Проблематика и практика судебного перевода цыганского языка по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков

 Федеральный журнал "НАРКОКОНТРОЛЬ" №1 2012, стр. 31 - 33.

Статья посвящена рассмотрению особенностей перевода цыганского языка при расследовании уголовных дел о наркопреступлениях, совершенных лицами цыганской национальности.

Вопросы языка в уголовном судопроизводстве ре­гламентируются ст. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ), согласно которой в нашей стране уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке. При этом участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъясне­но и обеспечено право делать заявления, давать объ­яснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Статья 59 УПК РФ определяет судебного переводчика как лицо, привлекаемое к участию в уголовном су­допроизводстве, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

Участие переводчика, как показывает практика, тре­буется по многим уголовным делам о наркопреступлениях. Результаты проведенного автором анализа использования услуг переводчиков органами наркоконтроля й 2003-2011 гг. показывает следующую пропорцию за­просов на услуги переводчиков для участия в следственных действиях:

1.  Цыганский язык различных диалектов — 80%.

2. Языки Дагестана — 12%.

3. Вайнахские языки — 5%.

4. Другие языки России и стран СНГ — 3%.

Как видно из этой статистики, наиболее востребо­ванными являются переводчики со знанием диалектов цыганского языка.

В цыганском языке существуют многочисленные ди­алекты, существенно различающиеся друг от друга: руска рома, влашский, ловарьский, крымский, кэлдерар-ский (котлярский) и др. В России и странах СНГ наиболее распространен диалект русских цыган «руска рома» Всего специалисты выделяют 33 разновидности цыганского языка.

Указанное явление обусловлено преимущественно кочевым образом жизни, свойственным цыганскому на­роду. Поскольку миграционные пути цыганских этнических групп проходили по территориям разных государств, формировались разные диалекты под окружающие языки.

Так, в цыганском языке имеются заимствования из персидского (фарси), армянского, греческого, румынского, немецкого, польского, украинского, русского и ряда других языков.

Некоторые цыганские этнические группы исполь­зуют письменность, созданную на основе алфавитов, распространенных в странах их компактного проживания. Таким образом, общего для всех цыган языка не существует.

Помимо языкового разнообразия, обусловленного наличием множества диалектов цыганского языка, пере­водчики (и следователи) сталкиваются с проблемой негра­мотности значительного числа цыган, которые не могут писать ни на своем родном, ни на русском языках. Такое положение частично обусловлено тем, что письменность северорусского (московского) диалекта языка рома, ад­министративно назначенного языком всех отечествен­ных цыган (письмо Народного комиссариата просвеще­ния СССР от 10 мая 1927 г. № 63807), существует в нашей стране всего три четверти века и самими цыганами использовалась и используется далеко не всегда. Письменность ловарьского диалекта цыганского языка в Рос­сии разработана только в 1999 г., но до сих пор на ее основе не создан школьный курс языка.

К этому добавляется еще одна проблема — убежден­ность цыган в том, что переводчик в уголовном процессе — это помощник враждебного им государства, кото­рый облегчает вынесение цыганам обвинительных заключений предварительного следствия и приговоров судов.

Названные обстоятельства зачастую крайне затруд­няют возможность реализации требований уголовно-процессуального закона по обеспечению конституци­онных прав и свобод граждан цыганской национально­сти — участников уголовного процесса — на полноценный перевод.

В результате право обвиняемых и подсудимых цыган знать, в чем их обвиняют, может быть обеспечено наи­худшим образом по сравнению с другими народами Рос­сийской Федерации, а органы правопорядка встречают­ся с наибольшими трудностями в отношении судебного перевода в уголовных процессах с участием лиц цыганской национальности.

Под давлением этих трудностей следствие иногда вынуждено идти на сделку с подозреваемыми и обвиня­емыми, переквалифицируя деяния цыган в обмен на их отказ от требований предоставления переводчика цы­ганского языка.

Автором настоящей статьи на основе многолетне­го опыта решения вопросов обеспечения перевода с цыганского языка установлен ряд особенностей цыган­ского перевода в уголовном процессе, общих для всех цыганских диалектов, что позволяет дать некоторые практические рекомендации как для переводчиков, так и для сотрудников правоохранительных органов, в производстве которых находятся уголовные дела о наркопреступлениях.

1. Цыганский язык — это во многом язык-шифр. Цыгане, особенно криминализированные, рассматривают его в качестве естественного шифра, средства защиты от нецыган — «гаджё» и от правоохранительных органов.

Перевод с диалектов цыганского языка требует от переводчика недюжинной гибкости, контекстуальной интуиции и даже психологизма в понимании того, о чем идет речь.

Например, цыгане часто используют слово «кова» («любая вещь») для обозначения чего-либо. Здесь задача переводчика заключается в выяснении по контексту того, что же имеется в виду. Данным словом можно обо­значить как дверь, окно, бытовые предметы, так и нарко­тическое или психотропное вещество. Задача переводчика — установить истинный смысл высказывания, чтобы не совершить ошибку.

У цыган также есть слово «драб», имеющее двойное значение, — это либо лекарственное средство, либо пси­хотропное или наркотическое вещество. Передача смысла на русском языке тоже зависит от контекста. Опытный переводчик может его сразу определить. Естественно, если речь идет о болезни, это лекарственное средство. Например: «драба накхэстыр» («лекарство, капли от носа»), но, когда мы сталкиваемся с таким словосочетанием, как «парно драб», — здесь уже все ясно и говорится о «белом», т.е. героине1.

Нельзя ограничиваться лишь словом «драб» для обо­значения психотропного или наркотического вещества. В разных диалектах это может быть и «хинди», «диляри-мо», «коворо». Часто цыгане шифруют понятия и вместо прямого определения наркотиков употребляют, например, слово «хабэ» («еда»). Аналогично, «халаты, одежда». И здесь переводчику необходимо обратить особое внимание на контекст.


Опыт показывает, что самые квалифицированные переводчики цыганского языка — это люди, которые вы­росли в культуре цыганских традиций и обычаев, для ко­торых цыганский язык является родным, т.е. этнические цыгане — ромы. Именно они способны обеспечить адек­ватность осуществляемого перевода.

2 Неоднозначность синонимики и культурное мно­гообразие. Пример: для обозначения денег у цыган су­ществуют три разных слова: «ловэ», «хашталя», «ястря». Машины (автомобили) часто обозначаются словом «ур-дэнорэ» — «повозочки». В связи с этим для правильно­го перевода на русский язык важно вникнуть в контекст.

В судебно-переводческой практике бывают проблемы и с произношением при устном переводе, так как москов­ский говор отличается, например, от южнороссийского.

Этнокультурные и лингвистические различия в языках цыган настолько велики, что они зачастую сами не понимают друг друга. В связи с этим представители различных цыганских этнических групп в случае контактов между ними говорят друг с другом чаще всего на языке, который знают оба, в частности, в России — на русском.

Таким образом, проблематика судебного цыганского перевода во многом обусловлена отсутствием этнокуль­турного единства цыган и, зачастую, их неграмотностью.

Практика обеспечения судебных переводов показывает, что адекватный судебный перевод в уголовном процессе способен выполнить только опытный переводчик, предпочтительно ромского происхождения, который, по­мимо формального знания цыганского языка или диалекта, включен в цыганский социум и является носителем цы­ганского самосознания.

Винников А.В.,

директор судебной экспертно-переводческой

организации 000 "Открытыймир», кандидат

технических наук (г. Ростов-на-Дону)

Адрес: office@otkrmir.ru

1  Аналогию можно найти и в английском языке. Там вместо слова medicine («медикаменты») часто используется слово drug, или drugs («лекарственное средство» либо «психотроп­ное вещество» или же «наркотическое средство»).

 

 Федеральный журнал "НАРКОКОНТРОЛЬ" №1 2012, стр. 31 - 33.

Ваш вопрос менеджеру закрыть →×
Ваше имя*
Контактный телефон*
Электронная почта
 
Отправить сообщение
Текст сообщения*
Идет отправка..