Трудности официального перевода: достоверность никому не нужна?

Трудности перевода


Аннотация: 
Определено сходство и различия в переводе с русского и на русский язык  в миграционном и уголовном процессе. Критика отношения нотариата России к переводческим организациям. Предложены конкретные способы решения проблем устного и письменного перевода в практике ФМС РФ, а также официального перевода документов граждан,  связанные с взаимодействием органов миграционной службы с переводческими агентствами и судебно-переводческими организациями.

 
Автор:
Винников Алексей Вениаминович, кандидат технических наук, директор экспертной судебно-переводческой организации «Открытый мир», г.Ростов-на-Дону.

С проблемами соблюдения принципа национального языка судопроизводства сталкиваются все правоохранительные органы России, причем Федеральная миграционная служба – в максимальной степени. 

1. Перевод в административном производстве миграционной службы

Нами рассмотрены вопросы привлечения переводчика, судебного и полицейского перевода на этапах предварительного следствия и судебного разбирательства.
Этническая структура криминалитета такова, что  участники  уголовного процесса в Российской Федерации имеют дело, помимо русского, не с иностранными языками, а с языками народов России и стран СНГ или бывшего СССР. Поэтому судебными и полицейскими переводчиками в этих случаях  выступают  так называемые носители языка – лица, хорошо владеющие как русским языком, так и конкретным языком судопроизводства. Бремя проверки компетенции этих людей фактически ложится на судебно-переводческую организацию, сотрудниками которой они являются.
 Особенности устного и письменного перевода с русского языка и на русский язык  в административной практике  миграционной службы определяются ее функциями, связанными только с иностранцами, преимущественно выходцами из стран СНГ - не с мигрантами, а с иммигрантами, причем далеко не всегда с криминализированными представителями этносов.
Лингвистическая  структура  перевода задается соответствующей геоэтнической структурой миграции. Так, например, в последнее время на территории ЮФУ потребности миграционных служб концентрируются, в основном, на узбекском, таджикском, армянском, азербайджанском, кыргызском, английском, арабском, вьетнамском, китайском, грузинском, французском и турецком языках.
Частота обращений за языками стран СНГ значительно преобладает. Это указывает на необходимость, как и в случае уголовного процесса, привлечения непрофессиональных переводчиков, поскольку языки стран СНГ стали для нас иностранными сравнительно недавно, и соответствующие переводчики системой высшего образования не готовятся. Это допустимо, т.к. на административное производство распространяется порядок привлечения переводчика. предусмотренный  ст. 59 УПК: под переводчиком понимается лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода. 
С другой стороны, обеспечение участия переводчика в миграционном административном процессе весьма затруднено сжатыми процессуальными сроками. В силу  ст. 27.5. КоАП РФ, срок административного задержания не должен превышать трех часов, за исключением некоторых случаев, когда имеются достаточные основания считать необходимым и соразмерным для обеспечения производства по конкретному делу об административном правонарушении подвергнуть лицо административному задержанию на срок не более 48 часов. Обеспечение явки переводчика подчас экзотического для России языка в место производства административных мероприятий в весьма короткие сроки (обычно в течение 1-1.5 часо'в) составляет проблему, стоящую перед органами ФМС РФ.  
На практике она решается путем установления договорных отношений соответствующего территориального управления ФМС России с одной из коммерческих судебно-переводческих организаций, которая берет на себя ответственность за своевременную явку и специальную компетенцию переводчика языка, необходимого в каждом конкретном случае. Часто в качестве механизма выбора подрядной судебно-переводческой организации органы ФМС используют положения Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" от 21 июля 2005г. №94-ФЗ, т.е. проведение конкурсов, тендеров и т.п. Это не совсем корректно с точки зрения правоприменения, поскольку потребность в переводе (полицейском, судебном) в случаях, предусмотренных КоАП РФ, возникает не для удовлетворения государственных и муниципальных нужд, как прописано в Законе №94-ФЗ, а с целью соблюдения прав человека, в данном случае задержанного сотрудниками ФМС РФ или соискателя статуса вынужденного переселенца. Такое разъяснение, относящееся, по аналогии, к полицейскому и судебному переводу в уголовном производстве, дано Письмом от 18 сентября 2007г. № 14026-ФП/Д04 Минэкономразвития РФ.              

2. Официальный письменный перевод документов граждан                         

Федеральная миграционная служба является оператором персональных данных и в массовом порядке обрабатывает личные официальные документы иностранных граждан.
Согласно п.28 Приказа Федеральной миграционной службы (ФМС России) от 3 февраля 2010 г. N 26: «Документы, составленные на иностранном языке, подлежат переводу на русский язык. Верность перевода и подлинность подписи переводчика должны быть нотариально заверены». Последнее положение продиктовано элементарным здравым смыслом. Услуги перевода с\на иностранные языки как самостоятельный вид коммерческой деятельности в России осуществляются хозяйствующими субъектами без каких бы то ни было ограничений. И это вполне оправдано.
Элементарный анализ зарубежной практики, где традиционно действуют институты присяжных, судебных, аттестованных, сертифицированных и т.п. переводчиков, допускаемых, в частности, к официальному переводу документов,  показывает, что в наше время их существование с необходимостью приводит к негативным социальным последствиям - значительному удорожанию услуг населению и перерасходу средств государственных бюджетов. Кроме того, попытки некоторых развитых государств (Великобритании, Австрии и Испании) устранить рудиментарные привилегии кланов «избранных» переводчиков с целью сокращения расходов приводят к их открытым бунтам и саботажу сотрудничества с государственными органами. 
Миф  о необходимости особо высокой квалификации переводчиков, осуществляющих официальный перевод документов, легко развеять.  В самом деле, применительно к миграционной практике речь идет о переводе простейших типовых документов: паспортов, свидетельств о рождении, браке, разводе, смерти, (не)судимости и т.п. В соответствии с принципом разумной достаточности, «высочайшая» компетенция переводчика для выполнения таких работ совсем не требуется.
Однако нельзя и оставлять достоверность перевода документов граждан для нужд  ФМС РФ совсем без контроля. Свидетельствуя верность подписи переводчика под переводом документа,  нотариус, как правило, не владеющий  языком, знание которого необходимо для перевода, не может ни проверить компетенцию переводчика, ни правильность самого перевода. Следовательно, не исключена опасность подлога документов переводчиками. На российском рынке переводов действуют  как серьезные бюро и агентства переводов, так и большое количество эпигонствующих дилетантов, усилия которых направлены в первую очередь на перевод официальных документов граждан (как на самый легкий, по их мнению, вид заработка).
Скандальным примером их «трудов» является описанный в прессе  случай, происшедший в Ростове-на-Дону, когда переводчик-маргинал в ранге индивидуального предпринимателя фабриковал заведомо ложный перевод с грузинского языка на русский язык свидетельства о рождении под диктовку клиента – грузина и был буквально схвачен за руку милицией. Совсем не обладая возможностями удовлетворения требований логики об элементарной проверке переводов, нотариат России игнорирует существование судебно-переводческих организаций, лишая себя и ФМС РФ единственной в данном случае возможности убедиться в компетенции переводчиков. Последовательное и абсурдное отрицание существования переводческих агентств и бюро  явно обусловлено инерцией законодателя.
Иррациональный страх перед «проклятой частной собственностью» доходит до того, что, под давлением органов юстиции, нотариусы запрещают простановку оттисков печатей на бумажных версиях официальных переводов, выполненных сотрудниками частных переводческих организаций. В то же время, службы ФМС резонно отказываются принимать у населения переводы документов без таких оттисков печатей.  
Эта тлеющая война отражается в первую очередь на рядовых гражданах – потребителях услуг ФМС, а также на качестве официальных переводов. Преодолеть консерватизм нашего нотариата в обозримом будущем не представляется возможным.
Новый Проект  Федерального Закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации" (опубликовано: 18 ноября 2011 г. на сайте "Российской Газеты") вновь с упорством, достойным лучшего применения, дает определение переводчика исключительно как частного лица и предусматривает возможность проверки достоверности перевода нотариусом только если последний владеет необходимым языком (!).
Отказываясь от сотрудничества с судебно-переводческими организациями  по образцу  отечественного и зарубежного уголовного судопроизводства, руководство нотариата загоняет проблему в тупик и создает перманентно конфликтную ситуацию в области официального перевода документов. В этой связи уместно попытаться решить задачу достоверности переводов, стоящую перед органами ФМС РФ, используя  иностранный опыт. В Великобритании, как и у нас, многочисленным инстанциям требуются для обработки переводы личных документов граждан. Здесь переводы классифицируются как «сертифицированные» или «нотариальные» в зависимости от назначения переводимого документа. В случае крайней необходимости и степени важности документа, верность перевода оригиналу удостоверяется просто: переводчик посещает нотариуса, и последний в его присутствии совершает аффидевит – фиксирует на переводе личную присягу переводчика в том, что он сделал правильный перевод с оригинала документа. Такой перевод называется нотариальным и стоит крайне дорого:  цена аффидевита нотариуса (до £80 + НДС)  плюс стоимость времени переводчика в пути (до £45 плюс НДС) без цены перевода документа и почтовых расходов = £125.
В условиях России даже приближаться к такому уровню цен социально безответственно. Сертифицированные переводы имеют менее строгий статус. (Наименования документов: свидетельства о браке, разводе, рождении, паспорта, академические справки, официальные свидетельства из школ, больниц, доверенности, контракты и т.п.). Переводческая организация выполняет перевод, присваивает ему регистрационный номер, заверяет собственной печатью и надписью, содержание которой подтверждает, что  перевод сделан квалифицированным переводчиком, штатным сотрудником профессиональной переводческой организации, что перевод верен оригиналу.
Стоимость сертифицированных переводов, в отличие от нотариальных, находится в разумных пределах. В обоих случаях ответственность за заведомо ложный или неверный оригиналу перевод ложится либо на переводчика лично (но не на нотариуса), либо на юридическое лицо – фирму, в которой работает переводчик. Применяя механизм корпоративной сертификации переводов, можно избежать конфронтации с нотариатом и обеспечить социально доступные для населения России цены на услуги официального перевода. Во исполнение данного предложения, ФМС РФ было бы целесообразно аккредитовать при себе наиболее надежные судебно-переводческие организации и легализовать прием сертифицированных ими переводов документов граждан.

3. Перевод для вынужденных переселенцев

В ситуациях допроса сотрудниками ФМС беженцев, претендующих на получение статуса вынужденных переселенцев, на первый план выходят соображения преодоления культурно-речевых порогов между допрашиваемым, допрашивающим и переводчиком и обеспечение их взаимного понимания. Эти три участника дискурса обычно принадлежат к совершенно различным культурно-лингвистическим общностям, в которых многие представления и нормы существенно отличаются друг от друга. В таком контексте переводчик переводит не слова, а является связующим звеном культур, общественных и правовых систем. Чтобы понимать клиента, переводчик должен учитывать еще и его невербальное поведение. А для этого ему необходимо знать невербальную коммуникацию и отличия невербального поведения конкретной этнической общности. Часто культурно-социальные проблемы судебного перевода берут начало из религиозных верований и практик собеседников судебных переводчиков. Например, соискатель убежища из Африки может заявить, что спасается от колдовства соседа, в результате которого умерли многие члены его семьи и он сам – следующий. В некоторых областях Африки преобладает матриархат. Отчества гражданам дают по имени по матери. Могут встретиться языковые проблемы: в некоторых странах применяются, помимо государственных языков, языки и диалекты весьма ограниченного пользования. Государственными языками стран своего происхождения люди могут не владеть. Есть диалектические отличия в произношении и лексике от языков бывших метрополий (например, английского и французского). Иммигранты – беженцы находятся в неблагоприятной материальной и тяжелой моральной ситуации. Само по себе состояние безвозвратной эмиграции из родной страны – одно из самых больших несчастий, которые могут выпасть на долю человека. Эти люди могут оказаться в подавленном состоянии, проявлять раздражительность и подозрительность к допрашивающим их сотрудникам миграционной службы и переводчикам. Положение последних двух объективно значительно выгоднее, к тому же их позиции сильнее, как у представителей власти. Для выравнивания  диспозиции допроса наилучшим вариантом является выбор переводчика из числа соотечественников мигранта. Прикладными инструментами работы устного переводчика с беженцами в службах ФМС должны стать:- способность объяснить и обеспечить понимание клиентом абстрактных понятий права, иногда ради этого упростить свою речь.  - способность завоевать доверие обеих сторон допроса путем использования речевых и неречевых средств общения и соблюдения ряда морально-этически норм:

1. Конфиденциальность. Переводчик хранит в тайне и не разглашает ставшую ему известной из уголовного процесса информацию. При необходимости, гарантирует это сторонам процесса. Переводчик не передает лицу, производящему допрос, и иным лицам,  информацию о допрашиваемом, которая стала ему известна из иных источников (вне допроса, -  например, о правдивости или недостоверности показаний подозреваемого. Аналогично, переводчик не передает допрашиваемому лицу информацию о допрашивающем, ставшую ему известной иным образом.

2. Нейтралитет. Переводчик заботится только о качестве перевода, не обращая внимания на позиции сторон. В противном случае стороны могут дать ему отвод. Переводчик не отдает предпочтения ни одной из сторон процесса. Он обеспечивает им свободное выражение, не выражая своего мнения ни прямо, ни косвенно. Переводчик не обсуждает с одной стороной другую сторону, давая ей унизительные или насмешливые характеристики, не выражает жестами или мимикой своего неодобрения высказываний одной из сторон. Переводчик оповещает другую сторону, если он может оказаться под влиянием высказываний противоположной  стороны, которые нарушили бы его нейтралитет (из стыда, страха и т.п.). В этом случае назначается другой переводчик.Отвод переводчика производится при сомнении в его беспристрастности, например, если он состоит в дружеских или родственных связях с допрашиваемым, является его уполномоченным представителем, был или находится в служебных или иных близких отношениях с ним или со связанными с ним лицами о организациями. 

3. Точность и полнота перевода. Переводчик старается перевести высказывания точно и полно, а по возможности также передать эмоции и культурные отношения. Переводчик не искажает и не дает личных оценок переводимым высказываниям. Он объясняет собеседнику значение невербальных средств коммуникации, которые были использованы, если они имеют значение для смысла высказываний, воздерживаясь от роли эксперта и от оценок достоверности высказываний сторон. Переводчик передает, в том числе, неприятные для него высказывания – ругательства, нецензурные и кощунственные выражения и т.п. Не обязательно при этом воспроизводить фонетические подчеркивания или эмоциональные оттенки речи. Переводчик старается сохранять выбранный участником процесса стиль высказываний: формальный, неформальный); при затруднении понимания просит повторить. Переводчик предупреждает говорящего об отсутствии эквивалентов перевода его высказываний с тем, чтобы он видоизменил их.

4. Профессионализм. Переводчик обязан знать границы своей роли и не преступать их, информировать о них остальных участников процесса, не вмешиваться в беседу и не принимать на себя чужие роли: допрашивающего, секретаря и т.п.), не допускать личных комментариев и мнений при переводе, не отвлекаться (например, на телефонные разговоры), работать только в рамках своей компетенции, сообщать допрашивающему, если его компетенции не хватает, готовиться к работе надлежащим образом. Переводчик может потребовать предоставления нужной ему информации по делу, указывать на допущенные им самим ошибки в рамках самоконтроля.

5. Тактичное поведение. Переводчик ведет себя тактично по отношению к прочим участникам процесса для поддержания уважительной обстановки. Например, не смеется при допрашиваемом без объяснения причиныСудебно-переводческая организация, сотрудничающая с соответствующим территориальным органом ФМС, может и должна подобрать и провести первичную юридическую подготовку устных переводчиков для допросов беженцев. 

4. Выводы 

1.Перевод в системе миграционной службы  имеет важные особенности: срочность оказания услуг; работа в основном с некриминальными иностранными гражданами; работа с  беженцами как особым контингентом; большой объем письменного перевода документов граждан для переработки органами ФМС.

2. Основными проблемами письменного и устного перевода в системе миграционной службы  являются следующие:- обеспечение достоверности официального перевода документов иностранных граждан на русский язык;- подбор устных переводчиков для нужд ФМС, проверка их компетенции и обеспечение своевременной явки для производства административных действий с иностранцами;- специальная подготовка переводчиков для обслуживания соискателей статуса вынужденного переселенца;

3.Все перечисленные проблемы  перевода решаются путем сотрудничества с авторитетными судебно-переводческими организациями, например, посредством их аккредитации при территориальных управлениях ФМС России. 






Ваш вопрос менеджеру закрыть →×
Ваше имя*
Контактный телефон*
Электронная почта
 
Отправить сообщение
Текст сообщения*
Идет отправка..