Разумная достаточность квалификации переводчиков. | группа компаний Открытый мир

Главная страница » Услуги перевода » Полезная информация по переводам » Разумная достаточность квалификации переводчиков.

Разумная достаточность квалификации переводчиков.

Сотрудничество с судебно-переводческими организациями как способ разрешения проблем нотариального перевода

Предыдущее изложение разоблачает миф об использовании присяжных переводчиков как об абсолютном благе, поскольку данный институт не удовлетворяет требованиям юстиции, в том числе нотариата, по показателям (б) и (в) (см. выше), а именно разумной цены услуг и физической доступности переводчиков. Зато, по заявлениям самих этих переводчиков, они превосходно справляются с требованием (а), обладая непревзойденной специальной квалификацией или компетенцией.

 

Стремление к наивысшей квалификации (компетенции) работника носит черты перфекционизма – безудержной оптимизации, имеющей целью идеальный результат – характерный для западной цивилизации и чуждый России. Известно, например, что в Германии необходимо пройти длительный срок обучения для того, чтобы претендовать на должность горничной отеля или коменданта здания (!). Разумная достаточность выступает в качестве реальной альтернативы перфекционизма, который несостоятелен уже по причине ограниченности человеческой рациональности. Прикладным вариантом применения принципа разумной достаточности в математике является хорошо известный метод оптимизации систем (достижения экстремума) одновременно по совокупности многих параметров (факторов) при условии, что полученный результат не оптимален ни по одному из них в отдельности.

 

Излишняя квалификация переводчика в отдельных случаях может парадоксальным образом привести к негативному результату. В практике автора был случай, когда перевод постановления о привлечении в качестве обвиняемого лица даргинской национальности (имеющего только среднее образование) был поручен носителю даргинского языка с таким же образованием, а обвинительное заключение по тому же уголовному делу с русского на даргинский язык перевел профессор филологии даргинского языка. Профессор оказался для обвиняемого сверхквалифированным, он счел его перевод неправильным и невразумительным, в отличие от понятного ему перевода, выполненного «неквалифицированным» переводчиком. В этом примере несоблюдение принципа разумной достаточности поставило под угрозу саму цель судебного перевода: обеспечение конституционного права граждан знать, что им инкриминируют.

 

Выше было доказано, что достаточность компетентности переводчика применительно к нотариальной практике определяется характером переводимых им документов. Чтобы установить необходимые уровни компетенции переводчиков, проведем типизацию таких документов.

 

Тип A – простые документы: свидетельства о рождении, крещении, браке, смерти, справки о семейном положении, справки о несудимости, сертификаты, водительские удостоверения, паспорта, медицинские справки без специальной терминологии, виды на жительство, повестки, апостили (при их отдельном переводе), таможенные декларации, коносаменты, личные документы – частные письма, школьные документы (аттестаты, табели успеваемости, свидетельства об окончании и т.п.), документы о высшем образовании (дипломы об образовании, о присвоении ученых степеней), академические справки, рекомендательные письма, почетные грамоты, биографии, прочие официальные документы.

 

Внутри этого типа можно выделить совсем простые краткие документы на 1–2 стр. (паспорта, свидетельства и т.п.).

 

Тип Б – специальные документы: медицинские эпикризы, медицинские справки, содержащие специальную терминологию, решения судов, доверенности, судебные протоколы, прочие процессуальные документы, уставы предприятий, документы, содержащие научно-техническую терминологию, завещания, речи, материалы конференций и т.п.

 

Наш 10-летний опыт работы по выполнению письменных переводов с последующим нотариальным свидетельствованием подписи переводчика указывает на то, что до 90% оборота составляют краткие документы типа А. Такая работа сравнительно проста и с учетом того обстоятельства, что формы документов являются типовыми, доступна даже не профессиональному переводчику, а носителю иностранного языка со средним или высшим национальным образованием с владением русским языком на уровне чуть выше среднего. Подобные лица могут быстро овладеть нужными навыками и выпускать переводы документов высокого качества после небольшой стажировки в судебно-переводческой организации. Перевод документов типа А могут также легко освоить профессиональные переводчики иных языков, овладев весьма ограниченным набором потребных для этого лексических единиц. Такой уровень квалификации переводчиков для нотариальных целей в случае документов типа А удовлетворяет требованию разумной достаточности и устраняет потребность в дорогостоящих масштабных мероприятиях по изменению российского отраслевого законодательства и учреждению института присяжных переводчиков.

 

С учетом изложенных выше доводов и во взаимодействии с авторитетными отечественными судебно-переводческими организациями, бюро или агентствами переводов, задача проверки компетенции переводчика нотариусом может быть без труда решена способом, предложенным президентом Союза переводчиков России Л.О. Гуревичем: аутентичность перевода документа, выполненного переводчиком – сотрудником переводческой организации в порядке служебного задания, может считаться подтвержденной фактом наличия трудовых отношений переводчика и бюро или агентства переводов (если последние пользуются доверием нотариуса. – А.В.). В этом случае нотариусу перед совершением соответствующей надписи достаточно проверить документы, удостоверяющие личность переводчика, выданные ему работодателем[30]. Этот метод давно апробирован и принят судебно-следственными органами РФ, перед которыми задача проверки компетенции переводчика ставится в форме, намного более ригористичной, чем перед нотариусами.

 

Удостоверение переводчика или судебного переводчика, выдаваемое ему агентством или судебно-переводческой организацией, можно считать средством сертификации переводчика и выполненных им переводов по английской схеме (см. выше, гл. 2 настоящей статьи). Весьма вероятно, что с ростом авторитета переводческих организаций удельный вес переводов документов с корпоративной сертификацией в общем объеме документов, представляемых юридическими и физическими лицами в различные инстанции, будет расти.

 

Наконец, обращение к судебно-переводческим организациям облегчает задачу обеспечения в случае необходимости физической явки переводчика в место совершения нотариальных действий. Переводчик может быть сертифицирован описанным выше образом и удостоверять свою компетенцию путем предъявления служебного удостоверения.