту счетов денежных средств. Признаком искажения действительной природы поступивших от банка денежных средств является отражение в учете их использования без конкретной привязки к формированию оборотных активов и погашению кредиторской задолженности по расчетам за продукцию, товары, работы, услуги. Например, в одном из уголовных дел безвозмездное изъятие доходов от экспорта в бухгалтерском учете было завуалировано записями по дебету сч.57, 80, кредиту сч.52 "Текущий валютный счет".

Обороты по кредиту счетов денежных средств анализируются с целью выявления несоответствия расходов эквивалентного характера предмету продаж. В сочетании с результатами анализа баланса это свидетельствует об изъятии доходов способами присвоения (если прирост оборотных активов превысил прирост краткосрочных пассивов) или растраты (если прирост краткосрочных пассивов превысил прирост оборотных активов).

2.2.8. Анализ оборотов бухгалтерского учета при превышении краткосрочных пассивов над оборотными активами в отчетном балансе

Анализируются обороты бухгалтерского учета, означающие поступление и расходование денежных средств, не относящихся к доходам от предпринимательской деятельности, а также не означающих погашение дебиторской задолженности покупателей (обороты по кредиту и дебету счетов 90, 92, 96, 64, 76 и др.).

Например, анализируются обороты по дебету счета 64 "Авансы полученные" и выявляется несоответствие этих оборотов кредитовым оборотам по счетам реализации. В случае несоответствия проводится дополнительный анализ по критериям, указанным выше. В сопоставлении с результатами анализа баланса по удвоенной сумме превышения прироста краткосрочных пассивов над изменением оборотных активов делаются выводы о безвозмездном изъятии доходов не в интересах предпринимательской деятельности.

Во всех случаях обращается внимание на наличие обратной корреспонденции названных выше счетов в сочетании со счетами денежных средств. Именно такое сочетание оборотов характерно для способа причинения ущерба в виде растраты доходов.

Проверяется соответствие состава затрат, отраженных по дебету счетов затрат, предмету продаж. Обращается внимание на наличие оборотов по дебету счетов затрат, кредиту счетов материальных активов, если декларирован вид предпринимательской деятельности с материальными затратами.

Каналы изъятия денежных средств, соответствующих растрате доходов, отражаются по дебету счетов, не отражающих возмещение эквивалентных и безэквивалентных затрат, кредиту счетов денежных средств. По первичным платежным документам, подтверждающим указанные записи по кредиту счетов денежных средств, определяются конкретные получатели этих денежных средств.

Анализ оборотов бухгалтерского учета при превышении оборотных активов над краткосрочными пассивами в отчетном балансе

Анализируются обороты по кредиту счетов оборотных активов, отражающих отгрузку продукции (выполнение работ, оказание услуг) покупателям, но не соответствующие погашению дебиторской задолженности покупателями (по кредиту счетов 62, 45 в корреспонденции с различными счетами бухгалтерского учета, кроме счетов реализации и денежных средств).

Преследуется цель выявить обороты, увеличившие затраты, но не соответствующие поступившим к продавцу доходам. Поэтому обращается внимание на обороты по кредиту счетов затрат, дебету разных счетов бухгалтерского учета, кроме счетов реализации.

Анализ оборотов бухгалтерского учета при несоответствии внеоборотных активов источникам их формирования

При исследовании записей в бухгалтерском учете, соответствующих оборотным активам и краткосрочным пассивам, контрольное значение имеет объективное тождество стоимости товародвижения и денежной массы стоимости.

При исследовании записей в бухгалтерском учете, соответствующих внеоборотным активам и источникам их формирования, цель логической проверки заключается в выявлении безвозмездного изъятия распределяемой прибыли. При этом контрольное значение имеет объективное тождество стоимостной массы распределяемой прибыли по составу, с одной стороны, внеоборотных активов и, с другой стороны, источников их формирования.

Внеоборотные активы и источники их формирования по своему составу и динамике изменения приводятся в соответствие с результатами предпринимательской деятельности. Поэтому в регистрах бухгалтерского учета обращается внимание на записи по дебету счетов внеоборотных активов, кредиту счетов денежных средств.

Обобщая сказанное выше о методических подходах к исследованию регистров бухгалтерского учета, можно сделать общие выводы о методике логической проверки результатов анализа баланса по оборотам бухгалтерского учета.

Отдельно по криминальным признакам анализируются обороты по счетам бухгалтерского учета, соответствующим оборотным и внеоборотным активам, а также источникам их формирования.

Исследование первичных документов

В советской практике соответствие сведений отдельного первичного документа действительному содержанию хозяйственной операции проверялось так называемыми встречными проверками. При этом использовались средства документального и фактического контроля. При документальном контроле сопоставлялись сведения разных экземпляров одного и того же документа, подтверждающего хозяйственную операцию. При фактическом контроле сопоставлялись сведения документа с реальным движением товарно-материальных ценностей или денежных средств.

Встречные проверки в качестве метода административного контроля за сохранностью социалистической собственности соответствовали представлению о предмете преступных посягательств как находящимся в государственной собственности средствам производства, товарно-материальным ценностям и денежным средствам. Выше отмечалось, что посягательства на социалистическую собственность рассматривались в виде недостачи товарно-материальных ценностей и денежных средств, независимо от наличия и формы вины в ее образовании.

В современных условиях для выявления посягательств на доходы от предпринимательской и иной экономической деятельности с целью личного обогащения конкретного человека или группы лиц встречные проверки оказываются недостаточны. Несоответствие сведений разных экземпляров одного и того же документа друг другу, а также реальному движению денежных средств и товарно-материальных ценностей, не позволяет делать выводы о причинении ущерба собственникам доходов, об умышленном характере такого рода искажений в учете.

Рассматриваемая в отрыве от совокупных результатов предпринимательской деятельности, каждая отдельно взятая операция с материальными ценностями или денежными средствами не образует предмета посягательств. Следовательно, в этом случае отсутствуют достаточные основания для выводов о событии преступления (нарушения договорных отношений).

Поскольку предметом посягательств являются результаты предпринимательской деятельности в виде доходов от продаж, заведомо ложные сведения вносятся в документы, имеющие юридическое значение для распоряжения этими доходами. В этой связи очевидно, что товаросопроводительные документы, подтверждающие товародвижение, не соответствуют предмету посягательств. Это касается как достоверных, так и недостоверных товаросопроводительных документов.

Интеллектуальный подлог в первичных распорядительных (платежных) документах, как правило, выявляется после анализа баланса и регистров бухгалтерского учета, когда имеет место несоответствие активов и пассивов баланса по их объективному экономическому содержанию.

Признаки ложных сведений в платежных документах выявляются взаимосвязанным анализом записей в документах, на основании которых денежные средства поступали в кассу или на расчетный счет организации и на основании которых они расходовались или перечислялись (списывались со счета в банке).

При таком анализе выявляются противоречия между формальными признаками документа и, независимо от этих признаков, экономическим содержанием операции.

Так, обращается внимание на противоречие между записями о безэквивалентных для плательщика расходах денежных средств (взносе в кассу получателя наличных денег) и эквивалентным использованием поступивших денежных средств получателем.

Пример 1

Записи в платежных поручениях "оплата за нефть по договору о совместной деятельности №.___.от._____" , "оплата за нефть по поручению АОЗТ "Х"" противоречат содержанию операции, так как при формальных признаках документа о безэквивалентности платежа для плательщика поступившие к получателю денежные средства соответствовали его эквивалентным расходам на приобретение нефти.

Пример 2

Запись в платежном поручении "на погашение ссуды по договору о совместной деятельности №.___.от.____" не соответствует содержанию операции, так как поступившие на основании этого платежного поручения к получателю денежные средства соответствовали расходам получателя на приобретение товаров и оплату выполненных работ.

Пример 3

Записи в приходном ордере "взнос в уставный капитал", "благотворительный взнос" противоречат действительной природе полученных от покупателя и сданных в кассу наличных денег, так как поступившим с указанным целевым назначением денежным средствам соответствовали текущие расходы получателя, включая возврат ссуды банку и оплату процентов за пользование ссудой.

Вместе с тем следует иметь в виду, что достаточным основанием для выводов о заведомом характере искажений в первичных распорядительных документах является несоответствие сведений бухгалтерского учета и отчетности объективному тождеству эквивалентного обмена продуктами предпринимательской деятельности.

При отсутствии баланса ложные сведения в первичных документах выявляются по признакам несоответствия целевого назначения платежей в первичных распорядительных документах, подтверждающих поступление и перечисление денежных средств со счетов организации в банке.

Так, несоответствие целевого назначения платежей имеет место при незаконной предпринимательской деятельности и характерно для деятельности организаций, оказывающих услуги по легализации (отмыванию) денежных средств, приобретенных незаконным путем.

Перечисляются денежные средства, как показано на рис. 1.

При несоответствии указанного в документах целевого назначения поступившей от покупателей оплаты за товары (работы, услуги) и соответствующих ей по источникам финансирования расходов денежных средств получателя — плательщик не является покупателем, получатель не является продавцом товаров (продукции, работ, услуг), за которые к нему поступила оплата. В этом случае получателем безналичных денежных средств оказывается безлицензионная услуга по расчетному обслуживанию, включая обмен безналичных денежных средств на наличные.

Рис. 1. Услуги по легализации (отмыванию) денежных средств, приобретенных незаконным путем

Результаты предпринимательской деятельности получателя денежных средств (доходы от оказания услуг по расчетному обслуживанию) соответствуют части денежных средств, удержанных продавцом услуги как вознаграждение за нее. Эти результаты устанавливаются сопоставлением эквивалентных затрат покупателей услуги и эквивалентных затрат ее продавца.

Часто для определения вознаграждения требуются содержащие такие сведения черновые записи или иные материалы дела, не относящиеся к объектам экспертного исследования.

Поскольку черновые записи не имеют юридического значения для подтверждения бухгалтерского учета и отчетности, экспертом проверяется относимость к исследуемой предпринимательской деятельности предметов как доказательств, на которых содержится необходимая информация.

С целью проверки относимости материальных носителей информации к исследуемой предпринимательской деятельности средствами экономического анализа может быть проведена идентификация этих носителей. В этом случае сведения на материальных носителях, не относящихся к бухгалтерскому учету, сопоставляются со сведениями других документов, имеющих юридическое значение для подтверждения бухгалтерского учета.

При отсутствии возможностей идентификации информации средствами экономического анализа доказательственные свойства носителей информации проверяются другими следственными действиями.

Неконтролируемый по своей юридической характеристике доход выражен в сумме несоответствия первичных документов, бухгалтерского учета и отчетности фактическому содержанию операций, результатам предпринимательской деятельности и фактическим целям использования доходов продавца услуги. Это несоответствие тождественно сумме вознаграждения за услуги, в том числе наличными денежными средствами.

Независимо от исследования баланса, к признакам интеллектуального обмана в платежных документах относятся перечисления денежных средств не кредиторам плательщика, а в пользу третьих лиц. Перечисление денежных средств в пользу третьих лиц дебиторами обычно производится по просьбе распорядителей доходов, представляющих кредиторов. В таких случаях нарушаются объективные балансовые взаимосвязи активов и пассивов как у плательщика, так и у его кредитора. В этом случае нарушается объективное тождество эквивалентных затрат покупателя эквивалентным и безэквивалентным затратам его продавца.

Следует иметь в виду, что первоначальное предположение об интеллектуальном подлоге в первичных документах во всех случаях нуждается в дополнительной проверке по критерию нарушения объективных балансовых взаимосвязей у каждого субъекта предпринимательской деятельности.

В судебно-экономической экспертизе логическим анализом проверяется соответствие письменной формы первичного распорядительного документа содержанию хозяйственных операций. Однако выводы о заведомом искажении информации в первичном документе делаются, главным образом, после выяснения причинно-следственных зависимостей между предметом преступных посягательств и субъективной стороной состава преступления.

Например, часто имеют место нарушения действующего законодательства, регламентирующего предпринимательскую деятельность в сфере расчетов. Однако это еще не означает, что в первичных документах содержится интеллектуальный подлог.

Так, нередко в сфере расчетов организация выполняет функции посредника между продавцом (получателем денежных средств) и покупателем (плательщиком денежных средств). При этом встречное движению денег товарное движение осуществляется непосредственно от продавца к покупателю. В таком случае поступившие от покупателей к посреднику денежные средства являются кредиторской задолженностью по отношению к продавцу (товаров, продукции, работ, услуг).

Рис. 2. Организация выполняет функции посредника

Предметом купли-продажи в данном случае являются не проданные товары, а услуга продавцу по их реализации с расчетами через банковский счет посредника. Последний выполняет банковские функции, обслуживая расчеты между продавцами и покупателями товаров, не имея лицензии на такого рода деятельность.

Экономическим анализом устанавливается, что целевое назначение платежей у владельца банковского счета как получателя и его же как плательщика соответствует друг другу. Однако по своему экономическому содержанию для получателя поступившие на его расчетный счет денежные средства не являются оплатой покупателей за продукцию (товары, работы, услуги). Такой вывод делается в связи с тем, что никаких других расходов и затрат, связанных с обслуживанием производства, обращением товаров, оказанием услуг, владельцем банковского счета не осуществляется.

Вместе с тем содержание платежного документа соответствует экономическому содержанию операций купли-продажи товаров между продавцом и покупателем. Поэтому в данном случае речь может идти об административно-правовой ответственности за осуществление лицензируемой предпринимательской деятельности без лицензии. Было бы неправомерно рассматривать такого рода правонарушения, не сопровождающиеся внесением в документы заведомо ложных сведений с корыстной целью, как основание для уголовного преследования.

В ревизионных подходах к проверке сохранности социалистической собственности, характерных для советской практики, проверка документального подтверждения бухгалтерского учета отличалась большой трудоемкостью. Напротив, судебно-экономическая экспертиза позволяет ограничиться исследованием только первичных распорядительных (платежных) документов. Еще большие резервы сокращения трудоемкости исследований заключаются в возможностях выборочного изъятия первичных документов для предъявления их суду.

С целью сокращения количества изымаемых первичных документов при больших оборотах с денежными средствами целесообразно произвести осмотр этих документов без их изъятия у субъекта предпринимательской деятельности. С разрешения следователя эксперт может принять участие в осмотре документов. Протокол осмотра имеет доказательственное значение и приобщается к материалам уголовного дела.

2.3. Метод судебной финансово-кредитной экспертизы

2.3.1. Предмет судебной финансово-кредитной экспертизы

Раскрыть и познать сущность любой СЭЭ можно, лишь указав на ее основные признаки, которые отражают природу специальных познаний эксперта. Такими признаками являются: предмет, объекты и методы экспертного исследования, которые должны рассматриваться в совокупности.

Как упоминалось при определении и классификации судебно-экономических экспертиз (см. § 1.1.), при расследовании и судебном рассмотрении дел о преступлениях (правонарушениях, нарушениях договорных отношений) в сфере экономики необходимость использования финансово-кредитных экспертиз возникает и тех случаях, когда требуется установить факты отклонений, нарушений в сфере. Весьма значительное место занимают правонарушения в сфере финансовой и банковской деятельности, они представляют серьезную угрозу экономическим интересам всего общества и причиняют ущерб гражданам, коммерческим структурам, государству, разрушают финансовую систему, способствуют расслоению общества. Они непосредственно входят в предмет исследования в рамках судебной финансово-кредитной экспертизы.

Предмет судебной финансово-кредитной экспертизы, согласно изложенному в п. 1.1 можно кратко определить следующим образом: это исследование документов, отражающих финансово-кредитные операции в целях установления фактических данных об обоснованности формирования и расходования денежных фондов и распределения кредитов, а также нарушений порядка их образования, распределения и использования.

2.3.2. Объект судебной финансово-кредитной экспертизы

В этой связи уместным было бы очертить объект и предмет посягательств в сфере взаимоотношений банков со своими работниками, акционерами, учредителями, заемщиками, клиентами, кредиторами и государством. Эти взаимоотношения должны строиться таким образом, чтобы достичь гармонии экономических интересов. Очевидно, что для самого банка – это эффективное использование собственного капитала и привлекаемых свободных средств, имея в виду доходность банковского бизнеса. Для работников банка важна заслуженная и достойная оплата их труда. Заемщики, достигая с помощью кредитов лучших результатов своей деятельности, обязаны своевременно возвращать полученные кредиты и уплачивать установленные кредитным договором проценты как плату за привлеченные ресурсы. Наконец, экономические интересы учредителей и акционеров заключаются в получении своей доли отчислений от прибыли банка и дивидендов на имеющиеся в собственности акции. Кредиторы, выступая и в качестве обслуживаемых клиентов, и в качестве вкладчиков, должны извлекать выгоду от использования банком помещенных к нему средств. При всех этих условиях определенная часть доходов каждого участника и партнера банка своевременно поступит в бюджет в виде налогов. Чем больше доходы, тем больше налогов поступит в соответствующие бюджеты.

Но эта экономическая идиллия рушится как карточный домик при появлении посягательств на экономические интересы в сфере финансов и кредита, когда определенная часть доходов от оборота банковского капитала виновным лицом или группой лиц отчуждается в свою пользу путем обмана и злоупотребления доверием или в форме сговора с собственниками доходов, перечисленных выше. Можно привести много примеров, когда умышленное отчуждение обманным путем доходов у кредитной организации затрагивает одновременно интересы всех конкретных участников и партнеров в банковском бизнесе, одновременно причиняя ущерб государству в виде неуплаченных налогов. Объектом данных посягательств по отношению к банковской деятельности являются не нормы закона, ее регулирующие, а непосредственно экономические отношения, в которые вступает кредитная организация в своей свободной предпринимательской деятельности. При этом не стоит ограничиваться экономическим понятием объекта посягательств, учитывая, что в синтезе с экономическими интересами предпочтительно рассматривать в качестве объекта посягательства законные имущественные права собственников на честно заработанные доходы, собственность как их порождение. Следовательно, объектом преступного посягательства являются законные имущественные права кредитной организации на заработанные доходы, капитализацию этих доходов в уставном капитале, резервных и других фондах специального назначения, наконец, прибыль кредитной организации как финансовый результат ее предпринимательской деятельности.

Установив объект посягательств в кредитной организации как совокупность экономических интересов и ее законные имущественные права, осуществим переход от объекта к его материализации в предмете посягательств. Экономические интересы всех участников банковского бизнеса и государства противостоят друг другу по поводу распределения стоимостной массы результатов свободной предпринимательской деятельности кредитной организации.

Таким образом, предметом посягательств против разных форм собственности являются доходы, включая затраты и прибыль, субъектов предпринимательской деятельности от продаж продуктов этой деятельности. Согласно новой терминологии современной практики, речь идет об общей стоимости объема продаж при всем разнообразии предметов продаж в рыночной экономике.

Стоимость предмета преступных посягательств в кредитной организации имеет свои структурные особенности, обусловленные своеобразием этого вида предпринимательской деятельности. Одной из особенностей является то, что уставный капитал банков в значительной части представлен в денежной форме и используется наряду с другими средствами для осуществления кредитования, вложений в ценные бумаги и других доходных операций. Тем самым уставный капитал выражает стоимость имущества банка, из использования которого извлекаются доходы как составная часть предмета посягательств.

В этой связи уставный капитал банка можно рассматривать как одно из условий доходности банковского бизнеса. В то же время следует иметь в виду, что обязательным условием представления об уставном капитале как предмете посягательства является его функционирование в денежной форме с целью извлечения доходов самим банком. Практике известны случаи, когда наполнение уставного капитала денежными средствами в силу сговора участников преступной группы имеет кратковременный характер и преследует цель сокрытия преступления. В частности, в одном из уголовных дел это имело место при сокрытии от учета и безвозмездном изъятии с корреспондентского счета в банке – нерезиденте доходов клиентов, не зачисленных на их расчетные счета. К примеру, в условном банке, согласно представленным отчетным данным, стоимость уставного капитала в 27,7 раз превышала активы банка, не относящиеся к результатам его предпринимательской деятельности.

Уставный капитал банка можно рассматривать как составную часть предмета посягательств, но лишь как замещение соответствующих активов банка. В этом случае он обеспечивает рост результатов деятельности банка и практически не отличается в своей качественной определенности от активов самого банка. Например, исследование документов одного из банков показало, что учредителям были возвращены их взносы в уставный капитал под видом выданных долгосрочных кредитов. Одновременно им же выплачивались проценты из прибыли банка на их бывшую долю в уставном капитале. В результате банку был причинен ущерб в сумме безвозмездно изъятой учредителями доли уставного капитала под видом долгосрочных ссуд, а также в сумме выплаченных процентов лицам, фактически вышедшим из состава учредителей банка, но сохранившимся номинально в таком качестве по учредительным документам.

В самом общем смысле предмет посягательств в сфере банковского бизнеса представляет собой:

  • собственный капитал банка;

  • привлеченные банком денежные средства от своих клиентов, вкладчиков и кредиторов;

  • принадлежащие банку доходы, оплаченные пользователями его услуг.

Одновременно следовало бы заметить, что проблемы определения и значимости собственного капитала коммерческого банка, в который обычно включают уставный капитал, все специальные фонды банка, его резервы и прибыль, не имеют непосредственного отношения к предмету финансово-кредитного анализа сохранности средств банка. Собственный капитал банка, по определению специалистов, включает те статьи собственных средств, которые по экономическому смыслу могут выполнять функции капитала банка. При этом отмечается, что основные элементы собственных средств, т.е. основополагающие фонды, созданные в соответствии с законодательством, и резервы, образованные за счет внутренних источников на цели поддержания деятельности банка, входят и в капитал банка, если они отвечают требованиям стабильности, субординации по отношению к правам кредиторов и характеризуются отсутствием фиксированных начислений доходов.

Привлеченные средства банков входят, наряду с доходами самих банков, в предмет посягательств, так как они сами по себе соответствуют доходам от предпринимательской деятельности как объему продаж у клиентов банка. Клиенты – ссудополучатели (заемщики) благодаря полученным кредитам достигают лучших результатов деятельности, адекватных по массе стоимости прибыли и совокупности затрат, связанных с производством и реализацией продукции, товаров, работ или услуг. Полученные заемщиком кредиты входят составной частью в стоимость объема продаж или доходы от продаж как объемный показатель результатов деятельности любого предприятия в рыночной экономике. Известно, что доходы от продаж являются источником возврата полученных кредитов банку-кредитору. В практике бухгалтерского учета часто применяется близкий по смыслу термин "выручка от реализации" продукции, товаров, работ или услуг.

Бухгалтерский баланс банка отражает как стоимость имущества самого банка, так и результаты предпринимательской деятельности, включая доходы самого банка.

Имущество, которым обладает банк для осуществления своей деятельности, можно выделить из сведений отчетных документов по признаку его материально-вещественного существования, не предполагающего изменения этой формы. К такого рода имуществу относятся, например, основные фонды банка, принадлежащие ему нематериальные активы. Основные фонды банка и нематериальные активы как бы отвлекают на себя собственные средства банков, исключая их из сферы денежного оборота. К активам банков, отвлекающим на себя средства банка без приращения (увеличения) их стоимости, относятся, например, перечисления в федеральный фонд регулирования банковской системы. Понятно, что активы, не приносящие дохода банку, не соответствуют предмету преступных посягательств, который складывается из активов, отражающих только результаты предпринимательской деятельности банка.

Противоправная деятельность в сфере финансов и кредита включает в себя важный признак — заведомо ложные сведения, внесенные в документы, которыми подтверждаются результаты распоряжения предметом посягательств (собственным капиталом и доходами банка, а также привлеченными средствами). Основываясь на этом утверждении и принимая во внимание последствия такого рода деятельности в виде материального ущерба, можно утверждать, что к признакам правонарушения в области финансов и кредита относится использование предмета посягательств не в интересах предпринимательской деятельности в причинно-следственной связи с несоответствием реальному положению дел сведений в документах, подтверждающих цели распоряжения денежными средствами и результаты банковской деятельности. Распоряжение предметом посягательств соответствует целям его использования и находит отражение в бухгалтерской отчетности и первичных распорядительных документах коммерческого банка, имеющих юридическую силу для такого рода распоряжения.

Принимая во внимание вышеприведенные умозаключения, объектами судебной финансово-кредитной экспертизы являются документы, отражающие финансово-кредитные операции: а) финансовая отчетность организации; б) первичные и сводные документы бухгалтерского учета (товарно-транспортные накладные, платежные поручения и требования, договора, выписки банков, аккредитивные и инкассовые документы, счета-фактуры, накладные, Главная книга, журналы-ордера и др.); в) документы бухгалтерской и статистической отчетности по затратам на производство, себестоимости товарной продукции и др.

Таким образом, судебная финансово-кредитная экспертиза есть прикладное исследование документов, отражающих финансово-кредитные операции, в целях достижения не собственно научного, а прикладного знания об обоснованности формирования и расходования денежных фондов и распределения кредитов, а также нарушений порядка их образования, распределения и использования. Характерной особенностью такого исследования является применение особых, специализированных методов, отвечающих требованию проверяемости. Поэтому судебная финансово-кредитная экспертиза, как и любая экспертиза, имеет свой определенный регламент, порядок осуществления, предопределяемый спецификой предмета и объекта экспертизы и сферой применения специальных знаний.

2.3.3. Методика определения характера и размера причиненного ущерба

Для исследования и практического опробования в настоящем исследовании разработан метод определения характера и размера причиненного ущерба по документам бухгалтерского учета и отчетности коммерческого банка.

Данный метод является одним из основных методов контроля, который означает не только изолированное рассмотрение документов, но и анализ сделанных выводов и обобщений по результатам проверки, основанных на увязке данных различных документов друг с другом, их группировке, сопоставлении и противопоставлении. Использование этого метода позволит установить отдельные неблагополучные факты в хозяйственной деятельности кредитной организации, а также ознакомиться с качеством документации, проверить подлинность и законность документов, выявить недоброкачественные документы, подлоги и нарушения.

Недоброкачественные документы, подлежащие выявлению, подразделяются на следующие группы:

  • неправильно или неполно оформленные документы, в которых отсутствуют необходимые реквизиты, в частности, подписи, и имеют место несоблюдение установленной формы документа и нарушение требований, установленных положением о документах и бухгалтерских записях;

  • документы подложные, являющиеся орудием злоупотреблений и подлежащие исчерпывающему анализу.

Подложные документы не только не отражают действительности, но наоборот, они ее искажают. документы первой группы выявляются в процессе проверки их соответствия установленной форме и требованиям, установленным положением о документах и бухгалтерских записях.

Подлог материальный заключается либо в подделке данных подлинного документа в целях изменения его содержания (подчистки, изменение или дополнение цифровых данных, исправление номера, даты, фамилии, подписание подлинного документа задним числом и т.д.), либо в изготовлении документа лицами, которые не имеют права его составлять (фиктивные печати и подписи). Следовательно, при материальном подлоге должностные лица, имевшие право оформления документа, составляют его правильно либо не участвуют в его составлении, а другие лица незаконно изменяют подлинный документ либо фабрикуют новый документ, на что они не имеют права.

Материальный подлог раскрывается методами анализа данных самого документа и сведений, на основании которых он составлялся, с применением в отдельных случаях и более глубоких методов проверки. Нельзя противопоставлять эти две формы недостоверности документов: за дефектами оформленных документов может скрываться и интеллектуальный подлог.

Интеллектуальный подлог обычно содержится в документе, составленном формально правильно теми должностными лицами, которые имеют на это право: бухгалтерский отчет подписывают начальник и главный бухгалтер, сводку — начальник планового отдела и руководитель организации, справка выдается табельщиком, платежная ведомость составляется бухгалтером и подписывается руководителем и главным бухгалтером организации. Но недоброкачественность таких документов заключается в том, что указанные в них данные носят заведомо неправильный и искаженный характер и сознательно в преступных целях искажают действительность (Например, недостоверный отчет о выполнении плана, фальсифицированный баланс, акт инвентаризации с неправильными данными являются различными формами проявления интеллектуального подлога.

Подлог интеллектуальный требует для своего разоблачения и вскрытия более глубокого исследования: здесь необходимо сопоставлять сведения из документов и учетные данные, относящиеся к разным операциям, и сравнивать их с фактическим состоянием дел.

С целью применения указанного метода для раскрытия интеллектуального подлога в документах кредитной организации необходимо определить вводные дефиниции.

Сумма ущерба, причиненного банку, определяется как сумма безвозмездно изъятых средств по установленным при исследовании документов каналам. Эту же сумму ущерба можно определить простым удвоением выявленного экономическим анализом несоответствия активов и пассивов бухгалтерского баланса. Кажущийся на первый взгляд невероятным феномен простоты определения причиненного ущерба объясняется возможностями познания природы экономического правонарушения и распознавания его признаков в бухгалтерском балансе банка. В этой связи следует заметить, что применяемая в России система бухгалтерского учета и отчетности соответствует романо-германской системе континентального права и носит аналогичное название. К достоинствам этой системы относятся возможности логического анализа сохранности объектов налогообложения по результатам предпринимательской деятельности в официальной бухгалтерской отчетности. В этой отчетности отражаются объекты налогообложения, которые близки понятию предмета преступных посягательств.

Полнота определения ущерба от посягательства в сфере финансов и кредита достигается, во-первых, определенной последовательностью исследования документов бухгалтерского учета и отчетности и, во-вторых, сопоставимостью отражения предмета посягательств с познанной объективной реальностью.

Последовательность исследования документов бухгалтерского учета и отчетности строится "от баланса к первичному документу", так как несоответствие содержанию хозяйственных операций информации в первичном документе является конкретным проявлением несоответствия самой бухгалтерской отчетности объективной реальности. Если же начинать исследование с первичного документа, то за внешней видимостью его безупречной юридической формы нельзя увидеть заведомо ложных сведений, в нем содержащихся. В отдельности взятый документ не характеризует предмет посягательств, не образует состава преступления (правонарушения) и не свидетельствует о нарушении договорных обязательств.

Сопоставимость отражения предмета посягательств в учете и отчетности с объективной реальностью обеспечивается при сравнении результативных показателей отчетности с требованиями объективных экономических законов эквивалентного обмена продуктами свободной предпринимательской и другой экономической деятельности.

Основываясь на понятийном аппарате, приведенном в предыдущем параграфе, под эквивалентными затратами банка будем понимать вложения средств (активы), также характеризующие стоимость функционирующего капитала и ее приращения. Сюда относятся денежные средства в кассе и на корреспондентских счетах, выдача кредитов (средства в займе), вложения средств в операции с иностранной валютой и ценными бумагами для их перепродажи, расчеты с дебиторами, расходы будущих периодов, хозяйственные материалы, малоценные и быстроизнашивающиеся предметы, операционные расходы банка, расходы на содержание его аппарата управления.

В свою очередь, под безэквивалентными затратами в экономико-правовом анализе понимается денежный измеритель затрат, соответствующих стоимости эквивалентного обмена организации как продавца (получателя) с его покупателями (плательщиками) и не соответствующих стоимости эквивалентного обмена этих же организаций как покупателя (плательщика) с продавцами (получателями). Безэквивалентность затрат не связана непосредственно с получением дохода и тождественна непроизводительному и (или) конечному использованию капитала без приращения его стоимости. В этом же смысле сюда относятся инвестиции, отдача от которых значительно отдалена от времени производства затрат (к безэквивалентным затратам коммерческого банка относится размещение полученных средств в основные фонды, хозяйственный инвентарь, нематериальные активы, вложения средств в расчеты между учреждениями одного банка и межфилиальные расчеты, перечисления средств предприятиям, организациям и учреждениям для участия в их хозяйственной деятельности, отвлечение средств за счет прибыли (распределение или использование прибыли), а также убытки).

Таким образом, предмет посягательств выражается в стоимости результатов экономической деятельности организации (в т.ч. кредитной) как продавца (получателя) финансово-кредитных услуг, которая тождественна стоимости эквивалентных затрат покупателей (плательщиков) такого рода услуг. Поэтому стоимость результатов экономической деятельности организации, включая банки, рассчитывается в виде изменения валюты баланса, уменьшенной на изменение безэквивалентных затрат.

В рамках приводимой методики исследования используется экономический анализ баланса банка и иных бухгалтерских документов. Основной принцип аналитического изучения представленных документов — это дедуктивный метод, то есть от общего — к частному.

Пример определения стоимости результатов экономической деятельности для одного из коммерческих банков по итогам разных отчетных периодов. В юридической форме его баланса содержатся исходные данные, приведенные в табл. № 1.

Стоимость результатов экономической деятельности АКБ N за отчетный год:

В первом году:

-70.598 - (-8.659) - ( -3) - 998 - (-28) - (-54) - ( -294) - (-2.855) - 110 - (-43) - 361 - 3.325 = -63.456 тыс. руб.

Во втором году:

42.003 - (-4.221) - (-4.856) - 1.040 - (-639) - (-156) - 20 - 62 - (-2.850) - 5.419 - 596 - 43 - 830 - 8.538 = 38.191 тыс. руб.

С другой стороны, совокупность целей использования предмета посягательств выражается в стоимости использования результатов деятельности организации как продавца (получателя), которая складывается из совокупности эквивалентных и безэквивалентных затрат. Безэквивалентные затраты организации как продавца (получателя) тождественны эквивалентным затратам организации как покупателя (плательщика). Поэтому для коммерческого банка стоимость использования результатов деятельности рассчитывается как совокупные вложения средств в эквивалентные и безэквивалентные затраты, приведенные выше.

Продолжим пример исследования: в юридической форме баланса АКБ N содержатся исходные данные об увеличении активов, отражающем фактические затраты, приведенные в табл. № 2.

Стоимость использования результатов экономической деятельности АКБ N за отчетный год

В первом году:

96 + 998 (обязат. рез. в инвалюте) + 40.136 + 105 + 110 (основн. ср. кат. 2,3) + 361 (немат. акт.) + 150 + 3.325 (убытки) = 45.281 тыс. руб.

Во втором году:

1.502 + 21.181 + 1.040 (обязат. рез. в инвалюте) + 82.017 + 28 (акции банков-неризидентов) + 62 (акции дочер. и завис. организ.) + 722 + 5.419 (основн. ср. кат. 1) + 596 (основн. ср. кат. 2,3) + 43 (долгосрочн. арен. основн. сред.) + 830 (немат. акт.) + 834 + 67 + 8.538 (исполь. прибыли) = 122.879 тыс. руб.

Несоответствие документов фактическим обстоятельствам экономической деятельности кредитной организаций определяется сопоставлением сведений юридической формы отчетных бухгалтерских балансов о стоимости предмета посягательств со сведениями этих же балансов об использовании этой же стоимости предмета посягательств.

Таблица № 1

ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ В ФОРМЕ БАЛАНСА, тыс. руб.

 

Первый год

Второй год

Изменение валюты баланса за отчетный год

- 70.598

+ 42.003

Расчеты с филиалами в Российской Федерации

- 8.659

- 4.221

Обязательные резервы кредитных организаций, перечисленные в Банк России:

 

 

· в валюте РФ

- 3

- 4.221

· в инвалюте

+ 998

+ 1.040

Финансирование капитальных вложений за счет средств Минфина

нет

- 639

Акции банков и прочие акции, приобретенные для инвестирования

нет

- 156

Акции банков – нерезидентов и прочие акции нерезидентов, приобретенные для инвестирования

- 28

+ 20

Акции дочерних и зависимых организаций

- 54

+ 62

Средства, внесенные банком в уставные капиталы предприятий и организаций

- 294

- 2.850

Основные средства банка. Категория 1 – здания и сооружения, находящиеся в банке

- 2.855

+ 5.419

Основные средства категорий 2 и 3

+ 110

+ 596

Долгосрочно арендуемые основные средства в распоряжении банка

- 43

+ 43

Нематериальные активы

+ 361

+ 830

Убытки (финансовый результат)

3.325

 

Использование прибыли

 

8.538

Таблица № 2

ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ ОБ УВЕЛИЧЕНИИ АКТИВОВ, тыс. руб.

 

Первый год

Второй год

Денежные средства и драгоценные металлы

нет

+ 1.502

Вложения средств в межбанковские операции

 

 

Расчеты на организованном рынке ценных бумаг, счета участников РЦ ОРЦБ, депозиты и иные размещенные средства в кредитных организациях для расчета с использованием банковских карт

+ 96

 

Корреспондентские счета в банках – нерезидентах в свободно конвертируемой валюте, незавершенные расчеты банка

 

+ 21.181

Использование средств в операциях с клиентами (кредиты, предоставленные предприятиям и организациям, физическим лицам – предпринимателям, просроченные задолженность и проценты по кредитам, требования банка по прочим операциям и по получению процентов)

+ 40.136

+82.017

Расчеты с работниками банка по оплате труда и по подотчетным суммам, расчеты с прочими дебиторами

+ 105

нет

Расчеты с внебюджетными фондами по начислениям на заработную плату, расчеты с поставщиками, подрядчиками и покупателями

нет

+ 722

Материалы, малоценные и быстроизнашивающиеся предметы

нет

+ 834

Расходы будущих периодов по кредитным операциям

+ 150

+ 67

В приведенном примере это несоответствие выглядит следующим образом:

Несоответствие стоимости результатов и стоимости использования результатов экономической деятельности АКБ N.

В первом году:

-63.456 - 45.281 = -108.737 тыс. руб.

Во втором году:

38.191 - 122.879 = -84.688 тыс. руб.

Несоответствие между сведениями балансов об одной и той же стоимости результатов экономической деятельности рассматривается как отклонение отчетных от истинных балансов. Это отклонение адекватно несоответствию фактическим обстоятельствам экономической деятельности бухгалтерского учета и отчетности, а также подтверждающих их первичных распорядительных документов и договоров гражданско-правового характера.

Отклонения отчетного баланса в его юридической форме от истинного баланса эквивалентных взаимоотношений субъектов экономической деятельности между собой определяется в сумме превышения валюты истинного баланса над валютой отчетного баланса в его юридической форме (удвоенное — см. выше):

Превышение валюты истинного баланса над валютой отчетного баланса АКБ N.

В первом году:

- 108.737 - 108.737 = -217.474 тыс. руб.

Во втором году:

-84.688 - 84.688 = -169.376 тыс. руб.

Как видно из приведенных примеров, выявленное по данным бухгалтерского баланса несоответствие стоимости самих результатов экономической деятельности и стоимости использования этих же результатов приводится к объективному тождеству эквивалентного обмена услуг банка между ним самим и покупателями его услуг.

В данном случае превышение стоимости использования результатов над стоимостью самих результатов в юридической форме баланса рассматривается как уменьшение в отчетном балансе по сравнению с истинным стоимости пассивов в удвоенной сумме превышения (вместо увеличения пассива в юридической форме баланса отражено его уменьшение на сумму несоответствия).

Также по регистрам бухгалтерского учета, в частности, ежемесячным оборотным ведомостям по балансовым счетам, проверяются результаты исследования отчетных бухгалтерских балансов коммерческого банка. При этом изучаются сведения о движении средств в разрезе всех счетов бухгалтерского учета, на которых нашло отражение увеличение и уменьшение по отдельным статьям активов и пассивов отчетного баланса. Важно иметь в виду, что проверка результатов анализа отчетного баланса необходима и для выяснения характера причиненного ущерба в зависимости от истинного собственника похищенных у банка средств.

С этой целью проводится сопоставление увеличения и уменьшения пассивов с объективным тождеством стоимости результатов экономической деятельности и стоимости их использования. Логическое исследование сведений бухгалтерского учета в коммерческом банке проводится построением двух тождеств применительно к увеличению и уменьшению пассивов баланса.

Увеличение пассивов проверяется сопоставлением сведений бухгалтерского учета со следующим объективным тождеством:

увеличение пассивов, рассматриваемое в виде стоимости результатов экономической деятельности банка, тождественно увеличению активов, рассматриваемому как совокупность эквивалентных затрат покупателей услуг банка.

Уменьшение пассивов проверяется сопоставлением с другим объективным тождеством:

снижение пассивов, рассматриваемое в виде совокупности эквивалентных затрат покупателей услуг банка, тождественно увеличению активов, рассматриваемому в виде стоимости использования результатов экономической деятельности банка (как совокупности эквивалентных и безэквивалентных затрат продавца — самого банка).

Важно подчеркнуть, что метод экономико-правового анализа, используемый в судебной финансово-кредитной экспертизе, основан на сопоставлении сведений бухгалтерского учета с научно-обоснованным понятием эквивалентных затрат покупателей услуг банка. Такое сопоставление позволяет выявить ущерб, нанесенный разным собственникам денежных средств, проходящих через банки, независимо от конкретных способов искажения сведений бухгалтерского учета и в целом фальсификации бухгалтерских балансов.

Отраслевая специфика банка как финансово-кредитной организации предопределяет особенности продукта его деятельности. Так, стоимость этого продукта составляют не только проценты или комиссия, получаемые от покупателей услуг, но и так называемое "кредитное тело", то есть стоимость ресурсов, выделенных банком своим заемщикам во временное пользование. Стоимость эквивалентных затрат покупателей услуг банка, соответствующая особенностям продукта его деятельности, в этой части может быть определена различными приемами, например, по сумме уменьшения задолженности банку по кредитам или, наоборот, по сумме увеличения этой задолженности.

Как известно, выдача кредитов своим клиентам не затрагивает движение денежных средств на корреспондентских счетах банка и отражается в виде ссудной задолженности в активе его баланса. На этом этапе кредитная масса еще не имеет реальной стоимости. Соответственно возврат кредитов уменьшает пассивы в виде остатков денежных средств на счетах клиентов безотносительно к движению денежных средств на корреспондентских счетах банка. Тем самым платежные средства банка или кредитные деньги, выделенные заемщикам для предпринимательских нужд, наполняются реальным экономическим содержанием. В итоге возвращенная банку кредитная масса становится тождественной реальной стоимости. Поэтому возврат кредитов в неменьшей степени отражает стоимость предмета посягательств, чем выданные банком кредиты.

Исключение, по нашему мнению, составляют потребительские кредиты физическим лицам, так как гражданин – заемщик банка при получении кредитов не преследует цели получения дохода и не является субъектом предпринимательской деятельности. Соответственно потребительские кредиты не следовало бы включать в стоимость эквивалентных затрат покупателей услуг банка.

Однако в рамках исследования кредитных операций эксперту в области финансов и кредита следует уделить внимание таким аспектам, как отражение ссудных операций в бухгалтерском учете, в т.ч. обоснованности дебетовых и кредитовых оборотов по ссудным счетам, полноты начисления и правильности отражения по балансовым и внебалансовым счетам процентов за пользование кредитом, полноты отражения полученных процентов на счетах доходов, своевременности вынесения сумм на счета просроченных ссуд и процентов, полноты и своевременности отражения во внебалансовом учете сумм принятого обеспечения и открытых кредитных линий, проверке соблюдения очередности погашения задолженности по кредитам.

В процессе проверки соблюдения требований законодательства и нормативных документов по кредитованию следует уделить внимание качеству анализа финансового состояния заемщика (исследовать качественную и количественную сторону представленных им документов, соблюдение императивных норм права в отношении формы кредитных договоров, целевое использование кредитной массы).

Эксперт должен проверить порядок работы с просроченными ссудами (т.е. соблюдение порядка и обоснованности списания просроченной задолженности и безнадежной ко взысканию).

Наиболее фундаментальной проблемой в области современного кредитования является полнота и качество предоставленного обеспечения по выданным кредитам. Весьма часто банки сталкиваются с проблемами нереальности обеспечения или завышенной залоговой оценкой в силу неквалифицированности работников кредитной службы, а иногда и преступных деяний в виновной форме. Эксперт, изучая кредитные дела, должен с особой внимательностью отнестись к документам, содержащим сведения об обеспечении заемных отношений.

Не вдаваясь в нюансы банковских операций со вкладами и депозитами, можно отметить некоторые особенности депозитных операций банка, в которых вкладчики преследуют цель получения дохода на вложенные в банк средства. Представляется, что подобно кредитной массе, сумма вкладов и депозитов, равно как и их возврата, тоже отражает стоимость эквивалентных затрат покупателей услуг банка.

Наряду с полученными кредитами стоимости эквивалентных затрат покупателей услуг банка соответствуют остатки денежных средств в кассе и на корреспондентских счетах в соответствующей части, связанной с расчетно-кассовым обслуживанием клиентов и не связанной с другими операциями и расходами самого банка. Поэтому в процессе исследования разграничивается влияние клиентов и самого банка на движение денежных средств по его корреспондентским счетам и в кассе. Это разграничение достигается различными приемами, в зависимости от конкретного набора сведений о движении денежных средств по счетам клиентов, операциях, доходах и расходах банка. В любом случае обязательным условием и признаком верного вывода из исследования является соответствие выявленных анализом несоответствий бухгалтерского учета общей сумме ущерба, определенной по данным отчетного баланса.

Для иллюстрации сказанного дополним приведенные выше примеры проверкой результатов анализа балансов по размеру ущерба, причиненного АКБ N в разные отчетные периоды.

(A) Несоответствие сведений бухгалтерского учета АКБ N об увеличении пассивов объективному тождеству стоимости результатов экономической деятельности банка и стоимости эквивалентных затрат покупателей его услуг.

(1) увеличение пассивов, соответствующее стоимости результатов экономической деятельности АКБ N (соответственно по разделам капитала и фондов, межбанковских операций, операций с клиентами, операций с ценными бумагами, средств и имущества)

в первом году:

50 + 1.523 + 4.583 + 20.076 + 985 = 27.217 тыс. руб.

во втором году:

5.557 + 58.999 + 14 + 3.384 = 67.954 тыс. руб.

(2) увеличение активов, соответствующее и не соответствующее стоимости результатов экономической деятельности АКБ N

в первом году (соответственно по разделам межбанковских операций, операций с клиентами, средств и имущества, результатов деятельности):

1.094 + 40.136 + 726 + 3.325 = 45.281 тыс. руб.

во втором году (соответственно по разделам денежных средств и драгоценных металлов, межбанковских операций, операций с клиентами, операций с ценными бумагами, средств и имущества, результатов деятельности):

1.502 + 22.221 + 82.017 + 28 + 8.573 + 8.538 = 122.879 тыс. руб.

(3) увеличение активов, не соответствующее стоимости результатов экономической деятельности АКБ N

в первом году (соответственно обязательные резервы, основные средства, нематериальные активы, убытки):

+ 998 + 110 + 361 + 3.325 = 4.794 тыс. руб.

во втором году (соответственно незавершенные расчеты банка, потребительские кредиты физическим лицам, акции для инвестирования, акции дочерних и зависимых организаций, расчеты с внебюджетными фондами, расчеты с поставщиками, основные средства, материалы, обязательные резервы, расходы будущих периодов, использование прибыли)

7.000 + 1.956 + 28 + 62 + 3 + 719 + 6.888 + 834 + 1.040 + 67 + 8.538 = 27.135 тыс. руб.

(4) уменьшение активов, не соответствующее стоимости результатов экономической деятельности АКБ N

в первом году (соответственно денежные средства, корреспондентские счета банка, кредиты предприятиям, включая просроченную задолженность, кредиты физическим лицам, задолженность перед внебюджетными фондами, задолженность поставщикам, материалы, расходы будущих периодов):

-2.278 - 17.499 - 70.499 - 3.846 - 4 - 656 - 621 – 2 = -95.405 тыс. руб.

во втором году (соответственно корреспондентские счета банка, кредиты гражданам, просроченные проценты по кредитам, финансирование капитальных вложений за счет Минфина РФ, акции для инвестирования, средства в уставных капиталах других организаций, расчеты с бюджетом по налогам, расчеты с прочими дебиторами, расходы будущих периодов)

-24.071 - 416 - 41 - 639 - 164 - 2.850 - 23 - 1.179 - 8 = -29.391 тыс. руб.

- (5) увеличение активов, соответствующее стоимости результатов экономической деятельности АКБ N

в первом году не определялось

во втором году (соответственно денежные средства в кассе, корреспондентский счет "НОСТРО" в банке – нерезиденте, кредиты предприятиям, кредиты индивидуальным предпринимателям):

1.502 + 14.181 + 78.934 + 1.127 = 95.744 тыс. руб.

или

122.879 - 27.135 = 95.744 тыс. руб.

- (6) увеличение активов, тождественное стоимости эквивалентных затрат покупателей услуг АКБ N

в первом году (2) - (3) - (4):

45.281 - 4.794 - (-95.405) = 135.892 тыс. руб.

во втором году (5) — (4):

95.744 - (-29.391) = 125.135 тыс. руб.

(B) Несоответствие сведений бухгалтерского учета АКБ N об увеличении пассивов объективному тождеству стоимости результатов экономической деятельности банка и стоимости эквивалентных затрат покупателей его услуг.

в первом году (1) - (6):

27.217 - 135.892 = -108.675 тыс. руб.

во втором году (1) - (6):

67.954 - 125.135 = -57.181 тыс. руб.

В соответствии с понятием эквивалентных затрат покупателей услуг банка в конкретных условиях их стоимость определяется по-разному, в зависимости от экономического содержания имеющихся в бухгалтерском учете сведений.

Для проверки результатов анализа отчетных балансов следует продолжить исследование определением несоответствия данных бухгалтерского учета другому объективному тождеству.

(C) Несоответствие сведений бухгалтерского учета АКБ N об уменьшении пассивов объективному тождеству стоимости использования результатов экономической деятельности банка и стоимости эквивалентных затрат покупателей его услуг.

(8) уменьшение пассивов, соответствующее и не соответствующее стоимости использования результатов экономической деятельности АКБ N (соответственно по разделам капитала и фондов, межбанковских операций, операций с клиентами, операций с ценными бумагами, средств и имущества):

в первом году:

- 1.307 - 8.659 - 78.037 -14 - 1.260 = -89.277 тыс. руб.

во втором году:

- 92 - 4.509 - 25.789 - 973 - 58 = -31.421 тыс. руб.

(9) уменьшение пассивов, не соответствующее стоимости использования результатов экономической деятельности АКБ N:

в первом году (соответственно уставный капитал за счет обыкновенных акций, стоимость имущества при переоценке, расчеты с филиалами в РФ, депозиты негосударственных некоммерческих организаций и физических лиц, резервы под возможные потери, суммы на корреспондентских счетах до выяснения, обязательства по прочим операциям, прочие акции нерезидентов, резервы под обесценение ценных бумаг, расчеты по налогам, расчеты с участниками банка по дивидендам, расчеты с прочими кредиторами, амортизация основных средств, арендные обязательства, амортизация малоценных и быстроизнашивающихся предметов):

- 50 - 1.257 - 8.659 - 1.336 - 6.467 - 14 - 5.263 - 14 - 31 - 990 - 20 - 12 - 51 - 33 - 123 = -24.320 тыс. руб.

во втором году (соответственно уставный капитал за счет обыкновенных акций, расчеты с филиалами в РФ, резервы под возможные потери, финансирование капитальных вложений за счет Минфина РФ, обязательства по аккредитивам, суммы на корреспондентских счетах до выяснения, резервы под обесценение ценных бумаг, расчеты по налогам, доходы будущих периодов)

- 92 - 4.221 - 3.340 - 640 - 1.519 - 501 - 78 - 8 - 50 = -10.449 тыс. руб.

(10) уменьшение пассивов, соответствующее стоимости использования результатов экономической деятельности:

в первом году (соответственно средства бюджетов, фонды социальной поддержки, расчетные счета предприятий и организаций):

- 2.021 - 1 - 62.935 = -64.957 тыс. руб.

или

- 89.277 - (- 24.320) = -64.957 тыс. руб.

во втором году (соответственно корреспондентские счета "ЛОРО" банков – корреспондентов, средства бюджетов, фонды социальной поддержки, расчетные счета предприятий и организаций, депозиты, выпущенные векселя):

-112 - 11.726 - 63 - 2.339 - 5.837 - 895 = 20.972 тыс. руб.

или

- 31.421 - (-10.449) = -20.972 тыс. руб.

(11) уменьшение пассивов, соответствующее стоимости и не соответствующее стоимости использования результатов экономической деятельности:

в первом году (соответственно депозиты физических лиц, расчеты по дивидендам с участниками банка, амортизация основных средств, арендные обязательства)

-1.335 - 20 - 51 - 33 = -1.439 тыс. руб.

во втором году не определялось

- (12) уменьшение активов, не соответствующее стоимости использования результатов экономической деятельности

в первом году (здесь не определялось, учтено в расчетах по первому тождеству)

во втором году (соответственно просроченная задолженность по кредитам, предоставленным банкам, кредиты, предоставленные предприятиям и организациям, а также физическим лицам – предпринимателям, просроченная задолженность по кредитам негосударственным коммерческим предприятиям и организациям):

- 176 - 28.427 - 3.053 = - 31.656 тыс. руб.

(13) уменьшение пассивов, тождественное стоимости эквивалентных затрат покупателей услуг банка

в первом году (10) — (11):

- 64.957 - (- 1.439) = -63.518 тыс. руб.

во втором году (10) — (12):

- 20.972 - (-31.656) = 10.684 тыс. руб.

(D) Несоответствие сведений бухгалтерского учета АКБ N об уменьшении пассивов объективному тождеству стоимости использования результатов экономической деятельности банка и стоимости эквивалентных затрат покупателей его услуг.

в первом году (13) — (2):

- 63.518 - 45.281 = -108.799 тыс. руб.

во втором году (13) — (2):

10.684 - 122.879 = -112.195 тыс. руб.

После логической проверки достоверности сведений бухгалтерского учета о движении пассивов коммерческого банка применительно к двум объективным тождествам проводится сопоставление выявленных несоответствий с общим размером ущерба банку, который определяется по сведениям отчетного баланса.

Общий размер ущерба банку, определенный по отчетным балансам, как показано выше, составил:

в первом году -217.474 тыс. руб.

во втором году -169.376 тыс. руб.

Суммируем выявленные несоответствия после изучения сведений бухгалтерского учета и сравниваем их с общим размером ущерба, определенного по отчетному балансу:

в первом году (B) - (D):

-108.675 - 108.799 = -217.474 тыс. руб.

во втором году (B) - (D):

- 57.181 - 112.195 = -169.376 тыс. руб.

Характер и размер ущерба от правонарушения по своему экономическому смыслу соответствуют экономическим последствиям данного деяния, рассматриваемым в причинно-следственной связи недостоверности документов с использованием результатов деятельности в противоречии с экономическими интересами государства, клиентов, вкладчиков, самих банков и их работников, кредиторов банка.

Совокупность экономических последствий сводится к суммарному выражению в стоимости результатов деятельности банка несоответствия документов, имеющих юридическое значение для судебной защиты имущественных прав и являющихся объектами исследования, фактическим обстоятельствам экономической деятельности. Так, в приведенном примере совокупность экономических последствий соответствует общему размеру причиненного банку ущерба.

Последствия экономического правонарушения для конкретных собственников, включая государство, определяются в соответствии с отражением в исследованных документах сочетания экономических интересов государства с интересами субъектов экономической деятельности. В зависимости от конкретных обстоятельств в состав причиненного банку ущерба могут входить средства клиентов и вкладчиков, реальные вложения в уставный капитал и специальные фонды банка, непогашенные обязательства по оплате труда, перед государством, кредиторами и акционерами по дивидендам, а также нераспределенная прибыль истинных собственников и акционеров. Последняя в связи с правонарушением не находит прямого отражения в бухгалтерском учете и отчетности.

Ущерб, причиненный государству, определяется в части безвозмездного изъятия бюджетных средств и в сумме причитающихся с части доходов банка налогов и обязательных платежей в государственные внебюджетные фонды.

Посмотрим, как сложился характер ущерба банку в приведенных выше примерах. Используя результаты экономико-правового анализа сведений бухгалтерского учета, можно сделать следующие выводы о характере причиненного ущерба. Так, приведение активов баланса банка к объективному тождеству со стоимостью эквивалентных затрат покупателей его услуг позволило определить размер ущерба, причиненного правонарушениями клиентам банка. Этот размер соответствует превышению стоимости эквивалентных затрат покупателей услуг банка над суммой увеличения пассивов, отраженной в бухгалтерском учете и отчетности нашего банка:

в первом году: 108.675 тыс. руб.

во втором году: 57.181 тыс. руб.

Экономический смысл выявленного ущерба заключается в том, что принадлежащие клиентам денежные средства использованы не в интересах самих клиентов, причем клиенты введены в заблуждение по поводу истинных целей использования этих средств. Поскольку тем самым денежные средства, принадлежащие клиентам, безвозмездно отчуждены от истинного собственника, можно говорить о признаках правонарушения (преступления) по отношению к самим клиентам. В этом случае в субъектный состав преступления войдут лица, уполномоченные распоряжаться денежными средствами от имени их собственника, включая руководящих работников банка в роли отдельных соучастников преступления.

По результатам экономико-правового анализа можно определить ущерб, причиненный вкладчикам банка, которому соответствуют поступившие в банк депозиты в исследованном периоде.

Так, в вышеприведенном примере, согласно содержащимся в пассиве баланса сведениям бухгалтерского учета, в банк поступили депозиты физических лиц, предприятий и организаций:

  • в первом году: 2.677 тыс. руб.

  • во втором году: 1.533 тыс. руб.

Поскольку в предмет посягательств входят реальные поступления денежных средств в уставный капитал и специальные фонды банка, ущерб самому банку, равно как и его участникам, причиняется и в этой части. В частности, в примере во втором году имело место изъятие средств уставного капитала акционерных банков, сформированного за счет обыкновенных акций, принадлежащих негосударственным организациям, в сумме 92 тыс. руб., а также средств резервного фонда в сумме 440 тыс. руб.

В этом случае использование во втором году доходов от экономической деятельности АКБ N не в интересах самого банка и государства составило:

169.376 - 57.181 - 1.533 - 92 - 440 =110.130 тыс. руб.

Доходам и привлеченным средствам банка, отчужденным у него средствами интеллектуального обмана, соответствует непогашенная банком кредиторская задолженность. Тем самым причиненный банку ущерб распространяется и на его кредиторов. Увеличение этой задолженности находит отражение в разных разделах пассива бухгалтерского баланса, включая разделы "Межбанковские операции", "Операции с клиентами", "Операции с ценными бумагами", "Средства и имущество". Согласно сведениям бухгалтерского учета, в нашем примере кредиторам банка, включая держателей выпущенных им векселей, причинен ущерб:

в первом году (соответственно расчеты участников расчетного центра на Организованном рынке ценных бумаг (ОРЦБ) по итогам операций на ОРЦБ, кредиты, полученные от банков-нерезидентов в порядке расчетов по корреспондентскому счету "овердрафт", выпущенные векселя и банковские акцепты):

1.516 + 7 + 20.076 = 21.599 тыс. руб.

во втором году (соответственно обязательства банка по прочим обязательствам, расчеты с прочими кредиторами, арендные обязательства):

5.236 + 4 + 33 = 5.273 тыс. руб.

Не менее значимые последствия посягательств на аккумулируемые банком ресурсы имеют место для государства. Прежде всего, государству причиняется ущерб прямым изъятием средств бюджетов, хранящихся в банке. Так, в нашем примере у банка были похищены поступившие к нему средства бюджетов субъектов РФ, включая выделенные государственным предприятиям, в первом исследованном периоде в сумме 213 тыс. руб.

Аналогичные последствия для государства наступают, если в связи с преступлением государству не уплачены начисленные налоги и обязательные платежи в государственные внебюджетные фонды. Такого рода ущерб государству имел место во втором исследованном периоде в сумме 2.197 тыс. руб. по действующим в исследуемый период ставкам.

Наряду со сведениями бухгалтерского учета о неуплаченных налогах, экономические потери государства от неполученных налогов устанавливаются логическим анализом сохранности объектов налогообложения как составной части стоимости предмета преступных посягательств. При расчете потерь государства от неполученных налогов применяются действовавшие в исследуемом периоде ставки налогов в соответствии с действующим налоговым законодательством.

Поскольку предметом исследования документов, предоставляющих право на судебную защиту экономических интересов, является отчуждение средствами интеллектуального обмана чужой работников, предприятий, их кредиторов, а также истинных собственников и государства в причинно-следственной связи с несоответствием содержания документов фактическим обстоятельствам экономической деятельности предприятий и организаций. Поэтому при расчете налогов во внимание не принимаются льготы, установленные налоговым законодательством.

Несоответствие предмета договоров гражданско-правового характера фактическим обстоятельствам предпринимательской деятельности устанавливается исходя из несоответствия данных исследуемых балансов истинным балансам банков и других организаций, а также исходя из несоответствия сведений первичных распорядительных документов истинному содержанию хозяйственных операций (интеллектуальный подлог).

Довершает общую картину процесса исследования определение перечня отчетных и первичных распорядительных документов, содержащих заведомо ложные сведения с целью сокрытия причиненного правонарушением ущерба и одновременно создания видимости законных действий.

В приведенном примере перечень этих документов весьма внушителен и точно соответствует размеру причиненного ущерба. Имеются в виду договоры гражданско-правового характера и первичные документы, которые являются юридическим основанием записей в бухгалтерском учете и отчетности.

Так, заведомо ложные сведения содержат документы:

подтверждающие уменьшение задолженности по кредитам:

-7.450 - 176 - 862 - 66 - 1.611 - 6.890 - 6.830 - 11.885 - 50 - 230 - 3.053 = -39.103 тыс. руб.

подтверждающие уменьшение остатков на корреспондентских счетах в Банке России и в банках-корреспондентах, уменьшение дебиторской задолженности по расчетам с прочими дебиторами и требований банка по прочим операциям, уменьшение вложений в акции и уставные капиталы, уменьшение просроченных процентов по кредитам:

-22.574 - 1.497 - 1.179 - 232 - 150 - 2.850 - 26 = -28.508 тыс. руб.

подтверждающие уменьшение дебиторской и кредиторской задолженности по расчетам с филиалами:

-4.221 - 4.221 = -8.442 тыс. руб.

подтверждающие уменьшение остатка наличных денег в кассе:

1.502 - (-334 - 82) - (641 + 182 + 494 + 36 + 603) = -38 тыс. руб.

подтверждающие увеличение остатка незавершенных расчетов, увеличение остатка денежных средств на корреспондентских счетах в банках – нерезидентах в СКВ, увеличение вложений в акции, расходы будущих периодов и расчеты с поставщиками, подрядчиками и покупателями:

7.000 + 14.181 + 28 + 62 + 67 + 719 = 22.057 тыс. руб.

подтверждающие уменьшение остатка резервов под возможные потери по просроченным, потребительским, предоставленным межбанковским кредитам, под возможное обесценение акций банка и прочих акций, уменьшение остатка выпущенных (погашение) выпущенных векселей и банковских акцептов, уменьшение уставного капитала, сформированного за счет обыкновенных акций, принадлежащих государственным предприятиям и организациям и физическим лицам, уменьшение доходов будущих периодов по кредитным операциям, уменьшение обязательств по аккредитивам по иностранным операциям, уменьшение сумм, поступивших на корреспондентские счета до выяснения:

-3.068 - 3 - 75 - 745 - 49 - 101 - 176 - 4 - 88 - 41 - 96 - 1.519 - 501 = 466 тыс. руб.

подтверждающие увеличение остатка денежных средств на расчетных счетах клиентов, соответствующих возврату выданных клиентам ссуд, увеличение резервов под возможные потери по кредитам, предоставленным негосударственным коммерческим предприятиям и организациям, резервов под обесценение прочих акций нерезидентов и резервов под возможное обесценение участия в дочерних и зависимых акционерных обществах, начисленную амортизацию основных средств категории 2 в банке, износ основных средств категории 3 в банке, амортизацию нематериальных активов и амортизацию малоценных и быстроизнашивающихся предметов:

24.587 (- 862 - 66 - 1.611 - 6.830 - 11.885 - 50 - 230 - 3.053) + 7.354 + 14 + 31 + 187 + 375 = 32.548 тыс. руб.

Итого:

39.103 + 28.508 + 8.442 + 38 + 22.057 + 6.466 + 32.548 = 137.162 тыс. руб.

Внешние признаки недоброкачественности документа при материальном подлоге многообразны и не укладываются в какие-либо ограничительные рамки. Тем не менее, можно указать ряд общих признаков, выявленных практикой экспертной работы, которые могут вызвать злоупотребления:

  • документы без реквизитов или с не полностью заполненными реквизитами: отсутствие номера и даты документа, каких-либо наименований, подписей и т.д. Отсутствие номера и даты может означать повторное использование ранее проведенного в учете старого документа. Не указанные в документе адреса организаций или лиц могут означать подложный характер счетов, актов, нарядов и т.д., составление их от имени вымышленных лиц или организаций; попытка проверить отсутствующий на счете адрес приводит во многих случаях к выявлению вымышленного лица или организации либо помогает установить отсутствие их в данный момент. Отсутствие подписи распорядителя кредитов на отдельных документах может означать нарушение или злоупотребление со стороны счетных работников; такими же причинами вызывается подписание документа лицом, который не имеет права первой подписи.

  • В перечисленных случаях нельзя ограничиваться общим замечанием о плохом оформлении документов. По фактам нарушения соответствующих правил следует проводить тщательную проверку с применением дополнительных приемов и видов экспертиз;

  • документы, оформленные не на бланке, без печати или с неявной печатью. Они должны проверяться непосредственно в той организации, от которой исходят. Особенно это относится к доверенностям, счетам, квитанциям и др.;

  • случаи подчистки, изменения цифр (номеров, дат, сумм), следы прежней подшивки документа или внешний вид, свидетельствующий о давности документа. Это должно вызывать настороженность, так как может означать повторное незаконное использование документа;

  • взаимное несоответствие отдельных реквизитов: углового штампа и круглой печати, номера и даты документа (большой номер в начале года или, наоборот, малый номер в конце года), внутренние противоречия в содержании документа. Хозяйственная жизнь и реально оформленный документ имеют свою определенную логику, которая в действительности обеспечивается автоматически; в подлоге же внутренняя логичность документа требует особой находчивости со стороны правонарушителя. Малейшее упущение с его стороны влечет за собой противоречия, которые надо уметь выявлять. К таким же случаям нарушения логичности документа относится использование странных, малоправдоподобных фамилий, искаженных подписей и т.д.;

  • опыт экспертной работы показывает, что во многих случаях лицам, фабрикующим подложные документы, недостает изобретательности в смысле необходимого разнообразия сведений для заполнения реквизитов; одни и те же данные повторяются в разных документах: номера документов, адреса, даты, фамилии и т.п. Подобные случаи необходимо немедленно брать на учет для проверки;

  • в подложных документах часто обнаруживаются излишества в оформлении: большое количество виз, резолюций, подписей, не вызываемых необходимостью и требованиями нормативных документов. Лицо, совершающее подлог, стремится прикрыть внутреннюю несостоятельность документа внешними признаками законности и обоснованности;

  • обстоятельством, сопутствующим подлогу, является отсутствие должных приложений: первичных документов — при сводном документе, оснований для расчета — при соответствующей расчетной ведомости и т.д. Отсутствие приложений может свидетельствовать о двух возможных явлениях: либо документов вовсе не было и, следовательно, сводная ведомость была составлена без должного основания, либо подлинные документы изъяты, повторно использованы и находятся при другом ордере. Особенно распространены случаи, когда приложения приведены не полностью. Такие случаи могут остаться невыявленными, если эксперт пренебрег простой арифметической проверкой;

  • в различных документах, представленных одним и тем же лицом, но якобы исходивших от разных лиц и организаций, обнаруживается один и тот же почерк и схожие подписи. В расчетно-платежной ведомости, где перечислены разные лица, имеются сходные подписи, которые, как показывает опрос этих лиц, являются фиктивными и учинены кассиром, присвоившим соответствующие суммы. Позже это может быть подтверждено графологической экспертизой.

2.3.4. Вывод

Из вышесказанного следует, что метод определения характера и размера причиненного ущерба по документам бухгалтерского учета и отчетности коммерческого банка включает в себя комплексный анализ с целью выявления интеллектуального и материального подлога для познания правовой природы экономического правонарушения (преступления) и может служить для документального подтверждения умышленной формы вины в совершенных деяниях, определения его экономических последствий по следам на документах.



НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Наименование раздела

Статьи, регулирующие судебно-экспертную деятельность

Федеральный конституционный закон Российской Федерации "О Конституционном Суде Российской Федерации"

Раздел второй. Общие правила производства в Конституционном Суде Российской Федерации

Глава 4. Принципы конституционного судопроизводства

Статья 32. Устность разбирательства
Статья 35. Состязательность и равноправие сторон

Глава 7. Общие правила рассмотрения дел в Конституционном Суде Российской Федерации

Статья 49. Подготовка дела к слушанию
Статья 50. Требования Конституционного Суда Российской Федерации
Статья 52. Участники процесса
Статья 54 . Открытые заседания
Статья 55. Закрытое заседание
Статья 57. Распорядок заседания
Статья 58. Председательствующий в заседании
Статья 60. Порядок исследования вопросов
Статья 61. Отложение заседания
Статья 62. Объяснения сторон
Статья 63. Заключение эксперта
Статья 69. Окончание слушания дела
Статья 70. Совещание судей по принятию итогового решения

Глава 8. Решения Конституционного Суда Российской Федерации

Статья 71. Виды решений
Статья 74. Требования, предъявляемые к решениям
Статья 77. Провозглашение решения

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР

Раздел 1. Общие положения

Глава 1. Основные положения

Статья 2. Задачи уголовного судопроизводства
Статья 5. Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу
Статья 15. Состав суда при рассмотрении уголовных дел и коллегиальность в осуществлении правосудия
Статья 18. Гласность судебного разбирательства
Статья 20. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела
Статья 21. Выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления
Статья 23. Отвод судьи, прокурора и других участников процесса
Статья 34. Разъяснение некоторых наименований, содержащихся в настоящем Кодексе

Глава 2. Подсудность

Статья 35. Уголовные дела, подсудные районному (городскому) народному суду

Глава 4. Обстоятельства, исключающие возможность участия в судопроизводстве. Отводы

Статья 59. Обстоятельства, устраняющие судью от участия в рассмотрении уголовного дела
Статья 67. Отвод эксперта
Статья 67.1. Обстоятельства, исключающие участие в деле адвоката, представителя общественной организации в качестве защитника или представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика

Глава 5. Доказательства

Статья 68. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу
Статья 69. Доказательства
Статья 70. Собирание доказательств
Статья 71. Оценка доказательств
Статья 73. Обязанности свидетеля
Статья 78. Экспертиза
Статья 79. Обязательное проведение экспертизы
Статья 80. Заключение эксперта
Статья 81. Дополнительная и повторная экспертиза
Статья 82. Обязанности и права эксперта

Глава 6. Меры пресечения

Статья 89. Применение мер пресечения

Глава 7. Протоколы, сроки и судебные издержки

Статья 105. Судебные издержки
Статья 106. Возмещение свидетелям, потерпевшим, экспертам, специалистам, переводчикам, понятым понесенных расходов

Раздел 2. Возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное следствие

Глава 9. Дознание

Статья 117. Органы дознания
Статья 118. Обязанности органов дознания
Статья 119. Деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно
Статья 120. Деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно

Глава 15. Осмотр и освидетельствование

Статья 181. Освидетельствование

Глава 16. Производство экспертизы

Статья 184. Порядок назначения экспертизы
Статья 185. Права обвиняемого при назначении и производстве экспертизы
Статья 186. Получение образцов для сравнительного исследования
Статья 187. Производство экспертизы в экспертном учреждении
Статья 188. Помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение
Статья 189. Производство экспертизы вне экспертного учреждения
Статья 190. Присутствие следователя при производстве экспертизы
Статья 191. Содержание заключения эксперта
Статья 192. Допрос эксперта
Статья 193. Предъявление обвиняемому заключения эксперта
Статья 194. Порядок назначения и производства дополнительной и повторной экспертизы

Глава 17. Приостановление и окончание предварительного следствия

Статья 199. Окончание предварительного следствия
Статья 204. Ходатайства обвиняемого и его защитника о дополнении предварительного следствия
Статья 205. Обвинительное заключение
Статья 208. Основания к прекращению уголовного дела

Глава 28. Рассмотрение дел по кассационной жалобе и протесту

Статья 343. Односторонность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия

Раздел 6. Пересмотр приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу

Глава 31. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам

Статья 384. Основания возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам
Статья 386. Возбуждение производства по вновь открывшимся обстоятельствам

Раздел 8. Производство по применению принудительных мер медицинского характера

Глава 33. Производство по применению принудительных мер медицинского характера

Статья 404. Порядок предварительного следствия
Статья 406. Окончание предварительного следствия
Статья 407. Подготовительные действия к судебному заседанию
Статья 408. Судебное разбирательство по уголовному делу

Раздел 10. Производство в суде присяжных

Глава 35. Общие положения

Статья 420. Порядок производства по делам, рассматриваемым судом присяжных

Глава 37. Особенности разбирательства дела судом присяжных

Статья 437. Права и обязанности присяжного заседателя
Статья 445. Недопустимость незаконного воздействия на присяжного заседателя
Статья 446. Особенности судебного следствия в суде присяжных
Статья 449. Вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей
Статья 461. Виды решений, принимаемых судьей

Раздел 11. Производство у мирового судьи

Глава 40. Производство по делам, подсудным мировому судье

Статья 467. Уголовные дела, подсудные мировому судье
Статья 471. Полномочия мирового судьи по поступившему уголовному делу
Статья 473. Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании
Статья 475. Сокращенное судебное следствие
Статья 476. Приговор мирового судьи

Раздел 12. Пересмотр приговоров и постановлений мирового судьи, не вступивших в законную силу

Глава 41. Апелляционное обжалование и опротестование судебных решений, не вступивших в судебную силу

Статья 479. Суд, рассматривающий жалобы и протесты на не вступившие в законную силу приговоры мирового судьи и его постановления о прекращении дела
Статья 484. Извещение о поданных жалобах и принесенных протестах

Глава 42. Рассмотрение дел по апелляционным жалобам и протестам

Статья 488. Состав суда апелляционной инстанции
Статья 490. Назначение заседания суда апелляционной инстанции
Статья 491. Порядок производства в суде апелляционной инстанции
Статья 492. Судебное следствие в суде апелляционной инстанции
Статья 494. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции

Кодекс РСФСР об административных правонарушениях

Раздел 4. Производство по делам об административных правонарушениях

Глава 17. Основные положения

Статья 225. Задачи производства по делам об административных правонарушениях
Статья 226. Порядок производства по делам об административных правонарушениях
Статья 231. Доказательства
Статья 232. Оценка доказательств
Статья 233. Передача материалов прокурору, органу предварительного следствия или дознания

Глава 18. Протокол об административном правонарушении

Статья 234. Протокол (постановление) об административном правонарушении
Статья 235. Содержание протокола (постановления) об административном правонарушении
Статья 236. Направление протокола (постановления)

Глава 20. Лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении

Статья 252. Эксперт
Статья 254. Суммы, подлежащие выплате потерпевшим, свидетелям, экспертам и переводчикам

Глава 21. Рассмотрение дел об административных правонарушениях

Статья 258. Порядок рассмотрения дела об административном правонарушении
Статья 260. Протокол заседания коллегиального органа
Статья 261. Постановление по делу об административном правонарушении
Статья 262. Виды постановлений

Глава 22. Обжалование и опротестование постановления по делу об административном правонарушении

Статья 266. Право обжалования постановления по делу об административном правонарушении
Статья 272. Рассмотрение жалобы и протеста на постановление по делу об административном правонарушении

Таможенный кодекс Российской Федерации

Раздел 1. Общие положения

Глава 2. Организация таможенного дела

Статья 8. Таможенные органы Российской Федерации
Статья 9. Таможенные лаборатории, научно-исследовательские учреждения и учебные заведения, предприятия и организации, подведомственные Государственному таможенному комитету Российской Федерации
Статья 10. Основные функции таможенных органов Российской Федерации

Раздел 5. Таможенный контроль

Глава 27. Общие положения

Статья 183. Привлечение специалистов и экспертов для оказания содействия в проведении таможенного контроля
Статья 186. Проверка финансово-хозяйственной деятельности

Раздел 10. Нарушения таможенных правил и ответственность за эти нарушения. Производство по делам о нарушениях таможенных правил и их рассмотрение

Глава 38. Общие положения

Статья 230. Нарушение таможенных правил
Статья 240. Освобождение от ответственности за нарушение таможенных правил

Глава 40. Общие условия производства по делам о нарушениях таможенных правил и их рассмотрения

Статья 289. Ведение производства по делам о нарушениях таможенных правил и порядок их рассмотрения
Статья 290. Должностные лица таможенных органов Российской Федерации, правомочные вести производство по делу о нарушении таможенных правил
Статья 299. Протокол о нарушении таможенных правил
Статья 303. Недопустимость оглашения материалов по делу о нарушении таможенных правил

Глава 41. Лица, участвующие в производстве по делу о нарушении таможенных правил и в его рассмотрении, их права и обязанности

Статья 307. Участие в производстве по делу о нарушении таможенных правил или в его рассмотрении лица, не проживающего и не находящегося на территории Российской Федерации
Статья 311. Участие эксперта

Глава 42. Обстоятельства, исключающие возможность участия в производстве по делу о нарушении таможенных правил или в его рассмотрении. Отводы

Статья 316. Обстоятельства, исключающие возможность ведения производства по делу о нарушении таможенных правил и его рассмотрения должностным лицом таможенного органа Российской Федерации
Статья 318. Обстоятельства, исключающие возможность участия в производстве по делу о нарушении таможенных правил и в его рассмотрении эксперта, ревизора, специалиста
Статья 319. Отводы лиц, не могущих участвовать в производстве по делу о нарушении таможенных правил или в его рассмотрении

Глава 43. Доказательства по делу о нарушении таможенных правил

Статья 321. Доказательства по делу о нарушении таможенных правил
Статья 322. Оценка доказательств
Статья 326. Экспертиза, заключение эксперта

Глава 45. Порядок производства конкретных процессуальных действий

Статья 339. Оценка изъятых товаров, транспортных средств и иных предметов
Статья 346. Порядок назначения экспертизы
Статья 347. Взятие проб и образцов для проведения экспертизы
Статья 348. Права лица, привлекаемого к ответственности за нарушение таможенных правил, а также его адвоката и представителя при назначении экспертизы
Статья 349. Общие требования, предъявляемые к протоколу, составленному при производстве по делу о нарушении таможенных правил

Глава 46. Издержки по делу о нарушении таможенных правил

Статья 353. Издержки по делу о нарушении таможенных правил
Статья 354. Выплата сумм, причитающихся свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам и понятым
Статья 355. Возмещение издержек по делу о нарушении таможенных правил

Глава 48. Рассмотрение дела о нарушении таможенных правил

Статья 362. Рассмотрение дела о нарушении таможенных правил
Статья 365. Постановление таможенного органа Российской Федерации по делу о нарушении таможенных правил

Глава 49. Обжалование постановления таможенного органа РФ по делу о нарушении таможенных правил

Статья 370. Обжалование постановления таможенного органа Российской Федерации о наложении взыскания физическим лицом и должностным лицом

Глава 63. Административные правонарушения, посягающие на нормальную деятельность таможенных органов РФ, ответственность за такие правонарушения, производство по делам о них и рассмотрение этих дел

Статья 438. Оскорбление должностного лица таможенного органа Российской Федерации, лиц, участвующих в проведении таможенного контроля, производстве таможенного оформления, а также в производстве по делу о нарушении таможенных правил или в его рассмотрении, а равно понятых
Статья 439. Угроза совершения насильственных действий в отношении должностного лица таможенного органа Российской Федерации, лиц, участвующих в проведении таможенного контроля, производстве таможенного оформления, а также в производстве по делу о нарушении таможенных правил или в его рассмотрении, а равно понятых
Статья 444. Отказ или уклонение эксперта от дачи заключения, переводчика — от участия в производстве по делу о нарушении таможенных правил или его рассмотрении, а специалиста, кроме того, — и от участия в проведении таможенного контроля или производстве таможенного оформления
Статья 445. Отказ или уклонение должностного лица предприятия, учреждения, организации от выполнения постановления или поручения о проведении экспертизы либо требования о вызове специалиста или переводчика
Статья 450. Потерпевший и его права
Статья 451. Особенности производства по делу об административном правонарушении, посягающем на нормальную деятельность таможенных органов Российской Федерации

Налоговый кодекс РФ, часть 1

Раздел 3. Налоговые органы. Таможенные органы. Органы государственных внебюджетных фондов, органы налоговой полиции. Ответственность налоговых органов, таможенных органов, органов государственных внебюджетных фондов, органов налоговой полиции, их должностных лиц

Глава 5. Налоговые органы. Таможенные органы. Органы государственных внебюджетных фондов. Ответственность налоговых органов, таможенных органов, органов государственных внебюджетных фондов, их должностных лиц

Статья 30. Налоговые органы в Российской Федерации
Статья 31. Права налоговых органов

Глава 6. Органы налоговой полиции

Статья 36. Полномочия органов Федеральной службы налоговой полиции

Раздел 5. Налоговая декларация и налоговый контроль

Глава 14. Налоговый контроль

Статья 82. Формы проведения налогового контроля
Статья 87. Налоговые проверки
Статья 87.1. Налоговые проверки, проводимые таможенными органами
Статья 95. Экспертиза
Статья 99. Общие требования, предъявляемые к протоколу, составленному при производстве действий по осуществлению налогового контроля
Статья 100. Оформление результатов выездной налоговой проверки
Статья 101. Производство по делу о налоговом правонарушении, совершенном налогоплательщиком, плательщиком сбора или налоговым агентом (вынесение решения по результатам рассмотрения материалов проверки)
Статья 101.1. Производство по делу о предусмотренных настоящим Кодексом нарушениях законодательства о налогах и сборах, совершенных лицами, не являющимися налогоплательщиками, плательщиками сбора или налоговыми агентами
Статья 102. Налоговая тайна
Статья 104. Исковое заявление о взыскании налоговой санкции
Статья 105. Рассмотрение дел и исполнение решений о взыскании налоговых санкций

Раздел 6. Налоговые правонарушения и ответственность за их совершение

Глава 15. Общие положения об ответственности за совершение налоговых правонарушений

Статья 106. Понятие налогового правонарушения
Статья 114. Налоговые санкции

Глава 16. Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение

Статья 129. Отказ эксперта, переводчика или специалиста от участия в проведении налоговой проверки, дача заведомо ложного заключения или осуществление заведомо ложного перевода

Глава 17. Издержки, связанные с осуществлением налогового контроля

Статья 130. Состав издержек, связанных с осуществлением налогового контроля
Статья 131. Выплата сумм, причитающихся свидетелям, переводчикам, специалистам, экспертам и понятым

Раздел 7. Обжалование актов налоговых органов и действий или бездействия их должностных лиц

Глава 19. Порядок обжалования актов налоговых органов и действий или бездействия их должностных лиц

Статья 138. Порядок обжалования

Арбитражный процессуальный кодекс РФ

Раздел 1. Общие положения

Глава 2. Состав арбитражного суда

Статья 14. Состав арбитражного суда
Статья 16. Отвод судьи
Статья 17. Отвод эксперта и переводчика
Статья 19. Заявление о самоотводе и об отводе
Статья 20. Порядок разрешения заявленного отвода

Глава 3. Подведомственность и подсудность

Статья 22. Подведомственность дел
Статья 23. Передача споров на разрешение третейского суда

Глава 4. Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса

Статья 43. Иные участники арбитражного процесса
Статья 45. Эксперт

Глава 6. Доказательства

Статья 52. Понятие и виды доказательств
Статья 53. Обязанность доказывания
Статья 55. Осмотр и исследование доказательств в месте их нахождения
Статья 59. Оценка доказательств
Статья 66. Назначение экспертизы
Статья 67. Порядок проведения экспертизы
Статья 68. Заключение эксперта

Глава 8. Приостановление производства по делу

Статья 82. Право арбитражного суда приостановить производство по делу

Глава 11. Судебные расходы

Статья 89. Состав судебных расходов
Статья 94. Выплата сумм, причитающихся экспертам, свидетелям и переводчикам
Статья 95. Распределение между лицами, участвующими в деле, судебных расходов

Раздел 2. Производство в арбитражном суде первой инстанции

Глава 15. Подготовка дела к судебному разбирательству

Статья 112. Действия судьи по подготовке дела к судебному разбирательству

Глава 16. Судебное разбирательство

Статья 115. Заседание арбитражного суда
Статья 116. Порядок в заседании арбитражного суда
Статья 117. Исследование доказательств и непрерывность разбирательства
Статья 118. Разрешение арбитражным судом заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле
Статья 120. Отложение рассмотрения дела
Статья 121. Мировое соглашение сторон
Статья 122. Окончание рассмотрения дела
Статья 123. Протокол

Глава 17. Решение арбитражного суда

Статья 124. Принятие решения
Статья 125. Вопросы, разрешаемые при принятии решения
Статья 126. Изложение решения
Статья 127. Содержание решения

Глава 18. Определение арбитражного суда

Статья 140. Вынесение определения и его содержание

Раздел 3. Производство по пересмотру решений

Глава 20. Производство в апелляционной инстанции

Статья 153. Порядок рассмотрения дела в апелляционной инстанции
Статья 155. Пределы рассмотрения дела в апелляционной инстанции
Статья 157. Полномочия апелляционной инстанции

Глава 21. Производство в кассационной инстанции

Статья 161. Право кассационного обжалования

Глава 23. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу

Статья 192. Основания пересмотра

Раздел 5. Производство по делам с участием иностранных лиц

Статья 215. Судебные поручения

Гражданский процессуальный кодекс РФ

Раздел 1. Общие положения

Глава 1. Основные положения

Статья 2. Задачи гражданского судопроизводства
Статья 6. Состав суда при рассмотрении гражданских дел и коллегиальность в осуществлении правосудия
Статья 9. Гласность судебного разбирательства
Статья 13. Обязательность решения, определения и постановления суда
Статья 14. Осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон

Глава 2. Состав суда, отводы

Статья 16. Порядок разрешения вопросов судом
Статья 17. Отвод судьи, прокурора и других участников процесса
Статья 20. Основания для отвода прокурора, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания
Статья 22. Заявления об отводах

Глава 3. Подведомственность

Статья 25. Подведомственность гражданских дел судам

Глава 4. Лица, участвующие в деле

Статья 30. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Глава 6. Доказательства

Статья 49. Доказательства
Статья 50. Обязанность доказывания и представления доказательств
Статья 51. Судебные поручения
Статья 53. Относимость доказательств
Статья 54. Допустимость доказательств
Статья 55. Основания освобождения от доказывания
Статья 56. Оценка доказательств
Статья 57. Обеспечение доказательств
Статья 63. Письменные доказательства
Статья 64. Порядок истребования и представления письменных доказательств
Статья 65. Обязанность представления в суд письменных доказательств
Статья 67. Возвращение подлинных документов7
Статья 68. Вещественные доказательства
Статья 69. Порядок истребования и представления вещественных доказательств
Статья 70. Обязанность представления вещественных доказательств
Статья 74. Назначение экспертов судом
Статья 75. Порядок проведения экспертизы
Статья 76. Обязанности и права эксперта
Статья 77. Заключение эксперта
Статья 78. Оценка судом заключения эксперта

Глава 7. Судебные расходы

Статья 79. Судебные расходы
Статья 83. Цена иска
Статья 86. Издержки, связанные с рассмотрением дела
Статья 87. Суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и переводчикам
Статья 88. Взыскание со сторон сумм, подлежащих выплате свидетелям и экспертам
Статья 89. Выплата сумм, причитающихся свидетелям, экспертам и переводчикам
Статья 90. Распределение судебных расходов между сторонами

Глава 10. Судебные извещения и вызовы

Статья 106. Судебные повестки

Раздел 2. Производство в суде первой инстанции

1. Исковое производство

Глава 14. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству

Статья 142. Действия судьи по подготовке дела к судебному разбирательству

Глава 15. Судебное разбирательство

Статья 144. Судебное заседание
Статья 145. Председательствующий в судебном заседании
Статья 146. Непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства
Статья 148. Порядок в судебном заседании
Статья 149. Меры, применяемые к нарушителям порядка в судебном заседании
Статья 150. Открытие судебного заседания
Статья 154. Объявление состава суда и разъяснение права отвода
Статья 160. Последствия неявки в судебное заседание свидетелей или экспертов
Статья 161. Отложение разбирательства дела
Статья 163. Разъяснение эксперту его прав и обязанностей
Статья 164. Начало рассмотрения дела по существу
Статья 167. Установление порядка исследования доказательств
Статья 175. Исследование письменных доказательств
Статья 177. Заявление о подложности документа
Статья 178. Исследование вещественных доказательств
Статья 179. Осмотр на месте
Статья 180. Допрос экспертов
Статья 181. Дополнительная и повторная экспертиза
Статья 184. Окончание рассмотрения дела по существу

Глава 16. Решение суда

Статья 191. Вынесение решения
Статья 192. Законность и обоснованность решения

Глава 17. Приостановление производства по делу

Статья 215. Право суда приостановить производство
Статья 216. Сроки приостановления производства

Глава 21. Протоколы

Статья 227. Содержание протокола

2. Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений

Глава 22. Общие положения

Статья 232. Порядок рассмотрения дел, возникающих из административно-правовых отношений

3. Особое производство

Глава 26. Общие положения

Статья 246. Порядок рассмотрения дел особого производства

Глава 29. Признание гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным

Статья 260. Назначение экспертизы для определения психического состояния гражданина
Статья 263. Признание гражданина дееспособным

Раздел 3. Производство в кассационной инстанции

Глава 34. Обжалование и опротестование решений суда

Статья 282. Право кассационного обжалования и опротестования решения

Глава 35. Обжалование и опротестование определений суда

Статья 318.8. Рассмотрение дела судом апелляционной инстанции
Статья 318.9. Полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы

Раздел 4. Пересмотр решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу

Глава 37. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу

Статья 333. Основания пересмотра

Раздел 5. Исполнительное производство

Глава 38. Общие положения

Статья 367. Расходы по исполнению решения

Глава 39. Исполнение решений в отношении граждан

Статья 373. Оценка имущества должника

Раздел 6. Гражданские процессуальные права иностранных граждан и лиц без гражданства. Иски к иностранным государствам, судебные поручения и решения иностранных судов. Международные договоры

Статья 436. Исполнение судебных поручений иностранных судов и обращение судов РСФСР с поручениями к иностранным судам

Ваш вопрос менеджеру закрыть →×
Ваше имя*
Контактный телефон*
Электронная почта
 
Отправить сообщение
Текст сообщения*
Идет отправка..